Игорь Сивов: "Как и после Универсиады, Ильсур Раисович мне сказал: "Всегда возвращайся"

Игорь Сивов: "Как и после Универсиады, Ильсур Раисович мне сказал: "Всегда возвращайся"

Бизнес Онлайн - Татарстан

«Среди тех, кто играл в КВН в конце 90-х, начале 2000-х, есть три категории — успешные чиновники, успешные телеведущие либо актеры, либо успешные бизнесмены» Фото: архив «БИЗНЕС Online»

«НЕ СЧИТАЮ, ЧТО КВН — ЭТО ПРОШЛОЕ, КОТОРОЕ МЫ НЕ ХОТИМ ВСПОМИНАТЬ»

— Игорь Вениаминович, старт Вашей карьеры — команда «Четыре Татарина». КВН стал своеобразной кузницей кадров в Татарстане. Выглядит несерьезно, но должности бывшие квнщики получают очень серьезные, расскажите, в чем феномен?

— Это по всей стране, не только в Татарстане. Среди тех, кто играл в конце 90-х, начале 2000-х, есть три категории — успешные чиновники, успешные телеведущие либо актеры, либо успешные бизнесмены. Но всех их связывает одно слово — успешные. В свое время комсомол был кузницей кадров, а когда этого не стало, КВН начал играть эту роль. Ребята, помимо того что занимались спортом, старались хорошо учиться, играли в КВН. Казалось бы, юмор, что это? Насмешить людей. Но за всем этим стояла огромная организационная работа. Мы же все сами делали. Это сейчас КВН, как мы говорим, уже не такой. Там все распределено: есть актеры, режиссеры, сценаристы, есть бюджеты. У нас тогда ничего не было. Мы сами ходили и искали спонсоров. Днем ищешь спонсоров, потом идешь в институт, потом возвращаешься, штурмуешь, возвращаешься домой в три часа ночи, ешь лапшу с булкой. А еще нужно отрепетировать, реквизит сделать. Все сидят на телефонах — по друзьям, по знакомым, кто чем может помочь. Все это научило людей организовывать процесс. Кто-то, как Андрей из Томска — пошел в актеры, хотя у него довольно-таки богатые родители, они были спонсорами команды Томска. Сейчас он один из ведущих актеров МХАТА. Остальные стали чиновниками, бизнесменами, телеведущими. И когда кто-то иронизирует по поводу КВН-а, так и хочется сказать: «Идите и поиграйте, попробуйте на сцену выйти, когда перед тобой тысяча человек!». Написать шутку может только человек интеллектуально развитый. Пошутить — это одно, а быть смешным и дурным — это другое. Я не считаю, что КВН — это прошлое, которое мы не хотим вспоминать, мы все с гордостью говорим, что мы квнщики.

— Сейчас КВН уже не тот, как говорится, откуда сейчас начать путь молодому и талантливому человеку? Где социальный лифт, окно возможностей для начала карьеры?

— Честно могу сказать, что не знаю, где сейчас молодежь может себя реализовать. Сейчас появляются общественные организации, где молодежь начинает расти, но о них не много кто знает. Такого, как КВН, сейчас нет. Вспомните, в КВН играла каждая школа, каждый ВУЗ, каждый город, огромное было движение. Достать билет в УНИКС на КВН было нереально. А сейчас любую команду московскую привези — и не факт, что она станет продаваться.

«Я не считаю, что КВН — это прошлое, которое мы не хотим вспоминать, мы все с гордостью говорим, что мы квнщики» Фото: архив «БИЗНЕС Online»

— Есть ли шанс возродить былую славу «4 татар»?

— Не скажу, что возродить былую славу, новая должна быть история. На той истории трудно уже выехать.

«ДЛЯ НАС УЖЕ ЧЕМПИОНАТ МИРА ИЛИ ЦИРК ДЮ СОЛЕЙ СТАЛО ДЕЛОМ ОБЫДЕННЫМ»

— В 28 лет вы стали директором «Дирекции праздничных программ» — было много разных шоу, вы принимали Цирк Дю Солей, проводили фестивали «Сотворение мира». Что было самое сложное в той работе? Что запомнилось больше всего?

— Наверное, масштабность. Как только Ильсур Раисович (Метшин, мэр Казани — ред.) пригласил на эту должность, первое, что удивило — всегда ставились задачи сверхъестественные для того времени. Организовать Цирк Дю Солей было просто нереально, а даже никто об этом мечтать не мог. Дю Солей — это один из цирков, который приезжает не менее, чем в города-миллионники, но до этого они делают огромное маркетинговое исследование. Они провели в Казани больше года только для того, чтобы понять, насколько им здесь интересно.

