В Израиле продолжается охота на фанатиков

Вести

Израильские власти всерьез взялись за еврейский терроризм. Поводом стали две атаки, произошедшие в конце июля, обе из которых стали делом рук ультраортодоксальных экстремистов. Первый случай произошел на гей-параде в Иерусалиме, где фанатик с ножом ранил шесть человек, одна из жертв впоследствии скончалась в больнице. Ночью того же дня в городе Дума на Западном берегу реки Иордан был подожжен палестинский дом, в результате чего хозяин и его полуторагодовалый сын скончались, а его жена с другим ребенком были доставлены в больницу с тяжелыми ожогами.
Реакция со стороны израильских властей последовала незамедлительно. Уже через несколько часов после поджога премьер-министр Биньямин Нетаньяху назвал произошедшее актом терроризма, отметив, что "Израиль предпринимает решительные действия против терроризма вне зависимости от того, кто является исполнителем". В свою очередь, президент Израиля Реувен Ривлин признался, что испытывает боль, вызванную убийством маленького ребенка. "Боль за мой народ, избравший путь терроризма и потерявший свою человечность, их путь – не путь государства Израиль".
Поскольку после поджога в Думе на стене дома осталось написанное на иврите слово "месть", подозрение сразу пало на правоэкстремистскую группировку "Таг мехир" (ивр. – "Ценник"), идеологией которой является "возмездие" в отношении тех, кто покушается на жизнь и собственность израильтян. Причем возмездие здесь понимается буквально: в отместку за убийство израильтян убивают палестинцев, а незаконные поселения на Западном берегу многие их жители, сочувствующие "Таг мехир" готовы защищать с оружием в руках даже от собственной армии.
При этом, по словам представителей "Шин Бет" (израильский аналог ФСБ), тактика еврейских экстремистов в корне отличается от той, что используют их палестинские "коллеги", методы борьбы с которыми хорошо отработаны. Во-первых, в отличие от таких джихадистских организаций как ХАМАС или "Исламский джихад", "Таг мехир" не является единой иерархичной структурой и представляет собой скорее набор небольших ячеек, связанных между собой лишь идеологией и тщательно законспирированными интернет-соединениями, поэтому арест членов одной ячейки вовсе не обязательно приводит к раскрытию деятельности всей организации в целом. При этом многие члены организации по примеру "Исламского государства" активно распространяют свои взгляды через интернет.
На прошлой неделе власти разрешили применять к израильтянам так называемое "административное задержание", позволяющее содержать граждан страны, подозреваемых в причастности к терактам, в тюрьме без решения суда и практически неограниченное количество времени. Ранее эта норма применялась лишь в отношении палестинцев. Первыми задержанными по подозрению в причастности к поджогам стали Мейр Эттингер, Мейр Кахане и Эвитар Слоним, все в возрасте от 18 до 22 лет. После ареста в телефоне Кахане были обнаружены материалы экстремистского содержания.
"Начальный пункт состоит в том, что государство Израиль не имеет права на существования, поэтому мы не обязаны соблюдать его правила игры, — сообщается в анонимном воззвании, сохраненном в телефоне. — Все, что мы должны сделать – взорвать все эти бочки со взрывчаткой заложенные в основе государства, все эти вопросы и противоречия между иудаизмом и демократией".
Офицеры "Шин Бет" уверены, что фанатики действительно верят в то, что пишут: большинство из них выросли в ультраортодоксальных семьях, не ходили в армию, а многие — даже в школу. "Они хотят, чтобы пришел Машиах и принес Царство Израиля, как во времена царя Давида, — говорит один из них. – Он должен восстановить храм и выгнать всех идолопоклонников, под которыми они понимают христиан и мусульман". После этого, по мнению экстремистов, в Израиле, наконец, воцарится царство божие, и основой закона станет не гражданское право, а Тора – священная книга иудеев.
Впрочем, в вопросах, которые касаются современных технологий, назвать ультраправых фанатиков отродоксами не получается никак. В ход идут способы маскировки, знакомые по шпионским боевикам: самоудаляющиеся сообщения, зашифрованные каналы связи, особый жаргон, недоступный непосвященный. Многие даже оставляют телефоны у друзей, которые потом звонят с него других. Впоследствии это может служить хорошим алиби: по данным биллинга, обвиняемый в момент преступления находится в другом месте и разговаривал с людьми, которые могут подтвердить это на очной ставке.
При этом активизация борьбы с еврейским терроризмом вызвала энтузиазм далеко не у всех. Так, в правозащитной организации "Б'Тселем", специализирующейся на защите палестинцев от произвола израильской государственной системы, назвали практику административных задержаний недопустимой, а действия государства – пиар-акцией, призванной скрыть реальные недочеты государства, уходящие корнями в образование и судебную систему.
Этой же точки зрения придерживаются и адвокаты, представляющие интересы Мейера, Эттингера и Слонима. "Это популистская мера, которая прикрывает беспомощность полиции после Думы и призвана успокоить общественное мнение", — отметил Ицхак Бам, защищающий Мейера, отметив, что никаких доказательств причастности его клиента к поджогу до сих пор представлено не было.

посмотреть на Вести