С неба – на нефтехимию: Рустам Минниханов поможет нефтяникам по "болгарской схеме"?

Бизнес Онлайн - Татарстан

ПАСЬЯНС СОШЕЛСЯ: АКЦИИ УХОДЯТ В «ОБЩИЙ КОТЕЛ»

Власти Татарстана, напустившие в предыдущие недели немало тумана, накануне объявили, как поступят с пакетами «голубых фишек», внезапно попавших в программу приватизации. Как с самого начала предполагал «БИЗНЕС Online», кабмин все-таки не стал выставлять акции на продажу, а отправил их в капитал юрлица, которое теперь, судя по всему, должно сыграть заметную роль в строительстве Камского нефтехимического кластера.

«В счет оплаты дополнительного выпуска акций АО „Ассен“ в количестве 479 120 570 штук, размещаемых по цене 100 рублей за одну акцию, на общую сумму 47 912 057 000 рублей внести в уставный капитал АО „Ассен“ государственное имущество», — гласит обнародованное вчера распоряжение Минземимущества № 346-р от 19 февраля 2016 года.

Госимущество почти на 48 миллиардов рублей — это, разумеется, те самые 22,088% акций АО «Нижнекамскнефтехим» (19,8 млрд.), 4,31% акций ПАО «Татнефть» (27,8 млрд. рублей) и 9% нефтеперерабатывающего комплекса «ТАНЕКО» (149,2 млн. рублей). Кстати, примерно в такую сумму «БИЗНЕС Online» оценил общую стоимость передаваемых долей первых двух компаний в начале февраля, исходя из биржевых котировок. Хотя акции НКНХ в итоге были оценены ООО «Арт-Эксперт» Динара Ахмедова несколько дороже, а акции «Татнефти» дешевле. Что касается «ТАНЕКО», то его стоимость кажется сильно заниженной, но в данном случае, судя по всему, применен «бухгалтерский» метод оценки через собственный капитал: — 1,695 млрд. рублей на 31 декабря 2014 года — то 9% от этой суммы составляет 152,2 млн. рублей, то есть цифры примерно совпадают. Цену можно даже назвать справедливой, учитывая, что на балансе предприятия висят многомиллиардные долги перед материнской «Татнефтью».

Что будет дальше и зачем все это затеяно, пока остается угадывать из объяснений Рустама Минниханова в интервью «Интерфаксу», которые оставляют почти такой же простор для толкований, как катрены Настрадамуса.

«Это связано с формированием нефтехимического кластера для компании „Татнефть“... ТАНЕКО будет современнейшим крупнейшим комплексом. Поэтому мы считаем, что этот пакет акций нужен для наших нефтяников. Пакет, который в „Нижнекамскнефтехиме“, а ТАНЕКО является крупным поставщиком сырья для „Нижнекамскнефтехима“, он будет консолидирован и останется в республике», — пояснял президент РТ, в особенности подчеркивая строительство новой установки первичной переработки нефти ЭЛОУ-АВТ еще на 6 млн тонн. Напомним, эту установку «Татнефть» планирует ввести в 2017 году в рамках строительства второй очереди ТАНЕКО стоимостью 196 млрд. рублей.

Пакет акций Нижнекамскнефтехима будет консолидирован и останется в республике

КОМУ ПОМОГАТЬ В КРИЗИС, ТАК ЭТО НЕФТЯНИКАМ?

Ключевой вопрос — зачем нефтяникам вдруг понадобилась помощь? До сих пор они отлично справлялись и сами. «На данном этапе у нас есть четкий финансовый план. Первое время мы начинаем за счет собственных денег. При необходимости кредитный рейтинг у компании огромный, проблем с инвестициями у нас, думаю, не будет», — говорил на этот счет гендиректор «Татнефти» Наиль Маганов. Было это правда в июне прошлого года, когда цена барреля была выше $60.

В конце января начальник управления по реализации проектов строительства компании Николай Заикин на фоне падения цен до уровня $30 заявил, что «Татнефть» разрабатывает сценарные планы развития нефтеперерабатывающего комплекса «Танеко» при различных ценах на нефть. «При ухудшении рыночных условий, возможно, придется сконцентрироваться на строительстве отдельных установок и обеспечить их пуск ускоренными темпами», — отметил он. «Речи об остановке строительства комплекса „Танеко“ не ведется», — добавил при этом он. А в середине февраля тот же Заикин заявил «Интерфаксу», что в 2016 году в «ТАНЕКО» будет вложено 27,6 млрд рублей — на 22% больше, чем в 2015 году.

Но если инвестиции не замораживать, то при низких ценах на черное золото «Татнефти», очевидно, будет крайне сложно поддерживать на прежнем уровне чистую прибыль. Тем более, что за девальвационными сверхдоходами уже пришел с ножницами глава минфина РФ Антон Силуанов. Но тогда, в свою очередь, может серьезно пострадать бюджет РТ, который, напомним, сверстан с дефицитом в 5,9 млрд. рублей при прогнозе цены за баррель в $60. При этом федеральный бюджет, который раньше всегда безотказно приходил на помощь, и сам трещит по швам.

На вопрос Силуанова, что будет делать Татарстан при $40 и ниже, Рустам Минниханов, напомним, отвечал так: «С компанией „Татнефть“ отработали стрессовую ситуацию, конечно, придется серьезно резать инвестпрограммы. Так как являемся акционерами, можем просить наших нефтяников, но у нас есть прогнозные цифры, меньше которых они платить не могут».

