"Когда моего ребенка укусила бездомная собака, я поняла, что у нас звери имеют больше прав, чем люди"

Факты и комментарии

«Куда мы только ни обращались, а толку никакого, — едва не плачет миловидная 32-летняя сумчанка Ольга. — Нашу песочницу, в которой играют дети из нескольких домов, облюбовала стая бездомных собак. Недавно один пес набросился на ребенка, мама еле успела выхватить девочку. Другой на моих глазах укусил мужчину. Во дворе уже десять человек пострадали от их зубов. Собаки постоянно облаивают всех, кто проходит мимо. Мы не знаем, что делать. И полицию вызывали, и обращались к властям. Толку никакого. „Не имеем права тронуть собаку“, — говорят полицейские. „Выехать и забрать не можем, — отвечают коммунальщики. — У нас после прошлогоднего решения депутатов руки связаны“. Это какой-то ужас. Выходит, мы платим налоги, чтобы в городе жили собаки, а не люди?» …Об этой злополучной песочнице впервые я услышала от правоохранителей. «Нас мамочки почти каждый день вызывают по этому адресу», — поделился экипаж патрульной машины, доставляя меня в травмпункт. Так сложились обстоятельства, что мне, журналисту «ФАКТОВ», впервые в жизни пришлось оказаться в полицейском автомобиле не по служебным делам, а в качестве пострадавшей. Виной всему стала… собака. Животное с красной ленточкой на шее тихо подбежало, грызнуло за ногу и быстро отскочило. От резкой неожиданной боли слезы полились сами собой. Так, рыдая, я вызвала полицию. Решила, что разговаривать в присутствии правоохранителей с хозяевами животного будет проще. Патруль подъехал быстро. Вежливо представившись, парень и девушка сразу же установили, что животное бездомное. «Заберите эту собаку хоть куда-нибудь, — обходя пса стороной, умоляла правоохранителей местная жительница. — Она здесь сидит и все время бросается на прохожих. Видите, у нее на шее красная ленточка. Кто-то, выходит, ее стерилизовал. Вон будку ей построили, выносят еду из домов. О собаке заботятся, а мы не знаем, что делать. Она только в этом году уже несколько человек покусала. И всегда по одному сценарию: подбежит сзади, цапнет и убежит». — Мы сможем только доставить вас в травмпункт, — сказали мне полицейские. — Больше у нас нет никаких полномочий. Если мы что-либо сделаем животному, будут проблемы с прокуратурой. Вот и на улице Кондратьева, где дворовую песочницу «оккупировали» псы, мамочки плачут. Мы выезжаем, отгоняем стаю бездомных собак — и все. Люди умоляют: подскажите, кому заплатить, возможно, есть частный отлов? Они боятся и не могут защитить детей. Мы тоже ничего не в состоянии сделать. Городские власти этим вопросом сейчас не занимаются. Одна женщина, у которой собака укусила сына, так нам и сказала: «Я поняла, у нас животные имеют больше прав, чем люди». — С этого года у нас практически нет никаких полномочий, — прокомментировали ситуацию в коммунальном предприятии «Сумыжилкомсервис». — Если раньше мы имели право отлавливать и убирать с улиц города ежемесячно 160 собак, то с января действуют новые правила. Их приняли под воздействием общества защиты животных. И теперь мы можем убирать с улиц только восемь особей в месяц. В первую очередь отлавливаем диких животных. Потом тех, кто проявляет признаки бешенства. И в последнюю очередь собак, угрожающих жизни и здоровью граждан. Если раньше мы могли выезжать на отлов, то сейчас только на эвтаназию. То есть, если вас укусила собака, мы не можем, как раньше, отловить ее и отвезти в лечебницу на карантин. Доходит до абсурда. Недавно в подъезд многоэтажного дома забежала лиса. Жильцы вызвали нас. Сразу приехали волонтеры — защитники животных. Мы целый день доказывали им, что здоровые лисы не забегают в города и не прячутся в подъездах. Тем временем жильцы сидели в квартирах и боялись выйти на улицу. Только к вечеру нам удалось убедить зоозащитников, что дикая лиса подлежит уничтожению. Но из-за того, что отлов бродячих собак сейчас запрещен, у нас в Сумах они расплодились