Николя Такюссель: "Если подрастающее поколение станет жить в ненависти, Украина будет вечно воевать"

Факты и комментарии

В Полтаве Николя Такюссель, французский специалист в области нейропсихологии и психосоматики, основатель и президент общественной организации «Smile for Ukraine» («Улыбка для Украины»), провел пять насыщенных дней. Все это время он обучал участников АТО, их близких, а также семьи, потерявшие на фронте своих родных, справляться с негативными эмоциями и уходить от душевной боли. А профессиональным психологам дал мастер-класс по оказанию социально-психологической помощи этой категории людей. Все, кто присутствовал на тренингах Николя, говорят: «Он действительно умеет возвращать украинцам улыбки». 31-летний Николя Такюссель — человек-позитив. Он сразу же располагает к себе собеседника, настраивает его на положительную волну. Общаться с ним легко и интересно. Таким, мне кажется, и должен быть врачеватель человеческих душ. Николя уже не одного атошника вытащил из депрессии, вернул к нормальной жизни. Однажды в Киевском военном госпитале он встретился с трактористом из Харьковской области, который потерял обе ноги. Молодой мужчина не видел смысла жизни. Он ушел на войну, чтобы защитить от агрессора своих жену и сына. Но когда вернулся инвалидом, родные его оставили… Французский психотерапевт приложил немало усилий, чтобы унять физическую и моральную боль бойца. Помог ему с протезированием. А когда мужчина начал самостоятельно ходить, в их общении наступила небольшая пауза. — Мы не виделись неделю — я летал в Париж, — рассказывает Николя Такюссель. — И всю эту неделю, как потом признался мой подопечный, он не выходил из дому. Я набросился на него: «Как так можно? Нельзя замыкаться в себе, нужно быть среди людей». А он улыбается: «Так я не сам был, а с девушкой». Как я за него был рад! Ведь человек перестал жить своим горем, а значит, вышел из состояния депрессии. Преодолев один барьер, солдат поставил перед собой цель вновь сесть на трактор и работать в поле, как прежде. И добился достигнутого! Очень важно, чтобы перед такими людьми были высокие цели, иначе у них не будет мотивации выходить из зоны своих переживаний. — Многие люди, прошедшие войну, считают себя морально сильными. К психологу их не затащишь. — Не надо тащить. Я сам приду к такому человеку, если ко мне обратятся его родные. — А если он не захочет с вами разговаривать? — Я не стану его упрашивать изливать мне душу. Просто буду с ним говорить ни о чем или даже молчать. Человек может злиться, игнорировать меня, но тем не менее начнет привыкать к моему присутствию. А потом я на несколько дней исчезну из его жизни, и он почувствует, что ему меня не хватает. И когда мы снова встретимся, то найдем общие темы, и я начну с ним работать, но он ни о чем даже не догадается. — Разве психологи так работают? — Это моя методика, я хочу, чтобы и мои украинские коллеги ею овладели. — Чему вы их еще учите? — В Украине не заведено говорить нуждающемуся в психологической помощи человеку неприятные для него вещи. Все боятся его обидеть, нанести дополнительную душевную травму. Но если просто слушать, сочувствовать и поддакивать, то от этого мало пользы. Иногда нужно быть резким, чтобы открыть человеку глаза на его проблему. — Как вам это удается? — Мне пришлось работать с солдатом, который побывал в плену. Вместе с другими пленными боевики провели бойца по улицам Донецка, где каждый прохожий мог его ударить. Наверняка многие помнят эти кадры, показанные по телевидению. И человек морально сломался. Вернувшись домой, он запил. А однажды, когда я уже с ним работал в реабилитационном центре, он куда-то исчез. Я переживал за его здоровье, поскольку у него был приступ паранойи, то есть расстройство мышления. Но когда с трудом все же отыскал его и приблизился к нему, он приставил мне нож к горлу. И знаете, как я заставил его успокоиться? Принялся ругать все вокруг — реабилитационный центр, еду, войну. То есть применил метод шока, отвлек человека от его гнева против меня. Позже мы нашли общий язык. Сейчас он не пьет, его жизнь наладилась. Хотя путь к этому был долгий и непростой. Увы, злоупотребление алкоголем — частое явление среди атошников, поэтому в украинской армии довольно много «пьяных» потерь. Хотя настоящий воин не пьет. А вот человек, которого заставляют что-то делать против его воли, начинает заливать горе, чтобы найти равновесие. Такие люди нуждаются в длительной психологической поддержке. Парижанин Николя Такюссель прилетел в Украину в январе 2014 года, когда противостояние на Майдане достигло апогея. Свой душевный порыв объясняет тем, что его покойный дедушка родился в Мариуполе Донецкой области. Мальчику было всего восемь лет, когда его родители в поисках лучшей жизни эмигрировали во Францию. Дед до конца дней больше не увидел Украину, но всегда рассказывал о ней как о любимой женщине. Видимо, это отношение к родине предков передалось и внуку. И когда российская пропаганда утверждала, что к власти в Украине начали рваться «фашисты и бандеровцы», ему захотелось самостоятельно разобраться в происходящих событиях. Прилетел одетый налегке, а здесь — морозы до тридцати градусов… Четыре горячих дня, проведенных на Майдане в переломный