Уже 2 месяца у нас нет доступа к материалам дела Курченко - адвокат

Уже 2 месяца у нас нет доступа к материалам дела Курченко - адвокат

АиФ Украина

Юрий Николаевич, Вы известны своими громкими делами и знаковыми клиентами. Но история с защитой олигарха Сергея Курченко, мягко говоря, многих удивляет, учитывая события последних двух с половиной лет в Украине.

- А что тут удивительного? Я действительно являюсь адвокатом с достаточным опытом участия в громких делах и в моей профессиональной биографии есть немало подзащитных - знаковых личностей для Украины. Я защищал и защищаю министров, народных депутатов, судей. Был опыт защиты премьер-министра. Поэтому, почему не Курченко? Почему нет? Лично я не удивился, когда Сергей Витальевич обратился ко мне с просьбой о защите. Никаких законных оснований для отказа у меня не было, поскольку в принципе адвокатский долг защищать любого обратившегося за помощью гражданина Украины. Тем более, что у меня много вопросов по поводу процессуальной обоснованности виновности Сергея Курченко. На основе имеющейся скудной информации которую я смог получить, надлежащее обвинение моему клиенту отсутствует.

На каком основании Вы это утверждаете? Разве нет в этом противоречия: Ваше утверждение об отсутствии обвинения и тут же заявляете о скудности полученной информации? Ведь все в Украине убеждены в обратном...

- Позвольте предвосхитить продолжение Вашего вопроса. Понимаю, что дальше Вы будете повторять заезженные штампы о Сергее Курченко. Но всё дело в том, что публичные обвинения не имеют ничего общего с процессуальной доказанностью, обязательной в соответствии с Конституцией Украины.

Основная задача адвоката добиться соблюдения законности в отношении подзащитного и не допустить процессуального беспредела. Конституция Украины освобождает сторону защиты от доказывания невиновности. Наоборот, прокуратура должна надлежащим образом доказывать обвинение моему клиенту и его виновность может быть установлена только законным решением суда, вступившим в силу.

Я абсолютно не хочу обелять моего подзащитного. Как говорил один известный персонаж в фильме «Белое солнце пустыни»: «Мне за державу обидно». Хочется чтобы Украина стала по настоящему, а не на словах, правовым государством.

И вот здесь я буду вынужден Вас разочаровать, поскольку сталкиваюсь к сожалению с явным беззаконием в этом безусловно непростом деле.

Прежде всего, защита Сергея Курченко уже два месяца не может получить доступа к материалам производства. Причиной этого является незаконное требование прокуратуры о необходимости легализации договора о правовой помощи. Договор был заключен в полном соответствии с законодательством Украины, на украинском языке и не требует никакой легализации. Кстати, по закону об адвокатуре и адвокатской деятельности я не обязан разглашать данные о клиенте: где я с ним договорился и как – это составляет адвокатскую тайну, охраняемую законом.

Реализуя гарантированные процессуальные права, защита подала следователю и прокурору ходатайство, в соответствии со статьей 221 УПК Украины «о предоставлении материалов уголовного производства для ознакомления». Причем, подчеркиваю, речь идет даже не о всех материалах, а только о тех, которые по мнению прокуратуры могут быть предоставлены защите. Однако, не смотря на прямое указание в законе об обязательном предоставлении материалов, нам было отказано.

В связи с этим защите пришлось несколько раз обращаться в Голосеевский районный суд города Киева с соответствующими жалобами на неправомерное бездействие следствия, отказывающего в предоставлении материалов уголовного производства. Следственный судья признал действия прокуратуры незаконными и обязал предоставить надлежащие материалы стороне защиты в уголовном производстве, но прокуратура по сути проигнорировала решение суда.

Эта проблема не разрешена и до ныне. Существует уже несколько определений следственных судей устанавливающих незаконность действий прокуратуры.

Тем не менее, Вы продолжаете заниматься заведомо провальным процессом.

- Вот! Я благодарен Вам, что именно так оцениваете данное дело. Еще расследование не проведено, виновные, в определенном Конституцией Украины порядке, не установлены и не названы, а наши отечественные СМИ уже определили-назвали-обвинили и вынесли свой вердикт. Так в правовом государстве не делают. И мой подзащитный вправе в исковом порядке защищать свою честь и достоинство от подобной, по моему мнению, клеветы.

С другой стороны, не могу не сказать нашим СМИ и слова благодарности. Ведь не имея возможности ознакомиться с материалами уголовного производства в военной прокуратуре, я предварительно изучил те скудные материалы, которые имеются в СМИ.