— То есть сомневались очень?

— Ну, конечно, Москва и Питер есть, и им в принципе было достаточно. Но потом, Ильсур Раисович принимает решение (что цирк должен быть здесь). Потому что помимо красивого мирового шоу, это еще и бренд, особенно для туристов. Когда иностранцы знают, что здесь был цирк Дю Солей, для них это некий штамп качества, это значит, что все должно хорошо быть с инфраструктурой, с бизнесом и так далее. Потому что это недешевое удовольствие, и билеты недешевые... То же самое фестиваль «Сотворение мира». Да, у Казани был опыт проведения больших мероприятий, было 1000-летие Казани и прочее. Но «Сотворение мира» шло несколько дней, а подготовка — целые месяцы. Огромная сцена, одни из самых лучших звезд эстрады нашей страны, всех их нужно собрать.

«Когда я приходил к Ильсуру Раисовичу с большими проблемами и казалось, что уже все, хоть отменяй, — он всегда находил правильные и быстрые решения» Фото: metshin.ru

«Аксенов-фест» сейчас для нас повседневность, все привыкли. Но я вспоминаю первый «Аксенов-фест» — собрать всех писателей вместе, не в Москве было что-то нереальное. Соединить все их графики. Тогда еще Василий Павлович (Аксенов — ред.), царствие ему небесное, был живой. Он сюда приезжал, и это уже само по себе было историческим событием. Лет через 15-20-50 наверняка появится какая-то книга про то, как он был здесь, и мы к этому были причастны. Я помню до сих пор, когда мэр ему показал дом, где он жил маленький (в то время в том здании у нас было управление образования). Мы подъехали, Ильсур Раисович говорит: «Вы помните?». Он смотрит и говорит: «Я же здесь жил». И когда мы зашли, он сказал, что вообще почти ничего не поменялось. Понятно, что косметический ремонт какой-то был, но он сказал, что лестница та же. Он настолько растрогался, что ему стало не по себе, и нам пришлось выйти. Потому что люди, вроде бы, сидят на рабочих местах, а у него там детство прошло. Я сейчас это рассказываю, а у меня прямо мурашки по телу!

И таких мероприятий было много, и это всегда был вызов. Когда многие говорят, вот, столько концертов, для чего это нужно, лучше бы дороги делали, ЖКХ улучшали. Конечно, все это нужно и это делается. Но город-миллионник, город туристический, город с амбициями не может жить без знаковых событий. Съездите в Нью-Йорк, Барселону — там, помимо того, что инфраструктура очень развитая, — одни из самых лучших перфомансов планеты. И туда тянутся люди со всей земли. И для нас уже чемпионат мира или цирк Дю Солей стало делом обыденным.

— Есть уже даже элемент пресыщенности. Не «опухла» ли Казань, как говорит Жириновский?

— Нет, это хорошо. Мы поднялись сейчас на такой уровень. Эти события для нас не в диковинку. А когда в первый раз к нам Дю Солей приезжал, была огромная задача по маркетингу. Помню, когда в первый раз вывесили афиши — тогда еще на «Детском мире» огромный плакат висел, я сам себя поймал на мысли, что люди-то не понимают, что там написано. Потому что цирк Дю Солей по всему миру пишется на французском «Cirque du Soleil» и еще «corteo» («шоу» — ред.). А мы смотрим — ну, вообще не продается ничего. Я звоню канадцам (цирк базируется в Монреале, Канада — ред.) и говорю, надо срочно менять рекламу. Они говорят, почему? А потому, что люди не понимают, что это значит. «Corteo» и клоун какой-то нарисован... И мы настояли, что нужно написать по-русски, запустили ролики в кинотеатрах, русскими буквами написали «Цирк Дю Солей», объяснительные программы провели, в которых рассказывали, что это вообще такое. И тогда все поменялось. Поэтому цирк Дю Солей стал большим вызовом для того времени. Ильсур Раисович ставил задачи и не было шанса их не выполнить. И считаю, что мы все удачно сделали. Это дало некий синергетический эффект. Люди движухой стали заражаться. Кстати, билетов продалось даже больше, чем планировалось.

