Психиатр о няне-убийце: Она вела себя как зомбированная террористка

Психиатр о няне-убийце: Она вела себя как зомбированная террористка

Собеседник.ру

Психиатр объяснил Sobesednik.ru причины поступка Гюльчехры Бобокуловой, а также назвал способы вычислить опасных гувернанток.

Sobesednik.ru ранее писал о том, что в Москве уроженка Узбекистана, работающая няней, подозревается в том, что она отрезала голову своей четырехлетней воспитаннице. Правоохранительные органы поймали няню у метро: она ходила с отрезанной головой ребенка и грозилась устроить теракт.

Sobesednik.ru поговорил с психиатром, доцентом Московского института психоанализа Владимиром Файнзильбергом о том, что могло толкнуть «няню-убийцу» на такой поступок и как другим родителям вычислить ненормальных нянь, пока не стало поздно:

— С точки зрения психологии, она [Гюльчехра Бобокулова] заявляет, что совершила это, узнав в поездке к себе домой, что она стала второй женой своего мужа. То есть в основе лежит пресловутый ислам. Это с одной стороны.

[:image:]

Но с другой стороны — речь здесь идет о том, что она была в состоянии психоза. А обусловлен ли ее психоз психическим заболеванием или приемом каких-то препаратов наркотических — это вопрос, в котором нужно разбираться. Я думаю, что судебно-психиатрическая экспертиза, назначенная ей, разберется в этом вопросе.

В основе всего лежит, конечно, не психология, а психиатрия, и определенную роль здесь сыграли ее исламские взгляды на вопрос семьи и на вопросы поведения. Тем более что, совершив это преступление, она угрожала окружающим что-то там взорвать, кричала «Аллах акбар» и прочее. Она вела себя так, как ведут себя зомбированные террористки.

— Могла ли она раньше причинять вред ребенку?

— Это совсем не обязательно, потому что она могла быть тихой, спокойной и даже замкнутой. В принципе, такое поведение может говорить в пользу диагноза. Но декомпенсация, которая с ней произошла после того, что она узнала о событиях в ее семье, обусловлена, скорее всего, либо обострением психического расстройства, которое просто дебютировало в тот момент, получило какое-то реактивное состояние (то есть причина появилась, и эта женщина вышла за рамки своего обычного состояния, то есть у нее развился психоз), либо это спровоцировано приемом каких-то наркотических препаратов. Поэтому совершенно не обязательно, что она причиняла какой-то вред ребенку до этого, у нее не было каких-то побудительных мотивов. Тем более что ребенок, как известно из СМИ, был больной и требовал особого ухода. Кстати, за те три года, что она работала в этой семье, никаких жалоб со стороны работодателя не было и ее даже считали чуть ли не членом семьи. Она была тихая, спокойная и даже замкнутая.

— То есть родители могли просто не заметить, что с ней что-то не так?

— СМИ утверждают, что мама погибшего ребенка очень внимательная и заметила бы, если бы что-то случилось с няней ранее. Речь идет о внезапном изменении состояния, что тоже, скорее всего, характерно для приема наркотических препаратов.

Хотя не исключено обострение психического расстройства, которое просто дремало до сих пор, но получило такой пусковой механизм после психологической травмы, полученной в своей семье. Эта женщина могла так среагировать на психотравму, поэтому в этом нужно разбираться судебно-психиатрической экспертизе.

— Как другие родители могут понять, что их няня не здорова психически?

— Для того, чтобы получить права на вождение авто, мы проходим заключение психиатра. Но почему-то когда мы доверяем человеку своих собственных детей, этого не происходит. И это удивительно.

В первую очередь нужно получить заключение психиатра о психическом состоянии того человека, который будет ухаживать за ребенком. Во всех государственных детских учреждениях сотрудники имеют заключения психиатра, а когда родители берут обслуживающий персонал к себе домой, мотивируя это тем, что ребенку будет лучше дома, безопаснее, получается наоборот. Получается гораздо опаснее: мы берем незнакомого человека без документов, свидетельствующих о его психическом здоровье.

Что касается поведения, то оно чаще всего не может меняться моментально, за исключением тех случаев, когда человек принимает препараты, мгновенно изменяющие его состояние и поведение. Если речь идет о психическом заболевании, то надо обращать внимание на общительность, на контактность, на то, смотрит ли человек во время разговора другому в глаза или не смотрит, предъявляет ли он какие-нибудь жалобы на обычные состояния: головные боли, утомляемость, слабость, вялость.

Самый главный показатель — общительность, то есть доступность контактов. Даже при приеме препаратов есть какое-то время, когда препараты начинают действовать и поведение человека меняется.

— Вы говорите про жалобы. Получается, если человек жалуется, у него с психикой что-то не так?

— Обычно у человека развитие психоза начинается с обычной усталости. Человек начинает чувствовать дискомфорт, у него меняется настроение, работоспособность, появляются головные боли. Это является начальными симптомами. Не бывает так, чтобы сразу у человека возникло острое психопатическое состояние, как описывают у этой женщины: пришла, что-то сотворила и после этого пошла, размахивая отрезанной головой, в сторону станции метро.

Она в тот момент находилась в состоянии психоза. Но, основываясь на информации из СМИ, [знаем:] она дождалась, пока родители и старший ребенок уйдут из дома, и после этого сделала то, что сделала, а после еще и подожгла квартиру. Понимаете, после этого вырисовывается какая-то схема поступка. Это надо учитывать, это не очень похоже на то, что она принимала наркотики. Это, скорее всего, какой-то процесс, который имеет начало, середину и финал. Сначала она могла и должна была как-то измениться. Другое дело, что родители девочки могли этого не заметить.

— Вы сказали, что в ее поведении прослеживается схема. То есть это было спланировано?

— Безусловно, если она сидела и ждала, пока взрослые уйдут, а после этого сделала то, что сделала, а потом, как бы пытаясь замести следы, сожгла квартиру, в которой остался труп девочки.

— Если другие родители заметят, что с их няней что-то не так, что им нужно сделать? Ведь часто правоохранительные органы не относятся серьезно к заявлением о том, что в доме живут невменяемые люди.

— Надо отправлять к психиатру первым делом, а не в правоохранительные органы. Правоохранительные органы могут что-то сделать только после того, как появится зафиксированный факт нарушения закона. А какое может быть нарушение закона, если человек был общительным и веселым, а стал замкнутым и мрачным? Полиция не разберется, а врач-психиатр разберется, просто ли испортилось у человека настроение или в основе лежат какие-то более глубинные изменения в психике.

— А что делать, если няня не захочет идти к психиатру?

— Значит, надо рассчитаться и все, насильно вы не сможете ее заставить.

— Может, стоит повести себя с ней более плавно, а не сразу выгнать?

— Никакого «плавно» не надо, такое «плавно» приводит к тому, что произошло. При любом изменении своего состояния человек должен приносить справку от психиатра, потому что речь идет о самом дорогом — о наших детях.

— Но если няня будет действительно неадекватной, то она и отомстить может.

— Ну знаете, бояться того, что отомстит... Человеку на ногу наступили, нагрубили — и потом бояться, что он за вами пойдет до подъезда и вам отомстит? Об этом рассуждать бессмысленно, — заключил Владимир Файнзильберг в интервью Sobesednik.ru.

[:wsame:]

[:wsame:]

посмотреть на Собеседник.ру