Паралимпийский чемпион Андрей Демчук: "Между тренировками я успел защитить диссертацию"

Факты и комментарии

После окончания соревнований наши спортсмены получили возможность вдоволь погулять по Рио-де-Жанейро, подняться к знаменитой статуе Иисуса, накупить сувениров для родных и близких. Сейчас делегации спортсменов из разных стран покидают олимпийскую деревню. Возвращение украинской сборной домой ожидается 22 сентября. Общаясь со спортсменами-фехтовальщиками на колясках Андреем Демчуком и Антоном Дацко, завоевавшими для Украины золотые медали в состязаниях на шпагах, корреспондент «ФАКТОВ» поинтересовалась: — Не жалко уезжать из солнечной Бразилии? У нас тут прохладно, осень. Вам понравилось жить в олимпийской деревне? Говорят, кормили очень вкусно? — На самом деле деревня представляет собой целый городок из многоквартирных домов, огражденный забором, — поясняет 28-летний Андрей Демчук. — После того как спортсмены разъедутся, сюда вернутся собственники жилья. Они купили апартаменты заранее и согласились, чтобы в течение нескольких недель здесь обитали участники соревнований. В домах все продумано для удобства передвижения инвалидов — пандусы, лифты. Бразильская кухня нам понравилась, много оригинальных блюд, особенно из бобовых. Попробовали всего понемногу. Но теперь уже очень хочется поскорее домой, к родным. Да и по маминым вареникам я соскучился! *Впервые за историю украинского паралимпийского спорта сразу двое наших фехтовальщиков — Антон Дацко (на фото сидит) и Андрей Демчук — завоевали золотые медали. С тренером Светланой Колесниковой — Вы довольны своим выступлением? — Конечно, я был счастлив добыть «золото» для нашей сборной. Но, если честно, это оказались самые трудные соревнования в моей жизни. Соперники сильные, со многими из них я уже не раз встречался на чемпионатах в Лондоне и Канаде. Финальный поединок с венгром Ричардом Освачем занял около 15 минут, но отнял много сил. Зато и счет был убедительным: 15:8 в мою пользу. (Счет в фехтовании идет на уколы. — Авт.) — Кто из близких первым вас поздравил? — Сразу после награждения президент Национального паралимпийского комитета Украины Валерий Сушкевич подал мне мобильный телефон: «Звони скорее, порадуй родных!» Я набрал номер жены, потому что точно знал: трансляцию матча она принципиально не смотрела. Как говорится, «трохи забобонна». Друзья, родители смотрели, а она — нет. Поэтому, услышав мой голос, Ореста испугалась, думала, что-то случилось. Узнав о победе, жена даже всплакнула. Ну и я вместе с ней — от радости… Свою победу я посвятил друзьям, воюющим в АТО. Таких у меня несколько. Двое погибли, встав на защиту родины в первые же дни агрессии. Светлая им память. — А много людей в Украине держали за вас кулачки? — Много. После поединка получил около девятисот sms-ок и сообщений в соцсетях. Причем половина — от совершенно незнакомых мне людей. Долго не мог заснуть. Эмоций — миллион. Утром поднялся в пять утра — и давай отвечать. Но всем не успел, хотя очень старался. — Андрей, в обычной жизни вы передвигаетесь не на коляске, а пешком, и даже без палочки. — У меня протез правой ноги, с которым я спокойно могу не только ходить, но и бегать. Ногу пришлось ампутировать в 19 лет из-за врожденной болезни. Правая стопа с рождения была намного больше левой, с возрастом разница увеличивалась. Как все мальчишки, я любил играть в футбол, баскетбол. Но вот незадача — кроссовки приходилось покупать на три размера больше, чем нужно было для здоровой ноги. В 16 лет — 46-й размер. Наверное, со стороны такие «ласты» на подростке смотрелись очень смешно. А потом на больной стопе начали открываться незаживающие гноящиеся раны. Мне делали операцию за операцией, однако ничего не помогало. Лет с семнадцати моя жизнь превратилась в сплошную боль. Предложив ампутацию, врач приободрил: «Перестанешь мучиться, подберут протез, будешь прыгать!» И он был прав: впервые зайдя на протезе в спортивный магазин, я понял, как это здорово, когда могу выбрать и надеть ту обувь, которая мне подходит. Конечно, и с протезом есть проблемы, при длительных нагрузках он