Еще раз о Матвее Ивановиче Платове

Еще раз о Матвее Ивановиче Платове

Военное обозрение

Жизнь и воинские подвиги одного из талантливых учеников суворовской школы, героя Отечественной войны 1812 года Матвея Ивановича Платова представляют собой замечательную страницу военной истории и до сих пор служат уроками мужества, патриотизма и высокого воинского мастерства. Матвей Иванович принимал участие во всех войнах Российской империи конца XVIII — начала XIX века. Для казаков Платов был олицетворением казачьей доблести, верности Отечеству и готовностью к самопожертвованию. Память о Платове многократно увековечена в названиях площадей и улиц, учебных заведений и кораблей. Однако современному поколению он практически неизвестен. Матвей Иванович Платов родился 8 августа 1753 года в станице Прибылянской (Старочеркасской) в семье войскового старшины. Родители его не были зажиточными и смогли дать сыну только начальное образование, обучив русской грамоте. В 13 лет Матвей Платов начал службу в казачьем войске. Голубоглазый, высокий, статный, ловкий, необыкновенно подвижный юноша очень скоро завоевал уважение сослуживцев своим добродушным характером, общительностью и острым умом. Матвей отлично держался в седле и владел всеми казачьими приемы джигитовки, он умело пользовался пикой, великолепно владел саблей, метко стрелял из лука, ружья и пистолета, неплохо пользовался арканом. В 19 лет Матвея Платова произвели в офицеры (есаулы) и дали под командование сотню, в 20 лет - полк. В январе 1781 года Платова был назначен главным помощником войскового атамана Донского казачьего войска, а вскоре Матвей Иванович и сам стал войсковым атаманом. В 1806-1807 гг. Платов участвовал в войне с Францией, в 1807-1809 годах - с Турцией. Он искусно руководил казачьими войсками под Прейсиш-Эйлау (1807 г.) и на Дунайском театре военных действий. За это в 1809 году ему присвоили звание генерал от кавалерии. В тяжелый для России 1812 год Платов командовал всеми казачьими полками на границе, а затем отдельным казачьим корпусом, прикрывавшим отход 2-й Западной армии, успешно сражался под Бородино, за Смоленск, Вильно, Ковно, умело действовал в сражениях 1813-1814 годов. Он пользовался огромным авторитетом среди казаков и популярностью и уважением в России и Западной Европе. В 1814 году, будучи в составе свиты Александра I, М.И. Платов участвовал в поездке в Англию, где ему оказали торжественную встречу и вручили саблю, инкрустированную алмазами, а также диплом почетного доктора Оксфордского университета. Заслуги Платова не только в подвигах на поле брани, но и в том, что он внес значительный вклад в дело дальнейшего совершенствования традиционных форм и способов ведения боя, сложившихся в предшествующий период истории казачества. Для того чтобы понять, каким был человеком и воином Матвей Иванович Платов, приведем несколько эпизодов из его боевой деятельности. Калалахский бой Теплой апрельской ночью 1774 года Платов, приложив ухо к земле, слушал далекий гул. Как потом стало ясно, это приближалась многочисленная конница крымского хана Давлет-Гирея, которому удалось узнать, что ко 2-й русской армии, располагавшейся на Кубани, движется транспорт с продовольствием и амуницией под усиленной охраной двух казачьих полков (по 500 человек в каждом) при одной пушке, и что полки, которыми командовали походные полковники Ларионов и Платов, остановились на ночлег у реки Калалах. Платов разбудил Ларионова, старшего по возрасту и более опытного командира. Посоветовавшись, они приказали казакам устроить на одной из высот у реки подобие полевого укрепления, согнать внутрь его лошадей, сделать вал из телег и кулей с продовольствием и занять круговую оборону. С рассветом казаки увидели, что их с трех сторон начинают окружать во много раз превосходящие силы противника. Ларионов был человеком не робкого десятка, но, понимая, что сопротивление бесполезно и что все они погибнут в неравной схватке, предложил сдаться в плен. Платов, до глубины души оскорбленный его словами, воскликнул: «Мы - русские, мы - донцы! Лучше умереть, чем сдаться в плен! Так всегда поступали наши предки!» Он взял на себя командование обоими полками, выслал навстречу неприятелю две конные сотни, а двум расторопным казакам дал задание прорваться к подполковнику