просто неимоверно! Если раньше нам удавалось контролировать их численность в пределах полутора тысяч, то сейчас по улицам бегают тысячи бездомных псов. 64-летняя сумчанка Любовь Николаевна два года назад стала жертвой трех кавказских овчарок. Женщина чудом осталась жива. Ее, истекающую кровью, отбили от озверевших псов незнакомые мужчины. Куда только ни обращались затем ее близкие — прокуратура, милиция, коммунальные службы… Никто так и не понес наказания за зверей, стороживших предприятие на окраине города. — В тот день я возвращалась с дачи домой, — вспоминает Любовь Николаевна. — В руках несла два пакета, с овощами и одеждой. До остановки пригородного поезда мне оставалось дойти 200 метров. Вдруг из посадки с лаем выскочили три огромных пса. Хоть уже прошло немало времени, я до сих пор не могу без слез вспоминать случившееся. Конечно, очень сильно испугалась. Стала кричать и звать на помощь, но вокруг никого не было. Озверевшие собаки с лаем стали на меня набрасываться. Сначала я пыталась отбиться от них пакетами. Потом, когда они меня загнали в посадку, — сломанными ветками. Но их ничто не останавливало. Минут десять они меня кусали, подскакивая с разных сторон. Спасаясь, я забралась на невысокое дерево, однако не смогла удержаться на тонкой скользкой ветке и упала. И тут началось самое страшное: три пасти с огромными острыми зубами впивались в мое тело и вырывали куски мяса. Казалось, мне пришел конец. Я уже практически не могла сопротивляться. Лишь только продолжала кричать, теперь уже от боли и отчаяния. Крики, видимо, были настолько громкими, что их услышали четверо молодых рабочих с близлежащего предприятия и прибежали на помощь. Только благодаря им я осталась жива. Собаки переключились на мужчин, но нападать не стали, видимо, почувствовав силу. Один из моих спасителей вызвал «скорую», которая отвезла меня в больницу. — Маму очень долго лечили, — говорит дочь пострадавшей женщины Оксана. — У нее было больше десяти рваных ран, некоторые очень глубокие. Хирургу пришлось сшивать даже порванные вены. Только лицо каким-то чудом осталось цело. Мы хотели установить, кому принадлежали эти собаки. Выяснили, что они охраняли территорию одного из предприятий в промышленной зоне. В выходные и праздничные дни их выпускали погулять. Огромные кавказкие овчарки свободно бегали по дороге, где постоянно ходили люди. Набрасывались на прохожих. Вы думаете, нам кого-то удалось наказать? Все наши обращения в милицию и прокуратуру остались без ответа. Перед мамой даже никто не извинился. Это очень страшно — жить в городе и бояться спокойно гулять по улицам. Я часто бываю в Европе. Там в городах бездомных псов на улицах просто нет. Например, в Германии все собаки чипированы. Чтобы держать животное дома, нужно платить налог. За пса бойцовской породы владельцы отдают около тысячи евро в год. Штрафы — за все. Даже если хозяин вышел на прогулку без мешка для сбора собачьего кала. Собака лает и мешает соседям — штраф. Если она просто напугает прохожего — штраф. А уж если нападет, владельцу придется выплатить больше тысячи евро. Любое животное без хозяина полиция сразу же отвозит в приют. В Европе считают, что возвращать назад на улицу пусть даже и стерилизованную собаку — негуманно. Так действуют европейские стандарты безопасности людей и животных. У нас же в Сумах творится кошмар. Парадоксальным образом заложниками ситуации оказались и сумские зоозащитники, которые отстояли на сессии горсовета решение о гуманном отношении к бродячим собакам. Жители теперь обращаются с просьбами о помощи к ним. Но волонтеры, по сути, не могут ничего сделать. Их небольшой приют, в котором около двух сотен животных, всегда забит. Даже новорожденных уличных щенков забирать некуда. — Мы выбиваемся из сил, — поделилась активист Сумского общества защиты животных. — О том, что в Сумах нужно решать вопрос с бездомными собаками, мы говорим городской власти уже не первый год. Город не хочет