Почему я не голосовал за "Единую Россию"?

Почему я не голосовал за "Единую Россию"?

Свободная пресса

Итоги выборов очевидны. «Единая Россия» победила с сокрушительным преимуществом. Даже такой резкий критик власти как Валерий Соловей вынужден признать, что причина этой победы «не только в административном ресурсе и прочих преимуществах власти», а, в первую очередь, в осознанном выборе большинства нашего народа. И хотя Соловей несколько пренебрежительно характеризует это большинство как «тех, кто боится будущего и не готов рисковать даже крохами настоящего», факт остается фактом. «Единая Россия» не просто победила, но победила честно. А о том, что эти выборы будут честными, я вас предупреждал в прошлой колонке. http://svpressa.ru/blogs/article/156620/

Тем не менее, лично я за «Единую Россию» не голосовал. И перед выборами призывал всех, для кого значимо мое мнение, не голосовать за «Единую Россию», а голосовать за одну из партий парламентской оппозиции, лучше всего за КПРФ. Такое мое поведение может показаться несколько странным. Ведь мои оппоненты, обзывавшие меня в комментариях под прошлой колонкой «путинским прихвостнем», не так уж не правы. Я не только поддерживаю воссоединение Крыма и внешнеполитический курс Путина. Мне очень во многом нравится то, что сегодня происходит у нас в стране. Я совершенно согласен с замечательным текстом Дмитрия Ольшанского.

«Если бы русские люди в 1918, 1919, да и еще много в каких годах двадцатого века узнали, что в начале следующего столетия в России будет минимум шестнадцать лет спокойствия и тишины, будут долгие годы без голода, эпидемий, террора, вообще без смертной казни, без войн, касающихся большинства гражданских лиц, долгие годы сравнительной сытости с хлебом и мясом в каждой лавке везде и в любое время, со свободой мнений и лишь небольшими ее, свободы, ограничениями в части большой политики и массовой пропаганды, долгие годы настолько незаметные, что о правителях России почти ничего не будет известно, так как они будут скучные люди со стертой внешностью и самыми банальными именами, годы, которые будет сложно различить на фотографиях, настолько 2006-й будет, в сущности, похож на 2016-й, совсем как 1885-й и 1895-й, а интеллигенция будет недовольна, ей все будет мало, интеллигенция будет все вокруг ненавидеть, потому что, видите ли, выборы в Думу неправильные, и президент с начала столетия по сути не менялся, так только, премьером был несколько лет, и чиновники воруют, и с Америкой отношения недостаточно братские, вот и все ее претензии, - так вот, если бы русские люди двадцатого века из любого из своих страшных и голодных годов узнали бы, что дальше будет, что они нам сказали бы?
Они бы сказали: гнать взашей такую интеллигенцию.
А еще они сказали бы: Господи, какое счастье.
И еще сказали бы: живите мирно. Живите долго.
Живите за нас».

Уровень свободы высказывания в сегодняшней России беспрецедентно высок, а, возможно, и уникален. То же самое я могу сказать и об уровне массовой сытости. Он, конечно, по ряду параметров значительно ниже, чем в позднебрежневские времена, но выше, чем в хрущевские. Не говоря уже о всем остальном российском ХХ веке, что советском, что дореволюционном. Тем не менее, я не голосовал за «Единую Россию» и не собираюсь за нее голосовать. И мне мое поведение совсем не кажется парадоксальным или противоречивым.

Видеоврез (реклама)

В самом деле. Кто, собственно, голосует за «Единую Россию»? Отнюдь не просто те, которые в том или ином отношении поддерживают курс Путина или считают, что сегодня Путину нет альтернативы. За «Единую Россию» голосуют те, которые полностью доверяют Путину. Те, кто считает, что «Путин лучше нас знает, что сегодня нужно делать с нашей страной». Те, кто считает, что «Путину не надо мешать». Потому что, поверьте, дураков нет. И те, кто голосует за «Единую Россию», голосует за нее вовсе не потому, что им нравится ее программа или принятые ею законы. Те, кто голосует за «Единую Россию», в своем абсолютном большинстве отлично понимают, что ЕР, скажем так, «не совсем партия». А, скорее, «передаточный механизм», дисциплинированно реализующий политическую волю, прежде всего, Президента, а также его администрации и правительства. Так что, в этом смысле, голосование за ЕР есть не просто жест лояльности Путину, а жест доверия ему. Голосуя за ЕР, избиратель говорит, что считает ситуацию в стране нормальной. А также говорит, что отказывается от своего личного участия в политике и передоверяет свой голос и определение своей политической воли президенту Путину. В общем, в точности, как говорили о нашем народе ранние славянофилы. Что русский народ доверяет сферы политики и власти Государю, а себе оставляет сферу общества.

