Пианист Павел Гинтов: "Артисты Мариинского театра говорили нам: "Когда вы уже сдохнете? Валите в Хохляндию!"

Пианист Павел Гинтов: "Артисты Мариинского театра говорили нам: "Когда вы уже сдохнете? Валите в Хохляндию!"

Факты и комментарии

Бывший киевлянин, пианист Павел Гинтов, ныне живущий в Нью-Йорке, стал одним из активных участников акций в Америке в поддержку Украины. Кроме маршей солидарности с украинским народом, которые собирают в крупнейших городах Америки больше тысячи человек, активисты устраивают и акции протеста, направленные против российских деятелей культуры — подписантов небезызвестного письма в поддержку агрессивной политики Путина. В этот список вошли Владимир Спиваков, Валерий Гергиев, Анна Нетребко. Гергиев и Нетребко сейчас гастролируют в Америке, где вместе с музыкантами Мариинского оперного театра представляют две оперы: «Иоланта» и «Замок герцога Синяя Борода». Перед выступлениями на сцене «Метрополитен-опера» зрителей встречает группа людей с украинскими флагами и плакатами, на которых фигурируют имена Путина, Гергиева и Нетребко. Очередная такая акция прошла во вторник, 3 февраля. Гергиев, увидев активистов, остановился и спросил: «Кто вам платит?» *Павел Гинтов со своими единомышленниками постоянно устраивают акции протеста в Нью-Йорке — Сейчас Мариинский театр оперы и балета гастролирует в Нью-Йорке, — рассказывает Павел Гинтов. — Турне по городам США продолжается уже достаточно долго. Каждый концерт, в котором дирижирует Валерий Гергиев, один из деятелей культуры, поддержавших агрессию Путина против Украины, сопровождается акцией протеста, в каком бы городе он ни проходил. На днях в «Метрополитен-опера» уже в очередной раз пройдет «Иоланта» Чайковского под управлением Гергиева, а главную роль поет Анна Нетребко, которая дала Олегу Цареву чек на миллион рублей и сфотографировалась с флагом так называемой «Новороссии». Мы придем туда, чтобы вновь напомнить о кровавых событиях, происходящих сейчас в Украине, и о том, что режим Путина поддержали известные музыканты, гастролирующие сейчас по Америке. — Интернет облетело видео, где после выступления русских артистов в «Метрополитен-опера» на сцену поднимается человек с плакатом, на котором написаны фамилии Валерия Гергиева и Анны Нетребко, а также слова: «Свободу Надежде Савченко». — Это была личная инициатива выпускника Гарвардского университета, биолога Романа Торговицкого. Я о ней узнал тоже из средств массовой информации. С Ромой познакомился в мае минувшего года, когда в Бостоне проходил концерт «Виртуозов Москвы» под руководством Владимира Спивакова. Тогда Роман вышел на сцену и перед всем залом обратился к Спивакову с обличительной речью. Через несколько дней Владимир Спиваков приехал в Нью-Йорк, и мы встретились с Романом перед выступлением артиста возле Линкольн-центра на акции протеста. Рома родом из Москвы, очень интеллигентный, спокойный человек. То, что сейчас происходит в Украине, и отношение к этому русской интеллигенции не может оставлять его равнодушным. К сожалению, в тот день, когда Роман вышел на сцену «Метрополитен-опера» с плакатом, который показал сначала залу, а потом и самим артистам Мариинки, меня не было в Нью-Йорке. Сразу же после этой акции Торговицкого забрали в отделение полиции. Продержали всю ночь, потом отвезли в суд. У Ромы был адвокат, но обвинение ему так и не представили. На этом все и закончилось. — Не так давно и вы принимали участие в акциях протеста перед концертом Гергиева и Нетребко в «Карнеги-холле». — Наши акции обычно проходят по одному и тому же сценарию. Приезжаем на место за час до начала представления, когда публика только начинает сходиться. Наша цель — донести до зрителей, что они пришли на выступление человека, поддерживающего войну и тирана. Мы печатаем флаеры с информацией о событиях в Украине и раздаем их публике. Люди интересуются, задают вопросы, некоторые сочувствуют, многие спорят. После того как начинается концерт, мы идем пить кофе в