Бухвостову, стоявшему с регулярными войсками на противоположном берегу. Один из посланных казаков на полном скаку был сражен пулей, другой применил хитрость: опрокинулся и повис сбоку лошади, притворяясь убитым, а затем, когда опасность миновала, вновь вскочил в седло, доскакал до реки, переплыл ее и благополучно добрался до лагеря Бухвостова. Тем временем, высланные навстречу противнику казачьи сотни достигли его передовых частей и внезапно повернули назад. За ними в погоню понеслась ханская конница. Казаки, приблизившись к своему полевому укреплению, по сигналу разделились на две части и повернули в противоположные стороны. Таким образом, неприятель оказался под ружейным и картечным огнем оборонявших лагерь. Растерявшись от такой неожиданности, крымчаки в беспорядке начали отступать, потеряв на поле боя несколько десятков солдат и лошадей. Этот прием («ловушка») в разных вариантах и в более крупных масштабах Платов неоднократно применял впоследствии против турецкой и французской конницы и, почти всегда с успехом. Первая атака была отбита. За ней последовали другие. Давлет-Гирей бросал в сражение все большие и большие силы, но успеха добиться не мог. Семь раз он пытался овладеть высотой, удерживаемой казаками, и всегда откатывался назад. Целый день ожесточенно и упорно сопротивлялись казаки, но силы их таяли, многие были убиты, ранены, треть лошадей пала, боеприпасы кончались. Платов ободрял своих воинов, как мог, появляясь на самых опасных направлениях. Тем не менее, некоторые из оборонявшихся стали падать духом. Мужественно сражавшийся Ларионов вновь заговорил с ним о сдаче в плен, чтобы напрасно не губить людей. Но Платов был непоколебим. Он ответил: «Честь дороже жизни!.. Лучше погибнуть, чем положить оружие...». Между тем враг собирался атаковать позиции донцов в восьмой раз. С тревогой ожидали измученные казаки нового и, по-видимому, самого решительного нападения. В этот момент на горизонте поднялось облако пыли. Среди защитников раздался ликующий крик: «Наши! Наши!» Платов увидел лаву скачущих всадников с дротиками наперевес: подполковник Бухвостов выслал для удара во фланг и вражеский тыл полк Уварова, а сам с главными силами намеревался ударить с другого фланга. Осажденные от радости начали бросать вверх шапки, обниматься, кричать «Ура!». У многих на глазах были слезы. Они с нескрываемым чувством облегчения смотрели, как казаки Уварова с громким криком и улюлюканьем стремительно врезались в неприятельские ряды. Платов, не теряя времени, скомандовал оставшимся в живых: «На конь!» - и бросился с ними на врага с фронта. Неприятельское войско дрогнуло, смешалось и, наконец, начало отходить. Преследуемые донцами, конники Давлет-Гирея натолкнулись на основные силы подполковника Бухвостова, которые встретили их картечью. Окруженный со всех сторон, враг был разбит и рассеян. В последующем донесении наказному атаману войска Донского Семену Никитовичу Сулину о бое на реке Калалах подполковник Бухвостов писал: «Платов был храбр и мужествен: ободрял своих подчиненных, приводил их к сильному противу неприятеля отпору - и тем удержал их от похищения неприятельского... Господин полковник Уваров подошел со мною к неприятелю, сильно на него нападая, поразил несколько неверных: через что наилучше могли мы соединиться с осажденными, а по соединении всех карали мы вероломных общими силами. Подполковник и кавалер Бухвостов. Апреля 7-го дня 1774 года на Кубани при р. Калалах». О необыкновенном подвиге казаков Матвея Платова, его личном мужестве, присутствии духа в минуты опасности, непреодолимой стойкости и распорядительности узнали Донское войско, регулярная армия, двор, императрица Екатерина II. По приказу Екатерины II для всех казаков - участников боя на высоте у реки Калалах была выбита золотая медаль. Калалахский бой явился началом блистательной воинской славы Матвея Платова. Штурм Измаила 9 декабря 1790 года перед штурмом Измаила Суворов назначил заседание военного совета. Один за другим в его скромно обставленную палатку вошли генерал, поручики Павел Потемкин и Александр Самойлов, генерал-майоры Михаил Голенишев-Кутузов, Петр Тищев, Федор Мекноб, Илья Безбородко, Б.