«ЦЕРЕМОНИЯ ОТКРЫТИЯ УНИВЕРСИАДЫ? ЭТО СРАВНИМО, НАВЕРНОЕ, СО СТРОИТЕЛЬСТВОМ КОСМОДРОМА!»

— Дальше была подготовка к Универсиаде. Наверное, это самый нервный период в жизни? Получится — не получится? Такая ответственность. Могло что-то не открыться, не загореться, упасть... О чем думали, когда церемония открытия Универсиады только начиналась?

— Лучше не спрашивать. Я даже не говорю про бессонные ночи... Я хочу сказать спасибо, как мы ласково говорим, нашему шефу, Ильсуру Раисовичу. Когда я приходил к нему с большими проблемами (так как он был председателем оргкомитета церемонии открытия и закрытия) и казалось, что уже все, хоть отменяй, — он всегда находил правильные и быстрые решения. Там же (на стадионе «Казань-Арена» — ред.) огромный купол стоял из дуг. Его нужно было не просто собрать, а изготовить, привезти и поставить в то время, когда еще стадион строился. И это, наверное, сравнимо со строительством космодрома! Одновременно шились костюмы, писались фонограммы, сценарий. И нужно было, чтобы это все вошло в один репетиционный процесс. А еще помимо этого, люди маркетингом, занимались, билетной, лицензионной программами... За сутки до открытия мы вошли уже с состояние невесомости! Мы были готовы на 100 процентов, генеральные репетиции провели, с погодой «договорились»...

«Мы настолько все переживали, настолько это было для нас впервые... Это был некий выход в космос, и я считаю, что мы удачно вышли» Фото: ©Егор Алеев, РИА «Новости»

— Как?

— Смогли. Со зрителями все опробовали, как будут идти спортсмены, отработали. До этого во многих церемониях так не репетировали. Потому что мы настолько все переживали, настолько это было для нас впервые.... Это был некий выход в космос, и я считаю, что мы удачно вышли.

— Помнится, тогда было много недовольных очередями за билетами.

— Да, действительно, мы не были готовы к такому наплыву людей. У нас были одни из лучших консультантов. Помню, я выдергивал людей с Олимпийских Игр в Лондоне, специально туда ездил. Мы расписали все «от» и «до». Но если помните, за время подготовки к Универсиаде людям настолько надоела вся эта стройка, что за два-три месяца до Универсиады появились даже туры «Лето без Универсиады» — чтобы уехать на эти дни в Грецию или куда-то еще. И мы стали объяснять людям, что не нужно уезжать, что дороги не будут перекрыты, стройка закончится. Многие не верили.

Я помню, что 6-го июля (6 июля 2013 года — день начала Универсиады в Казани — ред.) я пришел домой в 4 утра, переоделся, позавтракал и в 6 утра снова пошел на работу, на стадион. На улице было пусто и чисто, только что прошли поливальные машины, люди начали выходить на улицы и немного обалдевать. Вроде вчера еще пыль была, куда все пропало? Потом прошло открытие Универсиады. И люди, которые были на стадионе, и те, кто смотрел церемонию по телевизору, — все попали в это настроение. Уже в шесть утра 7-го июля мне начали звонить: «У нас сносят билетные кассы». Я говорю: «Так у нас в 8 открытие». «Так сносят уже, требуют продать!».

Мы продавали в день по 35 тысяч билетов! Ни одни Олимпийские игры столько в день не продавали! Люди захотели прийти и сразу все купить. Но если кто знает, люди, которые хотят попасть на Олимпийские игры, не в очереди стоят, они живут там! Ты заранее берешь электронный билет, но потом чтобы его поменять, ты стоишь сутки! И никто не «парится». У них один-два тикет-офиса, которые работают строго с восьми до пяти. Успел ты — не успел, никого не волнует. Все приходят с пирожками, с хот-догами, кока-колой, загорают. Это нормальная практика.

