Саудовская нефть как рычаг давления на прекращение российской поддержки Асада в Сирии

Саудовская нефть как рычаг давления на прекращение российской поддержки Асада в Сирии

Хвиля

Используя свое господство на мировых рынках нефти, Саудовская Аравия пытается повлиять на Владимира Путина и заставить его отказаться от поддержки президента Сирии Башара аль-Асада, пока правительство России находится в замешательстве в связи с резким падением цен на нефть.

На протяжении последних нескольких месяцев Саудовская Аравия и Россия провели многочисленные встречи, но пока без значительных результатов. Неизвестно, насколько тесно официальные лица саудитов связывают нефть и сирийский вопрос в ходе переговоров, но как они заявили США, у Саудовской Аравии есть рычаги влияния на Путина благодаря способности снижать поставки нефти и, тем самым, влиять на рост цен.

«Если цена на нефть может послужить делу мира в Сирии, я не вижу причин для Саудовской Аравии отступать от возможности прийти к соглашению», — сказал один из саудовских дипломатов. Ряд дипломатов, представителей спецслужб и политических деятелей США и Ближнего Востока подтверждают эту информацию на условиях анонимности, следуя требованиям дипломатических протоколов.

Любое ослабление российской поддержки г-на Асада, может стать первым доказательством того, что недавние потрясения на рынке нефти используются для влияния на глобальную политику. Хотя официальные представители саудитов публично заявили, что цена на нефть отражает только глобальный спрос и предложение, и настаивали, что Саудовская Аравия не позволит геополитике управлять своей экономической стратегией. Но, в то же время, возможны некоторые дополнительные дипломатические выгоды от текущей стратегии низких цен на нефть, — в том числе и шанс обсудить возможный выход г-на Асада из игры.

Однако, г-н Путин часто демонстрировал, что он скорее пойдёт на ухудшение экономической ситуации, чем уступит внешнему давлению с целью изменить его политику. Санкции, введенные США и европейскими странами, не побудили Москву прекратить военное вмешательство в Украине, и г-н Путин остался непреклонен в своей поддержке г-на Асада, которого он считает оплотом в регионе, всё более непредсказуемом из-за исламского экстремизма.

По словам одного представителей администрации Обамы за последние несколько месяцев между двумя странами шёл непрерывный диалог, и Сирия была основной темой для саудовской делегации, отправившейся в Москву в ноябре. Последствия смерти короля Саудовской Аравии Абдаллы 23 января для этих переговоров, ведущихся в тайне, пока неясны.

Россия остаётся одним из самых преданных сторонников сирийского президента: продаёт военную технику правительству в течение многих лет, поддерживает вооружённые силы г-на Асада в их борьбе против повстанческих групп, в том числе Исламского Государства, обеспечивает поставку всего — от запасных частей и специальных видов топлива до снайперской подготовки и технического обслуживания вертолетов.

Владея пятой частью мировых запасов нефти, Саудовская Аравия является крупнейшим игроком в ОПЕК и имеет большую власть над любыми попытками картеля поднять цены за счёт сокращения производства. Её отказ поддержать подобные меры, несмотря на головокружительное падение цен, вызвал бесчисленные теории о стратегических целях королевской семьи, а саудовские чиновники намекнули, что страна счастлива, поскольку низкие цены накажут конкурентов, использующих более дорогие методы сланцевого бурения.

«У них в руках почти все рычаги», — сказал сенатор от штата Мэн Ангус Кинг после возвращения из поездки в Саудовскую Аравию.

«У них больший запас прочности, чем у других стран», — сказал он. – «Это как разница между тем, у кого миллион долларов в банке, и тем, кто живет от зарплаты до зарплаты».

Падение цен на нефть ощутимо и в Саудовской Аравии, но огромные запасы нефти и накопленные богатства обеспечивают большую подушку безопасности, чем у других нефтедобывающих стран. Саудитам нужна цена на нефть более $ 100 за баррель, чтобы покрыть расходы федерального бюджета, включая щедрые отчисления на инфраструктурные проекты. Текущая цена — около $ 55 за баррель – по прогнозам на 2015 год приведёт к бюджетному дефициту около $ 39 миллиардов.

Но у монархии около $ 733 000 000 000 сбережений, инвестированных в активы с низким уровнем риска за рубежом, и потому она сможет в течение нескольких лет жить с низкими ценами на нефть без особых проблем. Ни Россия, ни Иран такого себе позволить не могут, равно как и производители сланцевой нефти в Северной Америке.

