Прапорщик

ЯПлакалъ

Советский прапорщик страшен уже сам по себе, а если он одержим какой-то идеей – то просто ужасен!

Пятые сутки воздушно-десантный полк, поднятый в субботу по тревоге, «воевал» в окрестных горах. Красоты ферганской долины, впечатления не производили. В суете учений их просто не замечали. И вот только сейчас, когда усталость стала нарастать и приблизилась к своему пику, командир полка, стоя у стереотрубы, позволил себе отвлечься.
Он водил окулярами из стороны в стороны, пытаясь высматривать хоть какие-то картинки из мирной, не связанной с армией жизни.

Но попадались в основном боевые машины, солдаты, снующие туда-сюда по горам и ложбинам. Глаз вырвал из общей картины одинокую отару овец, мирно пасущуюся на правом флаге. Сейчас, в полдень, жара была максимальной, и большинство баранов предпочитало лежать на земле, и меньше двигаться.

Насколько сторожевых овчарок, тоже переносили жару, отлеживаясь в тени чахлых кустарников. Пастуха вообще не было видно.

Рядом с разомлевшим стадом, по узкой и дико пыльной дороге двигался грузовик. Приглядевшись, комполка узнал в нем машину продовольственной службы. Она была почти доверху нагружена ящиками и мешками, и двигалась медленно, с надрывом.
Наверное харчи привез, подумал полковник, и собрался уже перевести взгляд на более достойные его внимания вещи, но что то его задержало.

Прапорщик Гуляйло, был здоровым, крепким и в меру толстым, как и подобает прапорщику продслужбы. А еще он был наглым и хитрым, что впрочем, иногда шло только на пользу службе.
Страдая от жары, он, тем не менее, зорко рыскал глазами по сторонам. К поживе прапор был готов всегда. Уже успевшие всем надоесть учения, требовали разнообразия. И в первую очередь в отдыхе. Шашлычок у горной, прохладной речки был бы сейчас в самый раз.

Орлиный взгляд Гуляйло, выцепил лежащих возле дороги баранов. Это было самое то! Но вопрос о покупке животного даже не стоял. Присмотревшись за пыльным шлейфом тянущимся за машиной, он понял, что его сносит на стадо. И план злодейства созрел сразу.

Урча и завывая, ЗИЛ медленно двигался в гору. В момент, когда он поравнялся с отарой, прапорщик резко выскочил из кабины, и пользуясь своей физической силой, рывком схватив одного из лежащих баранов, сунул его в машину. Затем так же быстро запрыгнул сам и хлопнул дверью. Операция прошла без сучка и задоринки.

Командир полка, за стеной пыли не мог видеть манипуляций с бараном своего подчиненного, но хорошо зная прапорщика, что то подобное подозревал, и уже начал подумывать, что вечером им перепадет не опостылевший всем сухпаек, а вполне приличный шашлык или жирный плов.
Грузовик тем временем проехал еще, какое то время, и уже набирая скорость, стал спускаться в ложбину, где находились тыловые службы.

Вдруг, из кабины ЗИЛа, не сбавлявшего скорости, вылетел прапорщик. Он кувыркнулся несколько раз, и вскочив на ноги бросился изо всех сил бежать в сторону ближайшей боевой машины. Так же быстро из кабины вывалился, но только уже с другой стороны, водитель, и так же кувыркнувшись, рванул от машины.

Полковник, не осознавая происходящего, не мог понять, кому и что надо командовать. Он только и смог, что, не отрываясь он окуляров, смотреть за двигающейся дальше уже без людей машиной.
Наконец, она потеряв ход, уткнулась в водовозку, и по всей видимости заглохла. И тут только, комполка заметил, что из кабины выпрыгнуло какое то существо, по всей видимости сворованный баран, и очень уж быстрыми прыжками побежало обратно к стаду.

Любопытство окончательно взяло верх, и забыв, на какое то время, об учениях, полковник решил лично разобраться в происходящем. Вскочив в стоящий рядом с КП УАЗик, он через несколько минут был уже на месте происшествия. Увиденное привело его в восторг, заставив окончательно забыть о трудностях прошедших дней.
Возле грузовика стоял тяжело дышащий, мокрый от покрывавшего его пота, прапорщик. Левая рука его была в крови, рукав рубашки разорван. Во взгляде прапорщика читались испуг, боль, жалость и досада одновременно.

С его сбивчивого доклада стало ясно, что вместо барана, он в пыли и суете, схватил дремавшую и ничего плохого не подозревавшую овчарку.
В кабине машины пес пришел в себя, и когда Гуляйло, решил придержать рукой свою добычу, что бы та не особенно рыпалась, вцепился в эту руку со всей силы.

От боли и ужаса прапорщик заорал так, что водитель, забыв про все выпрыгнул из кабины, а опешивший от таких поворотов жизни пес, еще несколько минут не мог очнутся. И только когда машина замерла, он высочил, и что есть силы побежал к своему хозяину, и брошенной отаре.

Хохоча во весь голос, командир долго не мог сообразить, что же делать с прапорщиком. Наказать или пожалеть. Затем все таки наказал. Бездумная поспешность в таком деле, впрочем, как и во многих других - штука абсолютно не нужная.
© Горбунов Андрей

посмотреть на ЯПлакалъ