«Мы продавали в день по 35 тысяч билетов! Ни одни Олимпийские игры столько в день не продавали!» Фото: архив «БИЗНЕС Online»

Мы постарались ее сломать, поставили много тикет-офисов, поставили большой тикет-офис, но действительно, никто не знал, что будем продавать столько. А все потому, что люди заранее не готовились идти на Универсиаду и приняли это решение 6-го числа. Но за два дня мы решили эту проблему. Я стоял с секундомером и засекал, что один человек тратит от 20 до 30 минут на сам процесс покупки билета. Он сначала спрашивает у кассира расписание, потом звонит друзьям, потом спрашивает, а что есть еще, понимая, что уже час-два отстоял в очереди и больше не хочет. То есть люди приходили неподготовленные, отчего и создавались очереди. Мы эту проблему решили гениально. Мы взяли порядка 20 добровольцев, которые участвовали в эстафете огня, проверенные все бойцы. Купили им айпады и поставили задачу, чтобы человек, доходя до кассира, имел четкое представление, куда он хочет пойти. Хотя все можно было купить по интернету, почему-то многие хотели получить именно этот красивый билет, кто-то не доверял еще компьютеру. (Это на чемпионат по водным видам спорта 80% билетов мы продали онлайн. А тогда сколько мы прошли офф-лайна!). Добровольцы подходили к стоящим в очереди людям, на айпаде выбирали все, что нужно, формировали заказ и говорили, ваш заказ — 375. Задача была такая, чтобы кассир укладывался с оформлением билета до 1 минуты. Потом все пошло, как по маслу. Так что я вспоминаю подготовку к Универсиаде с содроганием каждую минуту. Уже почти два года готовится книга об Универсиаде, дай бог, она скоро выйдет.

«МЫ ТЕБЯ НАПРАВЛЯЕМ К НАШЕМУ ДРУГУ В КРАСНОЯРСК. ВРЕМЕНИ МАЛО, НУЖНО РЕБЯТАМ ПОМОЧЬ»

— Вскоре после Универсиады прошел слух, что Вы будете советником губернатора Красноярского края Льва Кузнецова и займетесь разработкой масштабной программы популяризации спорта для всей России, но там что-то не срослось?

— Все получилось. Губернатор Красноярского края Лев Кузнецов «отпрашивал» меня у мэра, у президента. И меня официально отдали в «аренду» на полгода. Я был советником губернатора, который тогда возглавлял комитет по возрождению ГТО по поручению Владимира Владимировича [Путина]. Он меня с Игр взял, чтобы я вместе со своей командой помог ему все сделать. Я тоже взял определенное количество ребят из Казани. И многое из того, что сейчас есть в ГТО, придумано тогда нами вместе с Кузнецовым и его людьми. Но потом его забрали в Москву на должность министра (министра по делам Северного Кавказа — ред.), а меня пригласили сюда обратно.

«Никто не понимал, как это можно за три дня ролики снять, запустить сайт» Фото: скриншот главной страницы сайта gto.ru

— Говорят, есть понятие «команда Татарстана». А есть разница, работать здесь и не здесь?

— Я не буду говорить ничего плохого и хорошего про другие команды, но вы правильно говорите, у нас есть свой почерк, нас учили по-другому и мы иначе относимся к задачам. Задачи, которые нам ставятся, мы выполняем на 100 процентов. Для меня это была задача не только от Красноярского края, это была задача от нашего мэра и президента. Потому что мне четко сказали: «Мы тебя направляем к нашему другу в Красноярск. Времени мало, нужно ребятам помочь». У нас была отличная команда, они много чего сделали. И Красноярск, и федеральное министерство по молодежи и спорту. Наша задача была это все сформировать, упаковать, сделать ноу-хау. Мы использовали все свои связи — и Хабенский, и Безруков, и все артисты, и спортсмены, с которыми мы уже работали ранее. И никто не понимал, как это можно за три дня ролики снять, запустить сайт (fizvosp.ru — старый сайт, сейчас — www.gto.ru — ред.). Мы тут же это разместили по старым дружеским каналам на аэроэкспрессе, реклама пошла моментально, устроили голосование. Задача стояла придумать другое название: не «ГТО — Готов к Труду и Обороне», а другое. У нас было порядка 10-12 названий, которые прислали на сайт. Кстати, у нас был запасной вариант, мало кто об этом знает, на случай если ГТО не пройдет, так как это все же такая советская история. «ГТО — Горжусь Тобой Отечество». Но прежнее ГТО все же победило. Для нас все это тоже был некий вызов, потому что летать в Красноярск по два раза за 10 дней непросто.

— То есть вы не жили там?

— Мы постоянно летали туда-обратно. Работали проектно, прилетали на два-три дня, отрабатывали и улетали, потому что я не мог туда всю команду перевезти.