натирает культю до крови так, что ходить не могу. Увы, качество отечественных протезов (мой сделан во Львове) оставляет желать лучшего. — Тогда почему вы выбрали «колясочный» вид паралимпийского спорта? — Думаете, у меня был большой выбор? Через неделю после того, как освоил протез, я явился во львовский центр «Инваспорта» и сказал, что хотел бы заниматься паралимпийским баскетболом. Там засмеялись: «Вот разогнался! У нас очень ограниченный выбор спортивных секций для инвалидов, баскетбола нет». Делать нечего, из предложенного выбрал фехтование. Я человек эмоциональный, импульсивный, мне это подходит. Впервые придя на тренировку, удивился: почему даже те спортсмены, которые могут передвигаться самостоятельно, сражаются на колясках? Мне объяснили, что у людей разные заболевания, различные степени ампутации. Кроме того, к категории «А» (в которой выступает Андрей Демчук. — Авт.) относятся инвалиды с ДЦП. И все должны быть в равных условиях. Во время поединка спортивные коляски крепятся на специальной платформе. Это делается, чтобы уменьшить риск откатиться в сторону или выпасть из коляски. — Сколько времени приходится уделять тренировкам? — Смотря какие цели ставишь перед собой. Если хочешь добиться результатов, участвовать в международных соревнованиях — желательно пять-шесть раз в неделю минимум по четыре часа. А на сборах — каждый день по семь часов. — Ого! Андрей, а когда вы все остальное успеваете? Вы же закончили вуз, работаете, женились… — Кроме прочего, год назад я защитил кандидатскую диссертацию, — улыбается спортс­мен. — Ее тема касается проблем доступности видеоконтента для незрячих людей. Проще говоря, как помочь слепому человеку «посмотреть» кино. Это можно сделать с помощью тифлокомментария — закадрового описания жестов, предметов, костюмов, декораций, применяя специальные технологии. Первым украинским мультфильмом, который адаптировали для незрячих детей, стал всем известный «Солнечный каравай». Данный материал и лег в основу диссертации. Я работаю во «Львовской политехнике» на кафедре информационных систем и сетей. Три года назад женился, хотя с Орестой мы встречались еще со школы. До этого моей огромной мечтой было принять участие в Паралимпиаде. Ну и победить, конечно! А теперь начнем с женой «работать» над выполнением самого заветного желания: стать родителями здорового малыша. У соратника по команде и ближайшего друга Андрея Антона Дацко (во время состязаний в Рио они жили в одной комнате) Паралимпиада в Бразилии — третья по счету. За плечами 16 лет тренировок. Победы и призовые места на чемпионатах и кубках Украины, Европы, две победы на чемпионатах мира. Серебряная медаль, добытая в 2012 году на Паралимпийских играх в Лондоне, только подстегнула спортсмена к еще более усиленным тренировкам. *Во время поединка спортсмены обмениваются молниеносными уколами — В этот раз мне удалось выступить в двух видах фехтовальных состязаний — на саблях и рапирах, — говорит 33-летний Антон Дацко. — «Золото» — за саблю. — Вас, наверное, огорчил последний поединок на рапирах с китайским спортсменом, из-за которого не удалось выйти в финал? — Спорт есть спорт. Он был объективно сильнее меня. Антон Дацко выступает в категории «В» (спортсмены с травмами грудного отдела позвоночника). Беда случилась, когда он учился в десятом классе. Забрался на дерево за орехами и не заметил в густой кроне линию электропередачи. — Как на дерево лез, помню, — говорит паралимпиец, — а дальше — все как во сне. Потерял сознание, очнулся на земле. Понял, что не чувствую ног. Оказалось, что в результате падения сломаны семь позвонков, поврежден спинной мозг. После нескольких операций я неподвижно, со специальными пластинами на позвоночнике, пролежал два месяца. — Наверное, очень тяжело было воспринять такую беду? — Не хочется описывать все свои тогдашние эмоции. Я, как и любой мальчишка в 16 лет, строил огромные планы на жизнь, и вдруг все оборвалось. Что делать дальше? Думаю, в тот момент мне помогал Бог. Наша семья верующая. Для себя я решил, что, раз Господь послал мне это испытание, значит, нужно его