Лукашенко бросил перчатку Путину

UDF.by

Россия срезала поставки нефти, Минск в ответ грозит урезать интеграцию. Формально Александр Лукашенко обратился с претензиями к союзному чиновнику, но на самом деле это вызов непосредственно Кремлю. Белорусский официальный лидер долго проявлял не слишком свойственное его натуре ангельское терпение, избегая давать политические оценки очередному нефтегазовому конфликту с Москвой. Но 20 сентября, встретившись в Минске с госсекретарем Союзного государства Григорием Рапотой, высказался по полной программе. Удар под дых мог санкционировать только Кремль «Мы телепаемся (иначе не скажешь) и уже несколько месяцев не можем договориться по цене на газ. В связи с этим Россия снизила поставки нефти в Беларусь. Мы это воспринимаем как давление на Беларусь, но давления я не потерплю, и белорусы тоже», — с пафосом обрисовал суть коллизии Лукашенко. В июне пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков уверял, что «это чисто коммерческий спор». Теперь в очередной раз раскрылся секрет полишинеля: даже в, казалось бы, чисто экономических отношениях заклятых союзников политики зачастую больше, чем собственно экономики. Не слишком убедительна версия некоторых аналитиков, что газовые переговоры блокирует прежде всего злой гений российского вице-премьера Аркадия Дворковича (который, надо признать, давно заметен стремлением дожать белорусского партнера — например, по пресловутым «пяти интеграционным проектам»). Да, именно устами Дворковича было объявлено, что с третьего квартала поставки нефти в Беларусь сокращаются в наказание за то, что с начала года белорусские облгазы платят за тысячу кубов российского газа лишь по 73 доллара вместо положенных по контракту 132. В итоге нефтяные поставки в июле были урезаны на 37,6%, что ударило по доходам Беларуси от нефтепереработки (эксперты прикинули, что бюджет потеряет 200 млн долларов только за третий квартал). Но такой удар под дых союзнику мог быть санкционирован только Кремлем. Владимир Путин давно в курсе проблемы и прекрасно представляет, сколь она болезненна для белорусского коллеги. Два президента уже вели с глазу на глаз разговор о цене на газ, когда российский руководитель прилетал в Минск на Дни Москвы в начале июня. Тогда развязку вопроса делегировали министрам, но дело забуксовало. Зря поднимали в Рио российский триколор? 12 сентября, давая вице-премьеру Владимиру Семашко поручение за два дня решить газовый спор, белорусский президент обмолвился, что хотел бы, встретившись с Путиным на саммите СНГ в Бишкеке, обсудить «какие-то вопросы в целом по белорусско-российским отношениям». Лукашенко: переговоры по газу уже стали темой кухонных разговоров Спешность поручения, видимо, и объяснялась тем, что Лукашенко хотел иметь на руках к отлету на саммит некий согласованный пакет нефтегазовых договоренностей. Но не срослось. Семашко, возивший в Москву аж три варианта газового ценообразования, вернулся (да, от того же Дворковича!) не солоно хлебавши. О каком-то диалоге двух президентов в Бишкеке не сообщалось. То есть весьма похоже на то, что белорусских партнеров, грубо говоря, продинамили. И это выглядит особенно обидно, если считать истинной версию, что за скандальным выносом российского флага белорусским функционером на Паралимпиаде в Рио стоял расчет Минска на благодарность России и в экономическом аспекте. «Какая доходность Беларуси от этого?» Тем временем стало известно, что Россия намерена и впредь держать Беларусь на голодном нефтяном пайке. Представитель «Транснефти» Игорь Демин сообщил, что в третьем квартале на белорусские НПЗ будет поставлено 3,5 млн тонн нефти, в четвертом — 3 млн тонн. То есть к концу года станут давать только по миллиону тонн в месяц, при том что «до войны» давали почти по два. Вероятно, эти плохие новости и переполнили чашу терпения Лукашенко. Теперь он обостряет игру, публично выводит конфликт на политический уровень и грозит Кремлю «ответкой» на интеграционном фронте. Попутно белорусский президент в разговоре с Рапотой попенял на то, что при поставках в Россию ставятся искусственные преграды некоторым белорусским товарам, особенно продуктам. Да и вообще выгода от торговли с восточной соседкой скукожилась: «…Мы начали поставлять в Россию большие объемы, но по ценам наполовину ниже. Какая доходность Беларуси от этого? Практически никакой». Правда, суть последней претензии не вполне ясна. Ведь цены, по идее, определяет рынок. Невыгодно продавать там, продавайте в другом месте. Но в других местах, несмотря на программу диверсификации экспорта, у белорусских производителей не очень получается. Слишком уж завязались