«ПОЛТОРА ЧАСА В ДЕНЬ Я ТЕБЕ НЕ МОГУТ ПОЗВОЛИТЬ КУРИТЬ. ТЫ КУРИШЬ ЗА СЧЕТ БЮДЖЕТА»

— Как состоялось ваше назначение в исполком? Правда ли, что Вас предложил на эту должность ваш предшественник и нынешний руководитель исполкома Денис Калинкин? Каким был разговор с Метшиным?

— Наверное, не без его участия. Все прошло очень быстро. Прошел Новый год, у меня был небольшой отпуск, меня вызвал Ильсур Раисович и в лоб сказал, что предлагает с завтрашнего дня выйти на работу. И раз уж вы спросили про Дениса Геннадьевича, то именно он помог мне освоиться на новом посту в первые месяцы работы.

«Раз уж вы спросили про Дениса Геннадьевича [Калинкина], то именно он помог мне освоиться на новом посту в первые месяцы работы» Фото: metshin.ru

— И вот вы пришли сюда, и началась скучная чиновничью жизнь. Но вы же со своей кипучей энергией не могли просто так сидеть бумажки перебирать. Что нового удалось внедрить за это время в работу аппарата? Что получилось, что нет?

— Могу с гордостью сказать, что очень много удалось сделать. Многие сотрудники, может быть, меня за это недолюбливают... Я понял, что надо сделать такую структуру, чтобы было четко понятно, чем занимается каждый сотрудник каждый день. Народа работает много, все находятся в разных местах...

— А сколько, кстати, в исполкоме Казани чиновников работает?

— 1818 муниципальных служащих. И мы с советником мэра по IT-технологиям приступили к разработке программы «Дисциплина». На это ушло порядка 6-7 месяцев. Потом я ее презентовал Ильсуру Раисовичу, ему очень понравилось. Потом нам понадобилось 5-6 месяцев, чтобы ее внедрить. Начал я со своего аппарата. И до сих пор она работает, и работает очень эффективно. Эта программа позволяет в режиме онлайн видеть все, чем занимаются сотрудники на своих компьютерах. Но не только видеть — компьютер делает оценку рабочего и нерабочего времени, какие сайты человек посещает и так далее. Понятно, что ряд сайтов в принципе закрыты по системе. Но если человек по профилю занимается юридическими вещами, а программа выдает, что он 70% рабочего времени находится в соцсетях... Я лично объезжал все районы и управления, объяснял, что это не кнут, а система управления для руководителя. Например, мы ставим задачи, но видим, что люди занимаются не тем. Значит, либо у них неправильные задачи, либо слишком много свободного времени. Конечно, это непросто сделать. Было большое сопротивление. И только благодаря Ильсуру Раисовичу удалось все это внедрить. Он дал жесткую команду как бы кто ни «высветился», даже если это самые высокие посты, чтобы ему докладывали для принятия решений. И вы знаете, с двумя замруководителями управлений пришлось расстаться.

— Правда, что вход в администрацию теперь по отпечаткам пальцев?

— Это второй этап программы «Дисциплина». Раньше у нас была карточная система. Но я заметил, что многие говорили, ой, забыл карточку, и охранник их пропускал. И мы в рамках «Дисциплины» внедрили контроль доступа по отпечаткам пальцев. На это ушло порядка двух-трех месяцев, пришлось у всех отпечатки пальцев собирать, поставить оборудование... Что это позволяет? Отпечатки пальца нельзя, как карточку, передать или потерять. Система показывает, если ты опоздал хоть на минуту. Это было сделано не из-за недоверия к работникам, а для того, чтобы понимать, насколько они эффективно выполняют свои задачи. Не секрет — все мы люди — человек ушел на совещание и на два-три часа пропал. Но когда он пришел и сел за свой рабочий стол, он не может просто так включить компьютер, он его спрашивает: «Где ты был?». И есть варианты ответов — «на совещании», «по поручению» и так далее. Ты можешь написать что угодно, но, когда твой руководитель смотрит, он видит, что Сидоров отсутствовал два часа и написал «на совещании». Начальник понимает, что совещание не длилось так долго, или что это вообще не соответствует действительности. Соответственно, руководитель далее вправе принимать какие-то решения. Мы пытались донести, что не хотим за людьми следить, но они получают зарплату из бюджетных средств, и этот бюджетный рубль нужно отрабатывать по полной программе. Ты — муниципальный служащий и у тебя есть кодекс. Хочется, чтобы муниципальный служащий понимал, что нужно работать, а не сотрясать пыль. Все говорят, что работы много, а людей мало. Но когда программа заработала, мы поняли, что да, задач много, но людей хватает.