соседнее кафе и возвращаемся, когда публика начинает расходиться. Так же было и в тот раз, когда Гергиев дирижировал на сцене «Карнеги-холла». Оказалось, что музыканты оркестра живут в гостинице, которая находится прямо напротив главного входа в «Карнеги-холл». Поэтому, направляясь в гостиницу после концерта, они проходили мимо нашей протестной группы. Мы всегда акцентируем, что мы протестуем не против всего коллектива, а против конкретных людей, поддерживающих политику Путина. Прошлой весной, когда Гергиев дирижировал мюнхенским оркестром, музыканты из Германии подходили к нам и выражали сочувствие, понимание, даже говорили слова поддержки. Однако у российских музыкантов мы вызвали только смех и агрессию. Одна миловидная девушка со скрипкой, проходя мимо меня, улыбнулась и сказала: «Когда же вы уже сдохнете, б…». Другие говорили: «Валите в Хохляндию». Один крикнул: «Скоро и Аляска будет наша!» Группа музыкантов с инструментами стояла в сторонке и язвительно шутила. Тогда я к ним подошел и спросил: «Вы знаете, сколько людей гибнет на востоке Украины?» На что они с легкой ухмылкой заметили: «А в Африке тоже каждый день умирают тысячи. И чё?» Честно говоря, я был в шоке от такой реакции людей творческих, которым не должно быть чуждо сочувствие. — Как вы считаете, в чем причина такой агрессии по отношению к нашей стране? — Знаете, я это объясняю лишь имперской ментальностью, которая сидит глубоко в некоторых людях. В критических ситуациях она вылезает наружу. Я пять лет прожил в Москве, учась в консерватории. У меня там много достаточно близких людей. Сейчас с некоторыми из них происходят совершенно необратимые вещи. Когда в Киеве начался Майдан, многие из них поддерживали стремление украинского народа к изменению ситуации. Я слышал много слов поддержки и одобрения. Но ситуация резко изменилась после того, как Россией был захвачен Крым. Вдруг я стал получать сообщения о том, что в Украине орудуют фашисты, надо срочно спасать русских. Полный бред. Первое время пытался разговаривать с этими людьми, как-то их переубеждать. Но потом понял, что это бесполезно. Друзья стали меня просто игнорировать, не отвечать на острые вопросы. Видимо, пропагандистская машина, работающая в России, полностью промыла им мозги. — А до Америки она добралась? — Русскоязычное население, у которого есть спутниковые антенны, смотрит в основном российские каналы. Других вариантов у них нет. Это большая катастрофа, потому что даже люди, живущие в Нью-Йорке уже более пятнадцати лет, следя за событиями из российских источников, начинают рассказывать о выдуманных ужасах, происходящих на территории Украины. Достучаться до их разума практически невозможно. Что касается пропагандистского канала «Russia Today», то он идет на английском языке и количество его зрителей гораздо меньше. Наша проблема в том, что нет альтернативы подачи информации со стороны России. К сожалению, американские СМИ, которые пытаются всех уважать (здесь же свобода слова), слишком толерантны ко всему происходящему. Например, открывая газету, можно наткнуться на словосочетание «украинские повстанцы». Сложно понять, кого они имеют в виду, лишь в конце становится понятно, что такими красивыми словами они называют тех, кого у нас принято считать боевиками и террористами. Американские журналисты избегают употребления слов «российские солдаты», «война», поэтому понять, что же на самом деле происходит в Украине, здесь, в Америке, очень сложно. — Павел, у вас много единомышленников? — В США достаточно большая украинская диаспора и понятно настроение этих людей. Мы несколько раз собирались на многотысячные митинги в поддержку нашей родины. Шли маршем через весь Нью-Йорк. Среди нас есть много россиян, белорусов, грузин, поляков, американцев, которые тоже поддерживают Украину. На митинге, который мы проводим против подписантов путинских идей, собирается много интеллигенции, которой морально претит то, что человек искусства может служить агрессору. Помню, после