перенести, выстоять, а плакать нет смысла. Врачи говорили, что если я буду старательно заниматься, то после курса реабилитации состояние может улучшиться вплоть до того, что смогу ходить. Увы, лучше не стало, я по-прежнему не чувствовал ног и мог передвигаться только на коляске. Когда меня выписывали домой, медики настоятельно посоветовали заниматься спортом, иначе мышцы будут постепенно атрофироваться. И еще — не закрываться в четырех стенах, вести активную жизнь, общаться со сверстниками. Собственно, у меня другого выхода и не было. Требовалось закончить школу, и так из-за травмы полгода занятий пропустил. От уроков на дому я сразу отказался. Вначале при помощи мамы, а потом самостоятельно добирался на коляске до школьного крыльца, а там меня встречали одноклассники и на руках заносили внутрь. После школы мама придумала, что мне надо учиться на портного, — мол, всегда буду иметь кусок хлеба с маслом. Не скажу, что я был в восторге от перспективы строчить на машинке, но все-таки послушался ее. Закончил швейное училище и попал на работу во львовское швейное объединение «Силуэт». Именно в тот период жизни познакомился с ребятами, занимающимися паралимпийскими видами спорта, и мне тоже захотелось попробовать себя. Я выбирал между стрельбой из лука и фехтованием. Однако из-за травмы позвоночника лук был для меня слишком тяжелый. А рапира весит всего 300 граммов. Стал активно тренироваться. Но вначале самым главным было то, что благодаря тренировкам я стал намного здоровее, руки и мышцы туловища налились силой. Когда понял, что могу полностью обходиться без посторонней помощи, перестал чувствовать себя инвалидом. Первые успехи пришли через три года после начала занятий, в 2003-м. Тогда один из львовских спортсменов поехал на Паралимпийские игры и получил победу в категории «В». После чего каждый из нас осознал, что тоже может сделать это! Тренировались как бешеные. Если я не мог добраться до зала, мой тренер Светлана Колесникова приходила в маленькую комнатку общежития и говорила: «Давай потренируемся хоть тут. Заниматься нужно каждый день». И пошло: в 2004 году первая награда на открытом чемпионате в Польше, через год кубок мира в Италии, затем чемпионат Европы… — Что было самым трудным на пути к вершинам спортивной карьеры? — Не долгие тренировки и не тяжелые нагрузки, если вы это имеете в виду, — качает головой спортсмен. — Самым неприятным для меня было видеть презрительное отношение многих здоровых людей к инвалидам. Я живу в Буске, а тренируюсь во Львове. Часто случалось, что на коляске жду на дороге маршрутку, а водители проезжают мимо не останавливаясь, чтобы не заниматься размещением в салоне такого пассажира и не тянуть его коляску. Особенно обидно, если происходило осенью или зимой, когда шел дождь или снег. Я ведь не могу долго находиться на холоде. Но в 2008 году после Паралимпийских игр в Пекине наша районная власть помогла мне с автомобилем, и стало легче ездить во Львов. Теперь я уже и представить себе не могу, как добирался туда на перекладных. На вопрос о том, как сложилась его карьера портного, мужчина смеется: — Представление о шитье и кройке имею, пуговицу пришить могу. А на большее не решусь. — Активный спорт так и не помог встать с коляски? — Чуда не произошло, — вздыхает Антон. — Но я не падаю духом. Мой девиз: «Нет таких преград, которые нельзя преодолеть». Если Богу будет угодно, то я встану на ноги. Сейчас учусь в Николаевском университете, в институте физкультуры — хочу стать профессиональным тренером. Три раза был в госпитале для раненых, общался с ребятами, пытался убедить их, что жизнь после травмы не заканчивается. На коляске ведь можно жить полноценной жизнью, просто очень важно, чтобы изначально кто-то научил этому, рассказал. Во Львове меня ждет любимая девушка, а дома в Буске — мама, самый родной человек на свете, — по-особому тепло улыбается паралимпиец. — Ей позвонил первой, сразу после награждения. Мама была уже в курсе, видела онлайн-трансляцию. Она сказала, что молилась за меня в церкви и всегда верила в мою победу. Фото из соцсети

посмотреть на Факты и комментарии