— Но люди у нас талантливые, наверное, пытались обмануть систему?

— Когда мы только внедряли программу, мне каждый день докладывали: что, сколько. Были случаи, когда у нас люди клавиатуру зажимали, чтобы компьютер не выключался. Был один человек, который каждый час выходил из здания с одной стороны, с улицы Батурина и входил с другой — на Кремлевской. И тратил на это 10 минут. Соответственно, за 8 часов по 10 минут — почти полтора часа, и это еще не считая обед.

— Может быть, он курил?

— Действительно, он ходил курить. Понятно, что мы не можем запретить курить, но мы за здоровый образ жизни, в здании курить нельзя, и Ильсур Раисович не раз говорил, что в нашей команде курить не приветствуется. Можно вызвать этого сотрудника и сказать: «Вот тебе 15-20 минут в день на перекур, но полтора часа в день я тебе не могут позволить курить. Ты куришь за счет бюджета». Программу эту мы ежедневно модернизируем.

«НАМ ВАЖНО УЙТИ ОТ ОТПИСОК»

— Какие еще интересные идеи удалось воплотить? Как в этом помогал Ваш предшествующий опыт?

— Мы много работаем по мотивационной программе. Мотивация нужна. Чиновник — это такая же профессия, как и учитель, как доктор. Это или призвание, или огромное желание. Задача, как удержать сотрудника в 23 года? Каждый сотрудник, который к нам приходит, проходит аттестацию очень серьезную. Все, кто доходят до финального этапа, проходят собеседование со мной. Хоть даже охранник. И за 2,5 года уровень подготовленных молодых людей в исполнительной власти растет с каждым месяцем. Видно, как ребята стараются сделать что-то полезное. Спрашиваешь: «Что мотивирует тебя?». И когда слышишь: «Я живу в этом городе и хочу быть полезным. У меня нет жены, детей, я молодой и хочу полностью посвятить себя работе. Это настолько меня заряжает!». Второй этап — это удержать такого сотрудника. Потому что через два-три года он женится, появятся дети, ему нужно будет «расти». Карьерный рост должен быть. У нас есть целая структура, которая занимается вопросами карьерного роста, есть своя внутренняя база данных. Мы следим за ребятами, которых считаем перспективными. Мы ввели учебу для тех, кто как-то отличается.

«Когда я только пришел, то уходил с работы в полпервого ночи, и приходил в полседьмого. Но потом, когда во все вникнешь, уже проще» Фото: архив «БИЗНЕС Online»

— Но у вас же еще ряд направлений в работе — это и комитет содействия развитию туризм, и управление ЗАГС...

— Когда я только пришел, то уходил с работы в полпервого ночи, и приходил в полседьмого. Но потом, когда во все вникнешь, уже проще. Понимаешь, на какое из направлений сейчас нужно направить основные силы.

Например, в каждом управлении, комитете мы определили людей, которые ответственны за письма, которые мы пишем гражданам. Понятно, что их огромное количество, но нам важно уйти от отписок. У нас есть контрольное управление, которое смотрит все такие письма и возвращает их. Авторам отписок говорят, что прежде чем написать такую бумагу, нужно позвонить туда, куда он собирается направить человека. Узнать, примут ли его. Также нужно указать отдел и ответственное лицо, кто занимается этим вопросом. Потому что человек пойдет туда, не знаю куда, а там его опять куда-то направят. Понятно, это удлиняет процесс ответа на вопрос, но зато этот человек скажет «спасибо», что его не просто отфутболили, а во-вторых, дай бог, что он там все решит и не вернется к нам опять с той же проблемой. Потому что многие, когда не знают, куда идти, пишут уже не руководителю отдела, а руководителю исполнительного комитета, мэру и так далее. У нас каждое письмо обрабатывается! Также мы сделали новый сайт мэра Казани. Основной сайт обновляется, до конца года должны запустить.

— Какие -то новинки будут на сайте?

— Он будет насыщен всеми современными вещами, которые сегодня должны быть. Также обновляем «железо», сервера, внутреннюю структуру сайта меняем. Мы изучили все сайты в городах-миллионниках, а также муниципальные сайты в Германии, в Австралии... Почему в Австралии, потому что нам говорили, что там одни их лучших сайтов муниципальных органов. Постарались найти золотую середину, чтобы сайт был удобен людям.