Саудиты и ранее предлагали российским лидерам экономические соблазны в обмен на уступки по региональным вопросам, таким как Сирия, но никогда цены на нефть не были настолько низки. Пока неясно, есть ли какие-то результаты в двухсторонних обсуждениях. США поддержат инициативы по прекращению российской поддержки г-на Асада, но, если Саудовская Аравия сократит производство и повысит мировые цены на нефть, это негативно повлияет на множество секторов американской экономики.

После ноябрьской встречи в Москве с саудовским министром иностранных дел, принцем Сауд аль-Фейсалом, Сергей Лавров, министр иностранных дел России, отверг идею, что международная политика должна играть важную роль в установлении цены на нефть.

«Мы солидарны с нашими коллегами из Саудовской Аравии в том, что рынок нефти должен быть основан на балансе спроса и предложения», — сказал г-н Лавров, — «и что он должен быть свободен от каких-либо попыток влияния ради политических или геополитические целей».

Россия переживает финансовые трудности и дипломатическую изоляцию из-за международных санкций, последовавших в ответ на вторжение в Крым и на восток Украины. Но г-н Путин по-прежнему желает, чтобы его считали ключевым игроком на Ближнем Востоке. На прошлой неделе россияне провели встречу в Москве между правительством Асада и рядом оппозиционных сирийских групп, хотя, по мнению аналитиков, от переговоров не стоило ожидать многого, тем более что многие оппозиционные группы бойкотировали их. Некоторые из экспертов выразили скептицизм: для г-на Путина любая сделка, включающая прекращение поддержки Асаду, недопустима.

«Это было бы огромной переменой, и для меня такой сценарий маловероятен», — сказала Анджела Э. Стент, специалист по России в школе Джорджтаунской дипломатической службы, бывший старший сотрудник национальной разведки, специализировавшийся на России.

Действенность рычагов Саудовской Аравии зависит от того, насколько серьёзным для Москвы является падение доходов от продажи нефти. «Если им так туго, что они нуждаются в нефтяной сделке прямо сейчас, тогда саудиты в хорошем положении, чтобы заставить их заплатить также и геополитическую цену», — сказал Ф. Грегори Гоуз III, специалист по Ближнему Востоку института Texas A&M Bush School.

Со своей стороны, г-н Асад не проявляет ни малейшего желания уйти со сцены. В недавнем интервью журналу Foreign Affairs он сказал, что реальная угроза в Сирии исходит от групп, аффилированных с Исламским Государством и аль-Каидой, которые, по его словам, составляют «большинство» восставших.

Американские и арабские официальные лица указывают, что даже если Россия откажется от поддержки г-на Асада, у сирийского президента остаётся ещё один щедрейший покровитель — Иран. Именно иранская помощь сирийскому правительству стала одним из основных факторов, позволивших г-ну Асаду удержать власть, тогда как другие автократические режимы на Ближнем Востоке были свергнуты.

Но Иран — как крупный производитель нефти — выиграет, если Саудовская Аравия обеспечит рост цен на нефть как часть сделки с Россией.

«Вы будете укреплять вашего врага, нравится ли вам это или нет, и иранцы не выказывают какой-либо гибкости в этом вопросе», — сказал Мустафа Алани, аналитик Исследовательского центра Персидского залива, приближённый к Саудовской королевской семье.

Вместе с тем, военная помощь, которую Россия предоставляет Сирии, намного отличается от той, что Дамаск получает из Ирана, своего второго крупного поставщика. Так что, по мнению одного из руководящих чиновников из администрации Обамы, «если бы Россия прекратила военную поддержку, я не думаю, что сирийская армия смогла бы функционировать».

Многие арабские страны настаивают на поиске общего языка между саудитами и россиянами – полярно противоположными в своих позициях по отношению к Асаду – и принятию решения, способствующего завершению гражданской войны в Сирии, бойни, продолжающейся уже почти четыре года.

Однако, как сказал один из арабских дипломатов: «Решение вопроса, в конечном счёте, находится в руках Путина».

Изображение: Президент России Владимир Путин, Король Саудовской Аравии Салман и наследный принц во время саммита G20 в ноябре в Брисбене, Австралия, Pool photo Rob Griffith

Источник: The New York Times, перевод Ирина Каминкова, «Хвиля»

посмотреть на Хвиля