на рынок восточной соседки в эпоху расцвета «братской интеграции». Рикошетом по интеграции Теперь же к интеграции, в том числе уже и евразийской, у Минска много вопросов. Лукашенко заявил об этом Рапоте открытым текстом. Более того — прозрачно намекнул, что Минск может серьезно редуцировать свое участие в проектах Союзного государства и ЕАЭС. «То, что я сказал, ни в коем случае не означает, что мы будем в каком-то плане сворачивать интеграционные проекты, но свое участие в этих проектах мы будем оптимизировать. Я дал такое распоряжение правительству и Администрации президента», — как всегда, микшируя «ответку», заявил Лукашенко. При этом он расшифровал одну из возможных мер относительно Евразийского союза: «Если так будет продолжаться — зачем нам там держать кучу чиновников? Там, по-моему, уже около тысячи в так называемом правительстве в ЕАЭС. И какой результат? Зачем платить деньги на содержание в Москве высококлассных специалистов?» Чтобы вы четче поняли, кто был действительным адресатом этих месседжей, стоит подчеркнуть, что евразийский проект выпестовал лично Путин. По замыслу, именно под этой вывеской Россия должна была последовательно укреплять свое влияние на постсоветском пространстве, привязывать к себе бывшие «республики-сестры». Но сестры выявили немалый прагматизм. Они равнодушны к духовным скрепам, так и норовят перевести разговор в скучную плоскость: а какая нам от этого будет доходность? Но для подмазывания интеграционного процесса субсидиями у России сейчас не лучшие времена. Ее экономические трудности наверняка стали одной из причин той скупости, которая вылезла наружу в споре вокруг газа. У Минска, по мнению не только чиновников, но и независимых белорусских экспертов, есть серьезные резоны, чтобы настаивать на снижении газовой цены. Ведь для европейских потребителей она в связи с удешевлением нефти снизилась в большей степени. Нынешняя формула цены для Беларуси витиевата и непрозрачна. К тому же Москва в свое время обещала переход к равнодоходным ценам. Месть за внешнюю политику? Впрочем, у экспертов есть серьезные подозрения, что Москва упорствует в вопросе газовой цены и к тому же больно наказывает за недоплату не только по банальным экономическим соображениям или по причине зашкаливающей скаредности. Весьма похоже на то, что здесь белорусскому руководству аукается и отказ разместить российскую авиабазу, и усиление западного вектора внешней политики, и дружеские отношения с «киевской хунтой». Помните, в конце августа московский «КоммерсантЪ» слил инфу, что газовое соглашение практически готово, причем Москва пошла на серьезные уступки. Но так совпало, что в те же дни белорусский министр иностранных дел Владимир Макей слетал в Киев на 25-летие украинской независимости — и хорошо, патетично там на тему независимости поговорил. Через какое-то время Дворкович заявил, что слухи о газовой договоренности — ложь. Белорусские аналитики предположили, что это «ответка» на киевский вояж Макея. Нынешние слова Лукашенко о давлении на Беларусь можно трактовать как косвенное подтверждение версии, что энергетическим рычагом Москва пытается понудить чересчур, с ее точки зрения, разгулявшегося на международной арене союзника к большей лояльности. Каким будет компромисс? Но Лукашенко в подобных случаях уже не раз шел ва-банк (собственно, одностороннее установление «справедливой» цены газа в начале года изначально было вызовом Москве). Вероятно, что нынешние дерзкие эскапады белорусского президента тоже принесут плоды, и Россия, не любящая публичных скандалов с союзником, в итоге пойдет на некий пакетный компромисс. Пересмотрят формулу газовой цены (хотя и не снизят до 73 долларов), возможно, дадут рассрочку на газовый долг (набежало уже 300 млн долларов, а у Минска в валютных закромах ветер гуляет), после частичной его выплаты восстановят объем нефтяных поставок. Правда, не совсем понятно, что уступит Лукашенко. Разместить авиабазу — это потеря лица и удар по отношениям с Западом. Белорусские активы во многом утратили свою привлекательность, а продавать их за копейки тоже позорно. Разве что Минский завод колесных тягачей, производящий классные шасси для ракет, россияне с руками оторвут, но «такая корова нужна самому». Однако у заклятых союзников нет другого пути, кроме как договариваться. Без Беларуси евразийская интеграция стала бы совсем ущербной. Москве также нужен здесь стратегический плацдарм. Ну а Минск без российской помощи и вовсе окажется в экономической яме. Так что через некоторое время партнеры будут в очередной раз криво улыбаться, пожимая друг другу руки перед телекамерами.

посмотреть на UDF.by