Пять способов снять с выборов любого кандидата в России

Пять способов снять с выборов любого кандидата в России

Илья Варламов - Varlamov.ru


Как я уже вчера писал, в Калуге сняли с выборов в областную и городскую Думу весь список "Гражданской инициативы", а также всех одномандатных кандидатов, забраковав подписи в их поддержку. Даже несмотря на то, что партия выкладывала ежедневные отчёты о сборе подписей и выдумках избиркома, в комментах некоторые усомнились в том, что Кац с командой проделал качественную работу и собрал подписи честно.

Поэтому сегодня я на примере калужской кампании расскажу вам о том, какие уловки избиркомы разных уровней используют для того, чтобы отсеивать "неправильных" политиков, вообще не допуская их до выборов.

На самом деле, в России процедура сбора подписей используется именно для того, чтобы фильтровать и выбирать тех кандидатов, которые удобны властям. Чтобы лишить независимого кандидата возможности участвовать в выборах, достаточно забраковать всего 10% подписей.

Вот 5 способов, которыми можно "зарубить" любого, кто собирает подписи честно:

  1. Графолог и его "экспертиза";

  2. Волшебная база ФМС, в которой много ошибок;

  3. Ошибки самого избиркома при проверке;

  4. Помарки и исправления;

  5. Мелкие формальности, ни на что не влияющие, но дающие возможность браковать подписи.



Давайте детально рассмотрим любимые методы российских избиркомов с несколькими примерами.



Самый надёжный для избирательных комиссий способ – "экспертиза графолога". Члены избиркома зовут какого-нибудь случайного человека, который называет себя экспертом и готовит заключение – мол, такие-то подписи, вероятно, выполнены одним лицом.

Личный визит избирателя в комиссию с объяснением, что он действительно поставил подпись сам, не помогает, альтернативную экспертизу провести нельзя, потому что за неё никто не берётся (для нормальной экспертизы нужно намного больше времени и информации). Так можно забраковать любое количество подписей.

Вот пример: у городского одномандатника "Гражданской инициативы" Виталия Матросова графолог забраковал подпись его матери.





В целом работа "графолога" выглядит так: он берёт наугад несколько подписей и пишет, что по его экспертному времени они выполнены одной рукой. Ему это ничем не грозит, а кандидату отбиться от такой "экспертизы" почти никак невозможно: суды и избиркомы всех инстанций говорят, что нет оснований не доверять эксперту.

Вот пример: эти подписи забракованы по той причине, что даты, возможно, проставлены одной рукой.





Все подписи комиссия вбивает в таблицу и отправляет на сверку с данными Федеральной миграционной службы. В ФМС огромная куча ошибок и неактуальных данных, потому что их базы не предназначены для такой строгой сверки, ведутся разными людьми по-разному и обновляются не сразу.

Вот пример: наша сборщица при получении подписи списала из паспорта г-на Ливинского верные данные, год рождения у него 1995-й.


Однако ФМС считает, что он родился в 1996-м, и комиссия бракует эту подпись.


Паспорт избирателя подтверждает 1995-й год рождения, но это уже неважно: подпись забракована.


Или вот ещё пример: в подписном листе указан адрес избирателя в соответствии с паспортом – улица Суворова, а в базе ФМС указан старый адрес, улица Аэропортовская. Подпись признали недействительной.


ФМС считает, что избиратель живёт на Аэропортовской:


Но он там снят с учёта ещё в 2013-м году, база просто не обновилась. Подпись бракуется.


Подписант даже в штаб пришёл. На фотографии он вместе с Никой, которая подпись у него и взяла.


Со всеми такими ошибками комиссия направляет в суд: мол, идите и там разбирайтесь, пусть суд заставляет ФМС исправлять данные, тогда и мы исправим.

Но, во-первых, пока пройдёт суд, уже выборы закончатся; во-вторых, таких ошибок сотни, далеко не все избиратели готовы таскаться по судам и доказывать такие очевидные вещи.



С одной стороны, в базе ФМС много ошибок, но с другой, избирательная комиссия и сама неправильно списывает данные избирателей с подписного листа. Из-за опечаток избиркома подписи тоже признаются недействительными.

Вот, например, в листе у избирателя фамилия Железнякова.


А избирательная комиссия спросила у ФМС, есть ли ЖелЯзнИкова, на что ФМС ответила, что никакой ЖелЯзнИковой нет, есть только Железнякова. Подпись забраковали...




Подписи в Калуге собирали на улице, паспортные данные переписывали "на коленке", поэтому исправлений было много: на 94% листах, которые сдали в избирательную комиссию, есть хотя бы одно исправление. По закону, каждое исправление нужно заверять – написать рядом "исправленному верить", поставить дату и подпись. Это проверялось при первичной сдаче подписей от сборщиков нашему юристу и на дальнейших стадиях проверки.

Из-за "незаверенных исправлений" "Гражданской инициативе" забраковали 274 подписи.

В штабе стали смотреть протокол и те строчки в подписных листах, где эти исправления не заверены. В 82% случаев листы оказались чистыми без каких-либо исправлений: вот, например, лист, который целиком забраковали из-за "незаверенных исправлений" в данных о сборщике (после "подписной лист удостоверяю"). Найдите исправление:

Персональные данные опубликованы с согласия Екатерины Преснецовой

Оставшиеся "незаверенные исправления", из-за которых подписи признали недействительными, выглядят как-то так:


В Калуге Кац сдал в комиссию 1730 листов, на которых было более 900 тысяч (!) рукописных символов. Понятное дело, описок и исправлений там было много. Заверенных исправлений было 4115, но в таком огромном количестве текста всегда можно найти какие-нибудь помарки, как вот выше.



У комиссии есть возможность прикопаться к бесчисленному количеству ничего не значащих формальностей и забраковать подписи.

Вот, например, наш сборщик Антон Вахранёв честно ходил по Калуге и собрал 62 подписи избирателей:


Их все комиссия посчитала недействительными по той причине, что в заверении подписного листа Антон в адресе своего места жительства не писал район проживания. Он писал: Московская область, Сергиев Посад, Зубачевский тупик, а надо было, по мнению комиссии: Московская область, Сергиево-Посадский район, Сергиев Посад, Зубачевский тупик.

Аргумент, что в паспорте район, вообще-то, тоже не указывают, на комиссию не подействовал:


В результате те 62 подписи, которые честно собраны Антоном и честно оставлены жителями Калуги, отправляются в урну. Всего по этой причине пришлось выбросить более 11% собранных подписей.

Как бороться с этой проблемой, не очень понятно. Избиркомы всех уровней продолжают усердно трудиться на благо корпорации, именуемой "вертикалью власти". Территориальные избирательные комиссии работают с оглядкой на мэра, региональные посматривают на губернатора. При этом мэр тоже чаще всего зависит от губернатора, а с губернаторами любит работать администрация президента. Фактически сейчас Кремль имеет возможность контролировать самые захудалые муниципальные выборы. По какому именно принципу происходит отсеивание кандидатов, зависит, видимо, от конкретного региона, репутации главы субъекта и его отношений с федеральной властью.

Пока в России избиркомы продолжают создавать искусственные барьеры для независимых партий и кандидатов, никаких честных выборов у нас не будет.

посмотреть на Илья Варламов - Varlamov.ru