П. Ласси (Лассий), Иосиф де Рибас, Сергей Львов, Николай Арсеньев, бригадиры Федор Вестфален, Василий Орлов, Матвей Платов. Суворов обратился к присутствующим с краткой выразительной речью: «Два раза русские подходили к Измаилу - и два раза отступали они; теперь, в третий раз, остается нам только взять город, либо умереть!». Внимательно оглядев всех членов военного совета, он продолжил каждому высказать свое мнение, и вышел из палатки. По традиции, установленной еще Петром I, Платов, как младший по чину и положению, должен был озвучить свое мнение первым. Молодой казачий атаман глубоко задумался. Мысли, обгоняя одна другую, проносились в его голове. Он взвешивал все «за» и «против». Измаил - серьезная крепость. Высокий вал, глубокий ров. В городе много удобных для обороны каменных домов, гарнизон - 35000 человек, из них восемь тысяч - конница. Войско отборное. 265 крепостных орудий, не считая пушек турецкой флотилии. Командующий гарнизоном Айдос-Мехмет-паша - генерал опытный. А у русских? Всего 31000 бойцов. Брать крепости при меньшем, чем у противника, количестве сил еще никому не приходилось. Правда, орудий больше, но людей для такого штурма маловато. Казакам придется особенно тяжело. Они, обученные лихим конным атакам на открытой местности, должны с лестницами и фашинами в руках лезть на неприступные стены под губительным огнем артиллерии. И оружие их - деревянные пики - малопригодны для рукопашной схватки. Потери будут велики. И все-таки Измаил надо брать сейчас. Длительная осада, да еще зимой, унесет на тот свет людей не меньше. От холода, голода и болезней люди будут гибнуть тысячами. А если уж терять солдат, то в бою. А казаки выдержат. Хотя большинство из них в штурме крепостей в пешем строю никогда не участвовали, но зато храбрости им не занимать. Предводитель же войск Александр Васильевич, по всему видно, настроен взять Измаил силою оружия, хотя Потемкин в последней депеше предоставлял Суворову поступать по его усмотрению. Опытный Суворов вряд ли искал совета. Ему была нужна поддержка... Мысли Платова прервал стремительно вошедший в палатку Суворов. Глаза атамана вспыхнули. Он вскочил, громко и решительно сказал: «Штурм!» Все дружно к нему присоединились. Казачий атаман подошел к столу и под решением военного совета о штурме Измаила первым поставил свою подпись: «Бригадир Матвей Платов». По диспозиции Суворова атакующие войска делились на три группы (отряда) по три колоны в каждом. Отряд будущего основателя Одессы генерал-майора де Рибаса (9000 чел.) должен был атаковать с речной стороны; правый отряд под командованием генерал-поручика Павла Потемкина (7500 чел.), предназначался для удара с запада, левый - генерал-поручика Александра Самойлова (12000 чел.) - с востока. Атаки правого и левого отрядов обеспечивали успех удара де Рибаса с южной, приречной стороны. Донских казаков, которые лишились своих лошадей еще при осаде Очакова в 1788 году, свели в пешие полки и направили в штурмовые колонны. 5-я колонна Платова (5000 чел.) должна была взойти на вал по лощине, которая разделяла старую и новую крепости, и затем оказывать помощь высадке десанта с флотилии и совместно с ним овладеть новой крепостью с юга. 4-я колонна бригадира Орлова (2000 казаков) назначалась для атаки вала восточнее Бендерских ворот и для поддержки Платова. Колонна Матвея Ивановича состояла из 5-ти батальонов. Боевой порядок был построен в два эшелона: в первом три батальона снабженные фашинами и лестницами, во втором - два, сведенных в одно каре. Впереди каждой колонны первого эшелона двигались 150 метких стрелков (снайперов) и 50 воинов с шанцевым инструментом. Ранним утром 11 декабря 1790 года колонны пошли на приступ. Было темно, небо закрывали тучи, густой туман скрывал приближение русских. Вдруг гром сотен крепостных орудий и корабельных пушек турецкой флотилии нарушил тишину. Батальоны Платова, не теряя порядка, быстро подходили ко рву, сбрасывали в него фашины, затем, преодолевая препятствия, поспешили к валу. У его основания казаки ставили лестницы, стремительно поднимались вверх и, опираясь на укороченные дротики (пики), взбирались на самый гребень вала. В это время стрелки, оставшиеся внизу, поражали огнем защитников вала, определяя их местонахождение по вспышкам выстрелов. Колонна Орлова вышла ко рву с левой стороны от Бендерских ворот, и ее часть уже поднялась на вал по лестницам, остальные были еще