одной из таких акций ее участник поделился со мной, сказав, что здесь он духовно больше обогащается, чем внутри концертного зала. — Кто в основном приходит на концерты российских музыкантов в Америке? — Большинство зрителей — русские эмигранты. Видя нас, собравшихся на акцию перед концертом, они становятся очень агрессивными. Помню, как какая-то женщина подъехала к концертному залу на такси и, увидев, что я стою с украинским флагом, сказала в телефон: «Когда же этот мусор уберут?» Мне кажется, если бы наши акции не охранялись полицией, то живущие в Америке русские вели бы себя гораздо агрессивнее. Накануне каждой акции мы звоним в полицию и предупреждаем о мероприятии, которое будем проводить, объясняем, что на наши выступления может последовать агрессивная реакция. Поэтому рядом с нами всегда присутствует наряд полиции. Во время одного из протестов к девушке подлетела интеллигентного вида разъяренная женщина, вырвала у нее из рук флаеры, толкнула и с ненавистью стала рвать печатную продукцию. Слава Богу, недалеко был полицейский, который тут же отвел беснующуюся даму в машину. — Какая реакция на ваши акции со стороны Спивакова, Гергиева, Нетребко? — В интервью после нашей акции, устроенной перед концертом, Спиваков заявил, что мы просто неадекватные люди. Мол, он всегда был и остается приверженцем мира. Это слово, которым прикрываются все наши антигерои. Никто из них не упоминает о письме в поддержку Путина. Зато каждый с упоением рассказывает о том, как в Украине притесняется русская музыка и артисты. Гергиев делает вид, что никаких протестов не существует. С Анной Нетребко мы столкнулись, когда она выходила из «Карнеги-холла». Спросили, не стыдно ли ей поддерживать террористов и давать им деньги в то время, когда на востоке Украины погибают мирные жители. Анна ничего не ответила, иронично улыбнулась и показала большой палец. А ее спутник послал нас такими словами, которые мне неудобно озвучивать. — Вы давно не были в родном Киеве? — Приезжал в начале августа. Киев — мой родной город, где недалеко от майдана Незалежности живут мои родители. К сожалению, так и не смог вырваться в Украину во время Майдана. Но душой был вместе с теми, кто противостоял властям. Приходя с занятий, тут же включал Интернет и следил за онлайн-трансляцией. Мой день начинался и заканчивался с новостей из столицы Украины. Происходящее мне казалось страшным сном. Когда приехал в Киев, на Майдане уже было убрано. Лишь свечи, цветы и фотографии отдавших свои жизни за свободу Украины напоминали о тех жестоких днях. А еще тишина на улице Институтской. Знаете, что меня потрясло больше всего? Изменившееся отношение людей к тому, что происходит в их родной стране. Я встретил очень много небезразличных, активных, думающих и желающих изменить жизнь в Украине к лучшему. — Пять лет вы жили в Москве, учась в консерватории. Не было желания там остаться? — На самом деле мне там очень нравилось. С детства каждое лето проводил у родственников в Подмосковье. Очень повезло с педагогами в консерватории, признаюсь, я был бы рад остаться в столице России. Но в то время это было очень сложно и дорого. К тому же я получил стипендию Манхэттенской музыкальной школы в Нью-Йорке, которая полностью покрывала мое пребывание в Америке. Первое время очень скучал по Москве, а теперь, после всех событий, кажется, что более далекого для меня города, чем Москва, на свете не существует. Я живу в Нью-Йорке уже восемь лет, в мае этого года заканчиваю докторантуру, сейчас пишу диссертацию. Ищу место профессора в одной из американских консерваторий, но мечтаю почаще приезжать в Украину, может, даже проводить здесь мастер-классы. Последнее время много думаю о том, что мне хотелось бы приносить пользу своей стране. Это все благодаря событиям, которые изменили нашу жизнь, потому что, признаюсь, еще два года назад я не собирался возвращаться в Украину и уж тем более здесь работать. Теперь все по-другому…

посмотреть на Факты и комментарии