момент революции вместе с народом, для Николя стали решающими. Он не знал тогда ни слова по-украински, но это не помешало ему найти здесь друзей и понять: украинцы — пожалуй, единственный народ в Европе, который готов с оружием в руках отстаивать свою свободу. — До войны во Франции у меня было три офиса, где я частным образом оказывал психологическую помощь людям, находящимся в состоянии стрессов и депрессий — предпринимателям, десантникам, спецназовцам, — рассказывает Николя. — Среди моих пациентов, кстати, были и французские военные легионеры. Но их проблемы разительно отличаются от проблем украинских солдат. Украинцы защищают свою родину, поэтому их личные трагедии гораздо глубже. У французов враг далеко, а у украинцев им может стать сосед или даже родственник. И важно донести фронтовикам: они не отвечают за то, что было, — только за то, что с ними будет. Независимо от того, что они пережили. Два офиса я закрыл, поскольку большую часть времени сейчас провожу в Украине. Сначала летал сюда каждые две недели, теперь задерживаюсь все дольше и дольше. Тренинги и семинары в Киеве, Харькове, Славянске, Полтаве — лишь часть моей волонтерской работы. Николя подготовил уже около 400 украинских психологов, дал консультации более 700 военным. Много времени он проводит на линии соприкосновения, в госпиталях. Более 20 раз выезжал в прифронтовую зону со своей миссией. Раньше ездил по всей Европе с лекциями и семинарами для психотерапевтов и психологов, знакомил со своими научными разработками. — Я ненавижу войну, я не воин по натуре, — продолжает собеседник. — Но знаю, зачем езжу на фронт и работаю с солдатами. Я хочу помочь этим людям жить активной жизнью после возвращения домой. Ведь никто в Украине не был готов к войне, а к психологической реабилитации солдат тем более. Многие из них испытывают чувство вины — за гибель друзей, за то, что пришлось убивать людей, за переживания близких. Я объясняю: в том, что пришлось оставить семьи и взять оружие в руки, их вины нет. То, что вы пережили, это ужасно. Но я здесь не для того, чтобы сочувствовать, а для того, чтобы вы забыли о войне, нашли себя в мирной жизни, были счастливы, независимо от того, что испытали в боях. Это возможно. Главное — верить в себя. — А что вы объясняете детям, когда приезжаете в детские дома? Говорите о войне? — Обязательно говорю. Работа с детьми — моя самая важная и ответственная миссия. Всегда волнуюсь перед встречей с ними. Особенно с теми, кто потерял близких, оказался покалеченным. У них много причин быть грустными. И нужно стараться, чтобы они не увидели на моем лице растерянность, печаль, неуверенность. Говоря о войне, мы играем. В зоне, где ведутся боевые действия, взрывчатые вещества могут иметь различную форму, поэтому я учу детей не трогать незнакомые предметы. В качестве передачи информации мы используем платки. Они у нас летают по классу, словно бабочки. Так ребята в игровой форме предупреждают друг друга об опасности. Еще я учу детишек разговаривать и слышать друг друга, даже когда они поссорились. Ссора — временное явление. Она происходит между людьми не потому, что они злые, а из-за какого-то недоразумения. Только если будет найден общий язык, возродится дружба. А для этого нужно выяснять точки зрения на предмет раздора. Дети запоминают, как надо и не надо себя вести в конфликтных ситуациях. Точно так же, объясняю я им, происходит и во время войны. Ни в коем случае детям нельзя навязывать вражду к другому народу, втянутому политиками в войну. Если подрастающее поколение станет жить в ненависти, Украина будет вечно воевать. Ведь дети — будущее Украины. — Как война отразилась на психике детей, с которыми вы работаете? — Они всего боятся. Прежде всего — самолетов. Я объяснял одному мальчику, что живу во Франции и летаю домой на самолете. Смотрю, ребенок насторожился. Оказалось, его родители погибли во время авиаудара, и он был уверен, что все самолеты несут смерть. — О чем мечтают сироты — дети войны? — Чаще всего о конфетах. А еще о том, чтобы их кто-то обнял. — Кто больше всего запомнился вам? — В детском доме между Счастьем и Мариуполем живет семнадцатилетний парень, которому я хотел бы в будущем помогать. Его бросили родители при рождении, а потом от него отказалась супружеская пара из Америки, которая хотела его усыновить. Они даже забрали его в США, но затем вернули. Получается, маленького человечка взрослые предали дважды. А у него, я чувствую, огромный потенциал. Хотел бы помочь ему выучиться, чтобы он достиг в жизни определенных высот. — Вы знаете, как остановить войну? — Нужно примирение — это очень важное условие. Понятно (и это нормально), что мы все раздражены, чувствуем гнев, ненависть к агрессору. Но эти чувства нужно подавить, поскольку они разрушительны — строить будущее с ними невозможно. Я, например, только так и могу ездить в зону военного конфликта. Каждый должен спросить себя, что он может сделать для того, чтобы остановить войну. Не стоит кивать на Путина, на своих, европейских или американских политиков. Давайте что-то делать на личном уровне. Своей задачей я считаю помочь украинцам построить сильное государство. Мы обязательно победим в этой войне. Фото автора

посмотреть на Факты и комментарии