по эту сторону рва. Бендерские ворота неожиданно распахнулись и многочисленный отряд турок стремительно скатился в ров и, пройдя вдоль него, ударила во фланг колонны казаков, угрожая разделить ее. Разгорелась жаркая рукопашная схватка. В это время батальон, в котором находились Платов и командир обеих колонн генерал-майор Безбородко, подошел к крепости по лощине, между старой крепостью и новой. Ров в этом месте оказался затопленным. Казаки замешкались. Тогда Платов первый, по пояс погрузившись в ледяную воду, преодолел это препятствие. Примеру командира последовали другие. После того как воины взобрались на вал, молодой атаман повел их в атаку и завладел стоявшими там турецкими пушками. Во время атаки генерал Безбородко получил ранение, и его вынесли с поля боя. Командование обеими колоннами принял на себя Платов. Услышав громкие крики и шум боя справа, Платов приказал полковнику Яцунекому, командиру двух батальонов Полоцкого мушкетерского полка, которые составляли резерв обеих казачьих колонн, ударить в штыки янычар. В начале атаки полковника смертельно ранило. Платов, координируя действия своей колонны с батальонами Полоцкого полка, батальоном Бугских егерей, посланным Кутузовым на выручку соседей, а также взаимодействуя с выделенной Суворовым конницей, помог бригадиру Орлову отбить вылазку янычар. Большая часть их погибла, а оставшиеся в живых бросились в крепость, прочно закрыв за собой ворота. Тогда Платов оказал помощь Орлову в овладении валом. После этого часть казаков по лощине проникла к реке и соединилась с десантом генерал-майора Арсеньева. Наступивший рассвет рассеял туман. Стали видно, что вал был взят русскими на всей его протяженности. После краткого отдыха казаки, построившись в колонны, с пиками наперевес двинулись в город, чьи узкие улицы были заполнены турками. В каменных домах и мечетях засели янычары. Отовсюду гремели выстрелы. Почти каждое здание приходилось брать с боем. К 4 часам Измаил уже полностью находился в руках суворовских солдат. Разгром целой армии, находившейся в неприступной крепости, потряс не только Турецкую империю, но и Европу. Он оказал существенное влияние на дальнейший ход войны и в итоге привел к заключению мира в 1791 году. Участники штурма были награждены: нижние чины - серебряными медалями, а офицеры - золотыми знаками. Многие офицеры получили ордена и золотые шпаги, некоторые повышены в чинах. Матвею Платову был пожалован орден Георгия III степени и звание генерал-майора. Бородинское сражение 26 августа 1812 года. Бородинское сражение в разгаре. После восьми атак ценой значительных потерь французским войскам удалось овладеть Багратионовыми флешами. Стремясь завершить прорыв русских позиций, Наполеон сосредоточил основные усилия на батарею Раевского. Там было собрано для решительной атаки 35000 человек и около 300 орудий. Французские маршалы настоятельно требовали ввести в дело оставшийся еще нетронутым резерв - старую и молодую императорскую гвардию (27 тыс. отборного войска). Наполеон ответил, что в трех тысячах верст от Франции не может рисковать своим последним резервом. Маршалы настаивали. Настаивала свита. Ропот нарастал. Время шло, и необходимо было что-то предпринимать. Император приказал было направить в сражение молодую гвардию, но тут же отменил свой приказ, так как Кутузов бросил конные корпуса Платова и Уварова, находившиеся в резерве, в обход левой французской армии и они внезапно атаковали наполеоновские войска в районе деревушек Валуево и Беззубово. Казачий корпус атамана Платова и 1-й кавалерийский корпус генерала Уварова около полудня, форсировав вброд реку Колоча, бросились на французов. Уваров повел свою конницу на Беззубово, где стоял наполеоновский полк пехоты и дивизия итальянских кавалеристов. Итальянцы ускакали, не приняв боя, а французы, перестроившись в каре, преградили нашей коннице дорогу, заняв мельничную плотину - единственный узкий проход в деревню. Кавалеристы Уварова несколько раз переходили в атаку, но успеха не имели. Наконец, неся значительные потери, им удалось потеснить французов к западной окраине населенного пункта, но дальше развивать успех уже не могли. Платов с казаками беспрепятственно обошел Беззубого с севера. Но что делать дальше? Ударить в тыл - неприятельского пехотного полка и