— У вас же есть еще и антикоррупционное направление — помогает программа «Дисциплина» выявлять нечистых на руку?

— Программа смотрит за человеком в рабочее время. А антикоррупционное управление смотрит, как заполнены декларации, также мы работаем активно с жалобами, даже если они надуманные, фейковые, все равно мы отрабатываем, смотрим. Также есть спецорганы, которые дают нам информацию о своих проверках. Это жизнь, но мы с этим активно боремся. Вы сами видите, сколько было у нас прощаний с теми, кто не поддерживает наши правила и задачи. Значит, им не место в наших рядах.

А кроме того, под моим руководством было еще много направлений — это управление кадровой политики, делопроизводство, правовое управление, отдел по развитию языков, муниципальный архив, контроль в сфере закупок, мобилизационный отдел. И в каждом была проделана огромная работа, люди работали в круглосуточном режиме.

«Я ДО РАБОТЫ В ИСПОЛКОМЕ И СЕЙЧАС — ЭТО ДВА РАЗНЫХ ЧЕЛОВЕКА»

— В последнее время исполком попытался внедрить практику назначения на должности через конкурс. Но в итоге все равно побеждают замы прежних руководителей. Почему? Нет достойных предложений извне?

— Предложений извне много, по тому же конкурсу на должность председателя комитета по делам молодежи мы это видели. Вообще все те, кто прошел в финал конкурсов на должность главы комитета молодежи и комитета культуры, включены в кадровый резерв мэра Казани. И уже приняты первые решения, одному из них — Марату Уразаеву — предложили пост замруководителя комитета по делам молодежи. Ранее он был специалистом по работе с молодежью, когда учился в вузе, потом долгое время работал в бизнесе, после чего решил вернуться в молодежную среду.

Объективные причины какие — люди, которые здесь работают, знают специфику, знают проблемы. Люди, которые заявляются на конкурс со стороны, это не значит, что они не подготовленные. Наоборот, пять-шесть человек четко встали в кадровый резерв. Это видно, они очень талантливые и с большими перспективами люди. Просто пока нет вакансий, на которые их можно было бы предложить.

«Важно, чтобы человек был активным — есть ли у него достижения в спорте, какая у него семейная жизнь, что он делает на общественных началах, в плане благотворительности» Фото: metshin.ru

— Какие сейчас зарплаты у рядовых сотрудников? Правда ли, что из-за кризиса приходится отказываться от выплаты премий? Как это сказывается на текучке? За счет чего удается привлекать хороших специалистов?

— Тема щепетильная. Заработные платы не такие высокие. Если брать главного специалиста — специалиста, то это 17-20 тысяч в месяц, в среднем, по году. Текучка всегда есть в таком большом коллективе. Но за последние 1,5-2 года идет на убыль. Возможно, это связано с экономической ситуацией, так как люди видят тут стабильность. А молодые люди просто хотят здесь получить колоссальный опыт. Могу сказать честно, что я до работы в исполкоме и сейчас — это два разных человека. В плане накопленного опыта. Здесь ты ежедневно сталкиваешься с новыми задачами.

Вот уже третий год будет отмечаться День муниципального служащего. Мы проводим конкурс, есть номинации, желающие в них выставляются. К Новому году мы наградим победителей. Например, у нас есть номинации «Самый молодой и перспективный сотрудник», для тех, кто больше 15-20 лет проработал.

— Как чиновнику отличиться среди своих — кто качественнее напишет бумагу, изготовит слайд-шоу?

— На конкурс нужно предоставлять о себе всю информацию. Опять же мы смотрим по программе «Дисциплина», нет ли нареканий, связываемся с руководителем. Но также важно, чтобы человек был активным — есть ли у него достижения в спорте, какая у него семейная жизнь, что он делает на общественных началах, в плане благотворительности. Некоторым просто удивляешься, когда он все успевает? Он и на лыжах победил, в и футбол играет, и в турпоходы ходит, он еще и на работе молодец, и двое детей, и вообще впереди планеты всей, все его любят. Надеюсь, что каждый год этот конкурс будет проводиться, для людей это огромный праздник. Когда мэр говорит, что ты лучший в своем направлении — это что-то невероятное. И еще — для мотивации молодых что мы делаем — представляем молодых сотрудников на деловом понедельнике.

«ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ГОВОРЮ ДО СВИДАНИЯ. Я ВОСПРИНИМАЮ ЭТО КАК КОМАНДИРОВКУ»

— Вы почти три года отработали здесь...

