Архитектурные уродцы Москвы

Архитектурные уродцы Москвы

Свободная пресса

В начале сентября в Лондоне определили очередного обладателя «Кубка Карбункула». Его в течение 10 последних лет традиционно вручают самым уродливым зданиям британской столицы. «А если бы подобная награда вручалась в Москве, – задались мы вопросом, – какие сооружения могли бы на нее претендовать?»

Безвкусное уродство или архитектура не для всех?

На берегах туманного Альбиона самым худшим архитектурным творением в 2016 году британским архитектурным еженедельником журналом Building Design (именно он с самого начала и раздает «Кубки Карбункула», антагониста престижной премии Стерлинга) было признано детище бюро BUJ Architects, элитный 31-этажный комплекс «Линкольн Плаза», месячная аренда однокомнатной квартиры в котором обходится в 1800 фунтов стерлингов (154,44 тысячи рублей по курсу на 18 сентября). Это грандиозное здание в стиле постмодерн с кинотеатром, конференц-залом и отелем главный редактор другого издания, Architectural Review, предварительно наградил весьма говорящим эпитетом – «живописная посредственная слизь».

В Москве, недалеко ушедшей от Лондона в списке самых дорогих мировых столиц, подобной премии за самые уродливые сооружения не вручается. Но если бы такая инициатива появилась, то, судя по мнениям, которыми активно делятся в соцсетях и на тематических форумах рядовые жители столицы и ее гости, недостатка в номинантах на звание главного «карбункула на лице» Первопрестольная в этом случае точно бы не испытывала. Вот лишь некоторые из них

№1. Памятник подземным парковкам

Так, по единодушному мнению обывателей, в числе первых претендентов на награду такого рода находится здание Военторга на Воздвиженке. Целых 90 лет бывший «Дом экономического общества офицеров» являл собой превосходный образчик архитектурного модерна с элементами ар-деко. Но в 2003 году, несмотря на активное сопротивление представителей архитектурного сообщества и деятелей культуры (Михаил Швыдкой, бывший в то время министром культуры, даже обращался с соответствующей телеграммой к Владимиру Путину), столичная мэрия во главе с Юрием Лужковым решила его перестроить.

Несмотря на то, что здание находилось на территории охранной зоны Кремля, в границах которой возможна исключительно регенерирующая деятельность, площадь нового Военторга была увеличена в несколько раз, а главный конструктивный элемент – угловая башня – сильно изменен. В результате, по мнению критиков и горожан, строение из памятника архитектуры превратилось в банальный торговый центр, ассоциирующийся не с летящими линиями и венским модерном, а с помпезной гробницей египетского фараона.

Примечательно, что в качестве весомых аргументов в защиту нового облика Военторга и сам экс-мэр Юрий Лужков, и бывший глава столичного Комплекса градостроительной политики Владимир Ресин приводили наличие большого количества подземных и наземных парковочных мест. Да и вообще, по мнению тогдашних чиновников, все получилось «очень симпатично», тем более что старое здание никакой художественной ценности не представляло и в список ЮНЕСКО не было включено.

№2. Храм науки в стиле КПСС

Вторым безусловным претендентом на гипотетическую столичную версию «Кубка Карбункула», похоже, является здание Фундаментальной библиотеки МГУ на Ломоносовском проспекте, распахнувшей свои двери для посетителей в 2005 году, в канун 250-летия самого университета. Практически сразу творение руководителя ФГУП «Институт общественных зданий» Глеба Цытовича (на минуточку, крупнейшую в Европе университетскую библиотеку, общая площадь которой достигает 55 тысяч квадратных метров) в народе окрестили «сундуком на ножках» и «табуреткой». Это помпезное сооружение, по мнению некоторых представителей архитектурного сообщества, с виду больше похоже не на храм знаний и науки, а на самый обычный обком КПСС махровых застойных времен. Подобные ассоциации у них вызывает прежде всего откровенно неудачная центральная башня комплекса, верхняя часть которой словно бы наваливается на нижнюю. Усиливает впечатление и обилие желтого керамогранита в сочетании с желтыми стеклами и бронзовыми элементами декора.

Интерьер еще больше подчеркивает это сходство: например, сочетать в одном помещении мраморные стены и дешевенькие подвесные потолки, говорят ценители стилистики, могли только советские нувориши, не имеющие никакого понятия об утонченности. У многих посетителей создается ощущение, что они попали на одну из станций столичного метрополитена сталинских времен, только многократно выросшую в размерах.

№3. Самый безвкусный «закос» под старину

Третий образчик архитектурной бездарности в пределах столицы – здание «Альфа Арбат Центра», возведенного в середине «нулевых» (2005 год) на Арбате. Возможно, по своим техническим характеристикам это был самый «продвинутый» и «интеллектуальный» на тот момент бизнес-центр, только вот место для реализации проекта «АРМО-Инжиниринг» было выбрано крайне неудачно – громадное здание практически перегородило вход на знаменитый Старый Арбат.

При этом «заточенное под старину» сооружение настолько не вписалось в окружающую городскую среду, что откровенной градостроительной ошибкой его фактически официально признали и главный на тот момент архитектор города Александр Кузьмин, и даже известный защитник пафосных и безвкусных новоделов столицы (см. выше – Авт.) Владимир Ресин. На этом основании «Альфа Арбат Центр», кстати, имеет полное право быть упомянутым первым в череде некрасивых московских домов. Но, по мнению некоторых молодых столичных архитекторов, он настолько плох, что даже в этом случае первого места недостоин.

№4. Гендерный признак с кастрюлей

Еще один «градостроительный нарыв» на лице Москвы локализовался на Космодамианской набережной. Здесь отличился гостиничный комплекс «Красные Холмы». Эта 170-метровая башня, которая бросается в глаза практически с любой смотровой площадки города, у одних людей вызывает устойчивые ассоциации с жертвенными пирамидами майя, другие видят в ней пародию на космическое оружие из фантастических фильмов 70-х годов прошлого века.

Но к таким аллегориям прибегают, как правило, люди с широким кругозором и высшим образованием. Граждане же, чей внутренний мир гораздо проще, благодаря тесному соседству башни с приземистым и округлым Домом музыки, предпочитают рассуждать о хрене с кастрюлей (при этом имея в виду отнюдь не кулинарию, а человеческую анатомию). Такого сравнения «Красные Холмы» удостоились благодаря венчающей башню «летающей тарелке» или «пиале». Знающие люди говорят, что из этого весьма спорного с точки зрения эстетики «навершия» открывается превосходный вид на столицу. Как тут не провести параллели с классиком французской литературы Ги де Мопассаном, который каждый день обедал в ресторане на Эйфелевой башне, утверждая, что здесь единственное место в городе, где эта «уродливая фабричная труба» не режет глаз.

Некоторые чиновники склонны объяснять архитектурный «провал» немудреного бетонно-стеклянного цилиндра, портящего виды Кремля, тем, что проектировка здания выполнялась до того, как в столице появился Центр визуально-ландшафтного анализа и градостроительного регламента. В ответ на это защитники исторического облика Москвы иронично недоумевают: как же без этого учреждения несколько веков назад строители умудрялись точно вписывать колокольни храмов в проекции улиц?

посмотреть на Свободная пресса