Что касается меня, то я лично, к сожалению или к счастью, к таким людям не принадлежу. В чем-то я нынешнюю власть поддерживаю. В чем-то критикую. Но главное даже не это. Главное то, что я не склонен ни Путину, ни кому бы то ни было доверять безоглядно. И, возможно, в тех разногласиях, которые на сегодняшний день существуют у меня с Путиным и с реализующей его курс «Единой Россией», меня можно переубедить. Но основная проблема в том, что ни президент, ни правящая партия этим переубеждением меня, равно как и других сомневающихся, не занимаются. Они даже отнюдь не всегда детально формулируют перед нами свои цели, планы и планируемые последовательности действий. Чаще они просто реализуют некую политику свершившихся фактов, ни перед кем не отчитываясь. Да и зачем, собственно, отчитываться и, тем более, объяснять причины и мотивы своих действий, когда весьма значительное большинство народа тебя поддерживает «и так».

В чем мои разногласия с действующей властью? Почти все они имеют социальный характер. Как я уже неоднократно говорил, мне категорически не нравится слишком большое социально-экономическое неравенство и относительно небольшая величина социальных выплат. Причем я готов здесь быть умеренным в своих требованиях. Я имею в виду, что социально-экономическое неравенство можно было бы терпеть, если бы уровень и качество жизни большинства были повышены хотя бы в два раза. Но при сегодняшнем уровне здравоохранения, зарплат и, особенно, пенсий, жирование олигархов, их обслуги и финансируемого ими «креативного класса» является, на мой взгляд, совершенно нетерпимым. Добавлю к этому, что лично мне особенно оскорбительным кажется низкий уровень зарплат в науке и образовании, эти зарплаты означают, что интересной работы сегодня у нас в стране попросту нет. То есть хочешь заниматься интересной работой – занимайся ей за гроши. А хочешь жить минимально прилично – изволь работать в сфере, «востребованной рынком».

И дело не просто в самом факте этих разногласий. А в том, как я уже говорил, что власть эти разногласия просто не желает обсуждать. Я вполне готов допустить, что меня можно было бы убедить и в необходимости для страны нынешнего крупного и сверхкрупного капитала, и в необходимости формирования наследственных элит, и в недопустимости пересмотра итогов ельцинской приватизации. Но власть этого разговора не ведет. Когда ты говоришь, что пенсии у нас слишком низкие и прожить на них невозможно, тебе в ответ гордо сообщают, что все хорошо, и пенсии регулярно поднимаются. Они, и правда, поднимаются. С семи тысяч до восьми и с восемнадцати тысяч до двадцати пяти. Но второе – только если ты проработал всю жизнь на одном рабочем месте, имеешь вторую группу инвалидности и достиг восьмидесяти лет. А так – с семи до восьми. За исключением депутатов и чиновников, у которых все, пардон, в десять-пятнадцать раз выше. Не могу забыть, как президента на одной пресс-конференции спросили, почему у нас цены на бензин выше мировых? А он ответил, что если цены на бензин снизить, то последствия будут очень плохими.

И вот до тех пор, пока мои разногласия с властью остаются неразрешенными, или, по крайней мере, до тех пор, пока власть рациональными аргументами не убедит меня в том, что я в этих своих разногласиях с нею неправ, я за «Единую Россию» голосовать не собираюсь. И большим утешением для меня здесь является то, что моя позиция чрезвычайно близка к официальной позиции трех парламентских оппозиционных партий – КПРФ, ЛДПР и СР. И я вовсе не считаю, в отличие от Валерия Соловья, что оппозиция на этих выборах «потерпела сокрушительное фиаско». Да, следует признать правду. Все три «думские партии» вели избирательную кампанию из рук вон плохо. Как, впрочем, и все остальные. И «Единая Россия», и так и не прошедшие в Думу «непарламентские партии». То, что мы сейчас имеем, это результат выборов, так сказать, «в чистом виде». Без политтехнологий и без мобилизации электората. То есть нынешние выборы – это как бы соцопрос. И вот в этом качестве парламентские партии получили очень неплохой результат.

Потому что тридцать с лишним процентов от пришедших на выборы против пятидесяти процентов это, конечно, поражение, но никак не «сокрушительное фиаско». Треть пришедших на выборы избирателей довольно громко сказали, что при всем уважении к действующей власти и лично к президенту, они поддерживают его отнюдь не стопроцентно, и желают пересмотра политического и экономического курса. И если это так, то значит отнюдь не все потеряно. А уж что делать дальше – это предмет отдельного разговора.

посмотреть на Свободная пресса