— Два года и восемь месяцев.

— И скажите честно, не заскучали?

— Нет, это был новый этап, может быть, эта работа более тихая и незаметная, но здесь я научился очень многому, и я очень благодарен. Надеюсь, что оставил какой-то след и будут говорить, что вот руководитель аппарата был у нас такой Сивов — неплохой. А дальше, куда я приду, надеюсь, также буду выполнять поставленные задачи.

«Надеюсь, что оставил какой-то след и будут говорить, что вот руководитель аппарата был у нас такой Сивов — неплохой» Фото: архив «БИЗНЕС Online»

— Когда вы получили предложение о новом месте? Почему решили его принять? Вы ведь будете замом Олега Матыцина, президента FISU?

— Генеральным советником. История эта длинная. Есть внутренние правила, что я не буду принимать решения, пока об этом не знает Ильсур Раисович. Не знаю точно, сколько раз, но, как мне сказали, — не однажды — поступало это предложение. И когда Олег Васильевич рассказал, какой пласт работы он хочет на меня возложить, и самое главное, почему, то конечно, мы приняли решение, что нужно попробовать, помочь. Олег Васильевич, по большому счету, один их тех, кто большой командой нашу Универсиаду сделал. Он тогда был не президентом FISU, а президентом Российского спортивного студенческого союза. Это не значит, что я куда-то ухожу или говорю «до свидания». Я воспринимаю это как командировку. Но с трепетом думаю о том, что мне предстоит, потому что с собой я не могу взять большое количество людей, нужно будет работать каким-то узким кругом. И думаю, что в ближайшем будущем мы еще много здесь услышим про FISU.

— А чем вы будете заниматься?

— Всеми международными проектами FISU. Ну, например, первым будет проект создания Ассоциации городов Универсиады, куда войдут города, которые принимали Универсиаду и будущие столицы Универсиады будут собраны в большую Ассоциацию, где будет происходить некое общение. Потом — все те направления по маркетингу, которые у нас на Универсиаде отрабатывались, Олегом Васильевичем будут переноситься на международную арену. Также многие международные мероприятия будут проходить в Казани. В том числе, международный лагерь волонтеров, который, надеюсь, станет ежегодным и будет проходить только у нас.

— То есть Казань получит много бонусов в связи с вашим новым назначением?

— Я надеюсь. И буду делать все возможное, чтобы бонусов было как можно больше.

— Вы с Матыциным знакомы еще со времен подготовки к Универсиаде. То есть не будет особых «сложностей перевода» на новое место работы? Но все же место работы совсем новое — это же Швейцария, Лозанна, как я понимаю?

— Штаб-квартира FISU — в Лозанне, но так как президент FISU находится в Москве, то я тоже буду большую часть времени проводить там. Но плюс еще Лозанна и Казань, потому что на Казань будет много чего завязано.

— Назначая вас руководителем аппарата, Метшин сказал, что у вас было много предложений по трудоустройству, но «мы такими кадрами не разбрасываемся». Сейчас, получается, пришло время вас отпустить?

— Это совместное решение для пользы общего дела. Потому что FISU для нас не сторонняя организация, и Олег Васильевич — не посторонний человек. И как с многими, кто уходит у нас в Москву, это не значит, что с ними прощаются.

— Много с собой забираете людей?

— Пока точно не знаю, так как это связано с законодательством Швейцарии, оно не очень простое. Как раз в Лозанне я буду об этом говорить.

«Я не просто туда один поехал, а за мной огромная команда, и это безумно приятно. Когда понимаешь это, то ничего не страшно» Фото: metshin.ru

— Вы же будете спортивным чиновником, а сами каким видом спорта занимаетесь?

— Хоккеем. В Казани, когда будут возвращаться, буду играть. Надеюсь, и в Москве найду какую-нибудь команду, присоединюсь.

— С Казанью не жалко расставаться?

— Я не прощаюсь, не рву корни, я здесь будут довольно часто находиться, это мой родной город, здесь мои родители, мои близкие.

— Ильсур Раисович что вам сказал нам прощанье?

— Как и после Универсиады, так и теперь, он сказал, что не бойся делать ошибок, всегда возвращайся, говори, какие есть вопросы и предложения. Чтобы Вы понимали, я не просто туда один поехал, а за мной огромная команда, и это безумно приятно. Когда понимаешь это, то ничего не страшно.

посмотреть на Бизнес Онлайн - Татарстан