Кримська осінь старіючого Путіна

поделиться
поделиться
favourite

Мовою оригіналу

Итоги этих осенних парламентских выборов для России по-настоящему аукнутся не завтра или послезавтра, но неизбежно больно и трагично. Страна потеряла один из последних призрачных шансов на плавные изменения. А Владимир Путин, под радостный визг пропаганды, унылое безучастие оставшегося дома избирателя и беспомощную истерику либеральной оппозиции приобретает все больше черт героя классического романа Маркеса «Осень патриарха». Осень стремительно теряющего последние надежды на достойны уход из власти патриарха Путина началась «крымской весной».

Напомним, что главный герой романа Маркеса – латиноамериканский диктатор, которой правил безымянной страной на побережье Карибского моря то ли 100 лет, то ли гораздо больше. Никто точно не знает сколько, но так много, что у некоторых закрадывались сомнения в самом факте его существования. Этот же генерал – собирательный образ всех засидевшихся у власти автократов. Сюжетная линия насыщена различными событиями, часто совершенно сюрреалистичными, поскольку о жизни диктатора мы узнаем на основании различных слухов, преданий и легенд.

Властолюбивый патриарх плел бесконечную путину интриг, раскусывал заговоры, жестко подавлял всякие попытки сопротивляться. Подхалимы и спецслужбы с помощью откровенных фальсификаций создавали для генерала идеальную картину мира, где народ безропотно любит его, почитает за спасителя отечества и даже чудотворца. Постепенно он терял последние крохи адекватности, энергию и силы править, оставшись лишь со своими страхами и глухим отчаяньем. Ощущение бесконечного одиночества абсолютной власти проходит через весь роман, нарастая к его завершению.

Путин, конечно, еще никакой не старец. Напротив, он находится в золотом для политика возрасте, полон сил и энергии. Однако многие черты маркесовского патриарха просматриваются уже довольно четко. Взять хотя бы сказочно-былинный характер его образа, который так умело прорисовывает пропаганда. Порой трудно разобрать, где в официальных хрониках правда, а где – сюрреалистичная абстракция. Этот ли мужчина баловал тигрят и помогал стерхам, на его ли плечи упала миссия спасения Крыма и Донбасса от «бандеровцев», он ли нашел молодую жену, или не нашел, он ли это вообще, или его двойник. Но главное – он бесконечно любит власть и не готов поступиться малой ее толикой, не готов пожертвовать крошечной крупинкой ради будущего. После весны 2014 года он потерял всякую надежду избежать судьбы Брежнева, с которым у него, конечно, намного больше общих черт, чем с кровавым Сталиным. Для первого точкой невозврата стал Афганистан, для второго – Крым.

Тем временем страна Путина живет своим настоящим и, подобно стране маркесовского генерала, смирилась со своей участью, погружается в длительное безвременье, в осень своего патриарха. Идея торжественного марша «русского мира» ее уже не греет, ее ничто уже не греет, она просто живет, как-то «держится». Крайне низкая явка на этих выборах – это не латентные голоса против власти и не за нее, это голоса безразличия к ней и абсолютное неверие в свою способность что-то изменить. Высокий процент голосов за власть – это не ее поддержка, это страх что-то менять. Со временем держаться дальше будет все труднее, но сил пошевелиться – еще меньше.

В этой стране Крым, с которого началась осень ее патриарха, выступил в качестве заложника. С Крыма и «крымской весны», началась осень Путина, с возвращения Крыма начнется и освобождение России от наследия своего патриарха. Когда это произойдет, не знает никто. Может, через 10 лет, а может – через 100, но для того, чтобы строить будущее, нужно будет непременно избавиться от заложников из прошлого. Прощание с наследием патриарха будет болезненным. Чтобы получить многое в будущем, придется отдать еще больше в настоящем, избавиться от иллюзий и фобий империи, от паутины и пыли старости.


посмотреть на Главком