Конечно, чтобы обеспечить эти «прогнозные цифры» «Татнефть» могла бы привлечь займы, но ясно, что в нынешних условиях это путь в никуда: не факт ведь, что завтра ситуация будет лучше. К слову, финансисты Маганова этого всячески избегают, очень удачно зачищая долговые «хвосты» «Татнефти» в преддверии кризисов.

Почему бы в таких условиях не появится изящной схеме «более эффективного использования ресурсов» республики? АО «Ассен» с почти 50-миллиардным капиталом вполне в состоянии привлечь финансирование в той или иной форме, направив их на окупаемые проекты нефтяников.

К слову, высвободившимся средствам инвестпрограммы «Татнефти» вполне можно найти и другое применение — например, в банковской отрасли. Буквально на днях стало известно, что «Татнефть» вливает 6,7 млрд. рублей в банк «Зенит». От помощи нефтяников в нынешних условиях явно не отказался бы и «АК БАРС»...

Такое хождение средств по кругу было бы очень похоже на Валерия Сорокина: вспомнить хотя бы, как создавался файр-плей в «Рубине»: СИНХ спонсировал хоккейный «Ак Барс», а структуры «Татнефти» заключали аналогичные «рыночные» контракты с футбольным клубом.

ПРОДАТЬ, ЗАЛОЖИТЬ ИЛИ НАЙТИ СОИНВЕСТОРА?

В какой форме АО «Ассен» могло бы подставить плечо нефтяникам? Продажа акций «Татнефти» и «ТАИФу», похоже, все-таки малоправдоподобный сценарий. Во-первых, это можно было бы сделать намного проще. Продал же СИНХ ТАИФу акции «Татнефтепродукта»? Во-вторых, президент РТ ясно дал понять, что акции останутся внутри республики. Но тогда продавать надо «Татнефти» и ТАИФу, забирая у них деньги. А декларируемая задача — напротив, помочь им в строительстве нефтехимического кластера.

Второй вариант — привлечение займов и кредитов под залог имущества нового АО. Это уже вполне вероятно. Это напомнило бы историю со строительством первой очереди ТАНЕКО. В 2005 году СИНХ привлек еврооблигационный займ на $250 млн. Первоначально было объявлено, что средства будут вложены в «Татарско-корейскую нефтяную компанию» — совместный проект «Татнефти», «Нижнекамскнефтехима» и LG. Однако этот проект не получил развития. В итоге СИНХ разместил практически все полученные средства в двух субординированных депозитах в «АК БАРС» Банке. Из этих денег порядка 60% были направлены на ипотечные программы банка, а 40% — в нефтехимию, то есть как раз на ТАНЕКО. Почему бы не провернуть такую схему вновь?

Третий вариант отчасти пересекается с предыдущим. Что если ключ дает предыдущая история АО «Ассен», созданного вообще-то в 2010 году. До января этого года компания носила другое имя — ОАО «Татарстан-Авиа», основным видом деятельности которого было наземное обслуживание самолетов в Казанском аэропорту. По факту же компания представляла интересы республики в ходе модернизации МАК. Напомним, входящие в болгарский холдинг «Химимпорт» компании «Булгариан Авиейшн Груп» и «Ескана Русия» были стратегическими партнерами РТ в модернизации. Участвовать в работе аэропорта болгары начали еще в 2009 году, а 17 марта 2011-го был подписан договор о создании совместного предприятия — ЗАО «Тат-Авиа». Со стороны РТ учредителем стало как раз «Татарстан-Авиа», которому правительство республики передало в собственность акции МАК — это были наши 50% (болгарские компании, соответственно, владели 45% + 5%). То есть, РТ вложилась имуществом, симметричный ответ болгарской стороны составил $50 миллионов — только живыми деньгами.

До 4 квартала 2015 года гендиректором АО «Ассен» был глава МАК Алексей Старостин

Заявлялось, что именно такая сумма нужна для строительства нового здания аэровокзала — терминала 1А. Но за три месяца до пробного пуска терминала (7 ноября 2012 года) между партнерами случился конфликт, который газете «БИЗНЕС Online» подробно описывала. В итоге государство выкупило долю болгар, и ныне 100% ОАО «Международный аэропорт Казань» принадлежат «Связьинвестнефтехиму».

Как видим, в своем авиационном прошлом «Ассен» использовался именно в схеме с привлечением инвестора для реализации достаточно крупного проекта. Закончилось все битьем горшков, но плюсы самой схемы это не отменяет. Не исключено даже, что у республики уже есть на примете некий инвестор, готовый войти в СП, как в свое время хотел LG? В таком случае поспешность всех процедур легко объяснить — тут надо ковать железо пока горячо. Обстоятельства могут поменяться в любую минуту.

Не до конца ясен вопрос, зачем акции нужно было прогонять транзитом через МЗИО? Почему нельзя было провести все операции на уровне СИНХа? Тут дело может быть и в каких-то личных мотивах, и в необходимости большей прозрачности для инвесторов. Так или иначе «уши» СИНХа за его новым «альтер-эго» торчат.

До 4 квартала 2015 года гендиректором АО «Ассен» был глава МАК Алексей Старостин, но недавно его сменил на посту выходец из СИНХа Фарид Зинатуллин, известный также по работе в совете директоров ПАО «Таттелеком» и ряде других близких к структуре Валерия Сорокина компаний.

Впрочем, большая часть сказанного выше — гадания на кофейной гуще. Подождем следующей серии детектива, разыгрываемого властями Татарстана с акциями крупнейших компаний.

посмотреть на Бизнес Онлайн - Татарстан