Первое, что бросается в глаза – сроки досудебного расследования. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что уголовное преследование относительно моего клиента началось в конце февраля 2014 года и продолжается до настоящего времени. То есть, более двух с половиной лет длится досудебное расследование! Это нарушение всех мыслимых и немыслимых процессуальных норм. Вдумайтесь только, 2,5 года!

Даже по особо тяжким преступлениям предусмотрен граничный срок досудебного расследования – 12 месяцев. После этого ни одно должностное лицо в Украине не может его продлить.

В случае с Курченко любой правозащитник может расценить такое положение как прямое нарушение процессуального законодательства и недопустимость доказательств собранных после истечения процессуальных сроков досудебного расследования.

Я Вам скажу, что Европейский суд по правам человека признает такие действия нарушением Конвенции и расценивает их как недопустимое повторное привлечение к ответственности. Этот факт, в совокупности с нарушением права на защиту, может сыграть злую шутку с перспективой данного уголовного производства.

Но Вы же не забывайте, что в стране произошла революция. И больше всего изменений происходит именно и прежде всего в судебных и правовых институтах.

- К сожалению суть не изменилась, но добавилось больше неразберихи.

Обратите внимание, что масса уголовных производств были возбуждены в Генеральной прокуратуре Украины, прокуратуре города Киева и Одесской области, главном управлении МВД Украины в Одесской области, а также следственном управлении самого министерства. Если бы в этих делах имелись достаточные доказательства, то по закону они уже полтора года назад должны были быть направлены в суды. Но этого не произошло. Почему?

Сергей Курченко объявлен в международный розыск и находится в нем более 2,5 лет. Уголовное производство в суд не направлено. Максимально возможные годичные сроки досудебного расследования истекли. Я думаю, что Интерпол не будет долго терпеть такую ситуацию и продолжать розыск.

Из средств массовой информации известно, что расследование всех уголовных производств в отношении Сергея Курченко было поручено военной прокуратуре Генеральной прокуратуры Украины. Военной, обращаю Ваше внимание.

Нонсенс! В этих производствах нет ни слова о воинских преступлениях. Тогда возникает логичный вопрос, при чем здесь военная прокуратура? Я думаю, что потом еще возникнет проблема с допустимостью доказательств в этих производствах собранных военными прокурорами. Как говорится: «Без комментариев»!

Откровенно говоря, Вы смещаете акценты на сроки и неразбериху в коридорах прокуратуры, забывая о тех десятках обвинений, которые вынесены компетентными органами.

- Приведу один пример. В ЕРДР следственным управлением МВД Украины в Одесской области было внесены сведения о 26 фактах деяний. Однако только по одному, и главное не имеющему прямого отношения к Курченко, в августе 2014 года было составлено подозрение моему подзащитному, при этом как по мне безосновательно.

С доказательствами, в отношении данного подозрения, прямо скажу туговато. Однако, не смотря на это, органы досудебного расследования наложили арест на все движимое и недвижимое имущество ЧАО «Одесский нефтеперерабатывающий завод». Я хочу обратить внимание, чтобы там не говорили это украинский НПЗ.

В результате: нефтепродукты, мазут, бензин и другие материалы – были изъяты из собственности ЧАО «ОНПЗ», однако не переданы на ответственное хранение владельцу этого имущества – самому нефтеперерабатывающему заводу. Наоборот, после изъятия переданы третьей стороне. В результате это спровоцировало факт признания завода банкротом.

Третья сторона реализовала арестованное имущество, но так, что относительно служебных лиц данного предприятия Генеральной прокуратурой Украины зарегистрировано уголовное производство. А по данным СБУ, которые опубликованы в СМИ, этими действиями был причинен ущерб на 200 миллионов гривен.

Юрий Николаевич, Вас послушать – так к Вашему подзащитному не может быть претензий...

Не в этом смысл. Дело не в подзащитном, а в законе. Если мы говорим об Украине как о правовом государстве, значит, нравится это кому-то или нет, но закон превыше всего. В университете меня учили: « Sed propterea mala lex erit lex» (закон плох, но он закон).

Актуальные для украинского общества уголовные производства расследуются к сожалению неэффективно и, как по мне, на низком уровне, присутствует заангажированность, что априори недопустимо. Для любого гражданина Украины это значит только одно – завтра к уголовной ответственности может быть привлечён кто угодно, и не обязательно виновный. Многие громкие сегодняшние уголовные производства к сожалению являются тому подтверждением.

посмотреть на АиФ Украина