ничего делать. Единственное, что они умеют, — это отстреливать. Мы с большим трудом на два года выбили кусочек земли. Там сейчас небольшой приют на 200 животных. В нем круглосуточно работают девочки-волонтеры. Естественно, забрать в приют с улиц города всех собак мы не можем. В идеале бездомные собаки и коты должны быть стерилизованы, вакцинированы и чипированы. Собственными силами данную проблему мы не решим. Мэру Сум Александру Лысенко это тоже не нужно. Одним из немногих городов Украины, в котором власть пошла по европейскому пути и настояла на том, что бездомным животным на улицах не место, оказался Харьков. — В Законе Украины «О защите животных от жестокого обращения» говорится о том, что бродячих животных на территории населенных пунктов быть не должно, — рассказывает директор харьковского коммунального предприятия «Центр обращения с животными» Юлия Шаповал. — Они не только представляют опасность для людей, но и сами обречены на голодную смерть. В документе четко прописано, что отловленное животное сначала нужно определенное время подержать на карантине. В это время собаке ищут старого хозяина или пытаются пристроить новому владельцу. В каждой стране свой период карантина. Например, в Украине и Великобритании это семь дней, во Франции — 60, в каждом из штатов США свое количество суток. После чего, по закону, животное может быть безболезненно усыплено. Наш город оказался едва ли не единственным в Украине, где решается проблема с бездомными животными строго в рамках закона. Из городского бюджета на данные цели выделяется 4,5 миллиона гривен в год. На эти деньги содержится службы отлова и ветеринарная, покупается питание и медикаменты для животных на семь дней содержания. Затем часть животных отбирают в приют, то есть в наш центр, а больных и агрессивных гуманно усыпляют. В приюте собаки и коты содержатся до возврата старому или передачи новому владельцу. Аналогов нашему «Центру обращения с животными» в Украине нет. Это огромная территория, на которой есть и площадка для выгула, и просторные вольеры, и даже гостиница для домашних питомцев. Никогда ни одно отловленное животное не выбрасывается снова на улицу. Их лечат, предоставляют заботу, проводят профилактическую вакцинацию, стерилизуют и наблюдают за общим состоянием. Перед тем как отдать собаку новым хозяевам, ее вносят в единую электронную базу данных. В Харькове действуют низкие цены для стерилизации домашних собак и кошек. Каждое животное регистрируется, вакцинируется и чипируется. Чтобы владельцам было удобно, в городе есть передвижные ветеринарные кабинеты. Мы постоянно работаем со школьниками, привлекаем волонтеров в приют. Делаем очень много рекламы, где рассказываем, что недопустимо выбрасывать домашних животных на улицу. Системная работа уже принесла результаты. В Харькове практически нет бродячих собак. Абсолютно непонятно, почему сумской мэр пошел на поводу у агрессивно настроенных радикальных зоозащитников (кстати, в Америке такие организации приравнивают к экстремистским). Статья 24 Закона «О защите животных от жестокого обращения» четко гласит: «Любая собака без владельца, даже в ошейнике, считается бездомной и подлежит отлову». В этом документе нет ни слова о том, что после отлова и стерилизации животное нужно снова выпускать на улицы города. Уже установлено, что самки после подобной процедуры становятся более агрессивными. Кстати, именно такая собака на вас и набросилась. …Сейчас от страха перед бездомными псами меня лечит… наша дворовая собачка Хатико. Мы с сыном спасали ее от морозов и голода. Среди зимы Хатико родила десять щенков. Она забилась с ними в подвал, где едва не умерла от воспаления. Вместе с девушкой-ветеринаром я ползла к ней, помогала делать уколы, поила из шприца кефиром. Собачка выжила, щенков разобрали люди. На днях Хатико стерилизовали. Пока она еще не стала агрессивной, бегает за мной хвостиком и норовит облизать руки.

посмотреть на Факты и комментарии