помочь Уварову разгромить его? На это уйдет время, а результат будет невелик. Атаковать пехотную дивизию у Бородино? Бесполезно - слишком неравные силы. И Платов принимает решение: переправиться еще через одну речку - Войну, углубиться во французские тылы и начать громить неприятельские обозы. Его расчет оказался правильным - в тылу наполеоновских войск возникла паника. Повозки и отдельные обозники верхом на лошадях с обрубленными постромками бросились, преследуемые казаками, в сторону расположения главных сил. Некоторые из них с громкими криками: «Казаки! Казаки!» прискакала к шевардинскому редуту, на котором находился император со своей свитой. Почти в это же время ему доложили, что русские атакуют Беззубого. Все это ошеломляюще подействовало на Наполеона. Он задержал молодую гвардию, прекратил атаку батареи Раевского, направил часть своих войск на левый фланг и, более того, лично поехал туда, чтобы точно оценить обстановку. Около двух часов столь драгоценного в битве времени было потеряно, пока Наполеон смог убедиться, что количество русской конницы, атаковавшей его левый фланг, невелико. К тому же Платов и Уваров имели приказание Кутузова - не ввязываться в бой. Своей цели Кутузов уже достиг, выиграв нужное ему время. Почему же атака казаков Платова на левом французском фланге так напугала Наполеона? Что заставило императора прервать наступление на основном направлении и отменить ввод молодой гвардии в сражение? Почему он направил к левому флангу дополнительные части, да и сам бросился туда, потеряв столько времени? Все объясняется просто: император опасался лишиться находившихся там транспортов с боеприпасами, чья потеря могла обернуться катастрофой для всей французской армии. Выигрыш Кутузовым времени решающим образом повлиял на исход Бородинского сражения, так как главнокомандующий русской армией успел произвести перегруппировку, усилив центр и левое крыло своих войск 2-м и 3-м корпусами. И хотя батарею Раевского после возобновления атак французы захватили, однако развить успех они уже не смогли. Двинуть в бой последний французский резерв - гвардию император не решился. Конец Бородинского сражения известен. Наполеон не достиг победы в генеральном сражении и отвел войска на исходные позиции. Кутузов имел все основания быть довольным результатами действий конницы на французском левом фланге, особенно казаками Платова. Немало и других подвигов было совершено казачьим войском М.И. Платова в период Отечественной воины 1812 года и в кампаниях 1813-1314 гг. М.И. Кутузов дал высокую оценку героическим действиям, как самого атамана Платова, так и руководимых им казачьих полков. «Услуги, оказанный Вами отечеству... не имеют примеров! - писал он М.И. Платову 28 января 1813 года. - Вы доказали целой Европе могущество и силу обитателей... благословенного Дона...». Заслуги М.И. Платов были по достоинству оценены в свое время. Он был награжден: орденами Александра Невского с алмазами, Андрея Первозванного, св. Георгия II степени, св. Владимира I степени, Иоанна Ерусалимского, Командорским крестом, австрийским Марии-Терезни III степени, прусским Черного и Красного орла 1 степени, портретом английского принца-регента, а также саблей, украшенной алмазами, с надписью «За храбрость» (от Екатерины II), бриллиантовым пером на шапку, золотыми медалями за бой у реки Калалах, штурм Измаила, за подвиги в Отечественной войне 1812 года. Скончался М.И. Платов 3 января 1818 года, 65 лет от роду. В городе Новочеркасске ему воздвигли памятник с надписью «Признательные Донцы - своему Атаману». В честь Платова было выбито несколько медалей: золотая (1774 г.), две оловянные (1814 г.), а также жетоны и медальоны с его портретами, изготовленные в России и за границей. Источники: Астапенко М., Левченко Э. Будет помнить вся Россия. Историческое повествование о М. И. Платове М.: Молодая гвардия, 1986. С. 16-39, 75-118 Астапенко М. Атаман Платов: историческое повествование. Ростов-на-Дону: Гефест, 2003. С. 87-143. Венков А. Атаман Войска Донского Платов. М.: Вече, 2008. С. 283-312. Францев О. Матвей Иванович Платов. // ВИЖ. 1980. №10. С.40-46 Котов В. Атаман «Вихрь». М.И. Платов. // Вокруг света. 2002. №1. С. 44-48. Лесин В. Атаман Платов. – М.: Молодая гвардия, 2005. С. 23-84.

посмотреть на Военное обозрение