В Москве прошел первый хакатон по дата-журналистике

В Москве прошел первый хакатон по дата-журналистике

Znak.com

В Москве состоялся первый хакатон по дата-журналистике. Стоит, наверное, пояснить значение почти всех слов в этом предложении. Хакатон это от слов хакер и марафон: собирается группа айтишников (изначально хакеров, но теперь вообще людей, работающих с цифровыми данными) и на скорость выполняет отдельные задания. Получается одновременно и соревнование, и конференция, и тусовка, при этом хороший хакатон обычно приносит какой-нибудь понятный результат. Например, хакеры ищут дыры в системе безопасности крупной компании, а она потом награждает их призами и залатывает указанные бреши.Дата-журналистика это журналистика данных. В интернете есть большое количество открытых данных: статистики, цифр, документов, публикаций и т.п., которые можно разными способами изучать, анализировать, интерпретировать, объяснять и представлять людям в виде журналистских материалов (будь то статьи, фильмы, инфографика или всё вместе).Так вот, в Москве состоялся хакатон по дата-журналистике. Несколько команд исследователей в течение суток выполняли задания и исследовали тему финансирования российских СМИ. За их работой наблюдало жюри, в которое вошли авторитетные отечественные специалисты в области журналистики данных (генеральный директор компании Journalism++ Николас Кайсер-Брил, декан факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ Андрей Быстрицкий, основатель Эха Москвы Сергей Корзун, генеральный директор компании SocialDataHub Артур Хачуян, специалист в области журналистики данных Майя Стравинская и другие). Организаторами, в том числе, были Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина и Высшая школа экономики.Проработав сутки, 13 команд представили 13 исследований. Все они опубликованы, их может посмотреть любой желающий.Там есть немало интересного. Например, победители, команда под названием Где деньги, Зин? выясняли, какие темы государство понимает под социально значимыми. Для этого журналисты проанализировали списки субсидий для электронных и печатных СМИ, публикуемых Роспечатью, разметили их в соответствии с официальным перечнем тем, прогнали название организаций через реестр субсидий и установили, какие именно средства получили конкретные организации на определенные цели. Исследователям пришлось перелопатить вручную множество документов, чтобы найти названия субсидируемых проектов. Они также анализировали госконтракты, изучив примерно 3000 госзакупок. (Подробно про свою работу команда Где деньги, Зин? написала на Habrahabr.Ru, почитайте, там довольно интересно).В результате получилась получилась показательная статистика. Из нее, например, следует, что подавляющее большинство трат по госконтрактам это никакая не пропаганда чего-нибудь полезного (хотя бы здорового образа жизни), а просто самопиар властей. Социально значимыми темами же государство считает а). Патриотизм, б). Год литературы, в). Модернизацию экономики, г). Историческую память. А, например, люди с ограниченными возможностями, безопасность на дорогах и толерантность это медийные темы, которые получают минимальное финансирование от государства.Вот как рассказывает о работе над проектом участник команды Александр Кукушкин:Нас было трое. За первый день мы собрали все данные. Начали в 12:00, закончили в 04:00. Получается примерно 16 часов, минус пара часов на перерывы. То есть никаких чудес, просто работу, которая в нормальном режиме занимает 2-3 дня, мы запихнули в один непрерывный отрезок времени. Я писал код и генерировал экселевские таблички, остальные по ним делали ручную разметку. Почти не было моментов, когда кому-то было нечем заняться. На второй день с 11:00 до 16:00 собранные данные превратились в статью. Соня писала текст, я строил ей графики, Лена всё это верстала в Тильде. То есть опять ничего особенного, пять часов на такую работу даже многовато.Но это только один проект. Команда Трое в лодке исследовала рынок спецпроектов в рекламе, Цена вопроса изучала отношение западных СМИ к России, Цукерберг не дозвонился сопоставляли размер бюджетного финансирования СМИ и упоминание слов вроде Чайка, Навальный, Госдеп и т.п.Наверное, самая запоминающаяся работа Блеск и нищета российского кино. Может быть, она ценна не столько выводами, сколько яркой подачей. Но чего стоит хотя бы такой прелестный подсчет: Если взять все деньги из бюджета, которые дали на кино за последние 6 лет, можно купить туфли Louboutin из крокодиловой кожи для всех жителей Нижнего Тагила (365 тысяч человек).В исследованиях нет сенсаций в привычном смысле слова, и большинство из них доказывает очевидные, казалось бы, вещи. Но одно дело - чувствовать, а второе - подтверждать фактами. Работа с данными превращает журналистику почти в точную науку. И в некоторых случаях такая работа приводит к заметным изменениям в обществе (пример - Диссернет).В общем, если вам кажется, что отечественная журналистика погибла, и в мире медиа всё плохо, есть хорошие новости. Пока уничтожали или превращали в пропагандистские рупоры большие СМИ, выросло целое поколение независимых стрингеров и команд, которые готовых разгребать грязь и искать правду. Им не нужны ни журналистские удостоверения, ни свидетельства о регистрации СМИ. Кажется, даже всесильный Роскомнадзор не может им помешать.

посмотреть на Znak.com