Станислав Тарасов. "Южный поток" vs TANAP: газовая битва за Европу

Станислав Тарасов. "Южный поток" vs TANAP: газовая битва за Европу

Военное обозрение

Выступая в Анкаре на 3-й Конференции торговых советников, министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз заявил, что проект «Турецкий поток» (так в Турции называют проект «Южный поток») «не является конкурентом Трансанатолийского газопровода (TANAP), реализуемого Азербайджаном и Турцией», «для его реализации нет никаких препятствий». Это заявление примечательно многими фактами. Ранее Йылдыз открыто посылал Москве «сигналы» о том, что ЕС будет выстраивать серьезные препятствия на пути реализации «Южного потока» в обход Украины, предлагая направить трубу в сторону Турции. Москва выжидала. В свою очередь, Анкара одобрительно относилась ко всем проектам т.н. Южного энергетического коридора, в который она включала Nabucco, TANAP и «Южный поток». Азербайджанские СМИ охотно цитировали (со ссылкой на ИТАР-ТАСС) слова замглавы Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексея Гривача о том, что « проект TANAP, получивший поддержку Евросоюза, предполагает поставки азербайджанского газа в страны Евросоюза и рассчитан на транспортировку 30 млрд кубометров в год». Однако Азербайджан вряд ли сможет поставить более 15 млрд кубометров, поэтому «Газпром» вправе рассчитывать на оставшиеся мощности в трубе. Ситуация складывалась по формуле известной загадки, когда "А "и «Б» сидели на трубе. Проект Nabucco не состоялся. Прежде всего потому, что Азербайджан не располагает достаточными запасами газа для наполнения трубы в объемах, предусмотренных техническими возможностями, а именно — 31 млрд кубометров в год. Предполагалось, что к проекту подключится Иран, но по соображениям политического характера от услуг Тегерана отказались. На определенном этапе в качестве страны — производителя газа фигурировал Узбекистан, потом Казахстан. Однако в качестве дополнительного наполнителя газопровода мог выступить только Туркменистан, который отказался от этой затеи после длительной «дипломатической игры». Особую политическую партию вела Турция. Возглавлявший тогда правительство Реджеп Тайип Эрдоган прямо заявил, что «страна откажется от поддержки проекта Nabucco, если не будет прекращено создание препятствий вступлению Турции в Евросоюз». Как отмечала турецкая Zaman, «Эрдоган дал понять Брюсселю, что Турция может стать второй потенциальной „Украиной“ для Nabucco». Так «А» упало. Стал рождаться «план Б» — TANAP. Идеология и логика этого проекта базировались на том, что ЕС обязательно заблокирует «Южный поток» в своем прежнем варианте, а Москва лишится перспективы в принятии альтернативного решения, будет вынуждена присоединиться к Южному газовому коридору. В таких условиях рассматривался сценарий присоединения к этому проекту Туркмении и Ирана, который по запасам природного газа занимает в мире второе место после России. Набрала обороты «смелость» Баку в принятии решений. Осенью 2014 г. президент Азербайджана Ильхам Алиев совершил визиты в европейские страны, в ходе которых заявлял, что «его страна является единственным альтернативным источником газа для Европы». Азербайджанские СМИ широко цитировали отвечающего за Энергетический союз зампредседателя Еврокомиссии Мароша Шефчовича, который говорил, что «европейцы, следуя советам президента Азербайджана Алиева, намерены усовершенствовать свою газовую систему, чтобы меньше зависеть от всяких случайностей». «Гибкая прагматичная политика Алиева оказалась сильнее амбиций Путина», — так оценивало ситуацию бакинское агентство Haqqin.az. «Б» с трубы упало после того, когда в ходе своего визита в Анкару президент России Владимир Путин заявил: «С учетом растущих потребностей Турции мы готовы не только расширить „Голубой поток“, но и построить еще одну трубопроводную систему для того, чтобы обеспечить растущие потребности самой турецкой экономики». Тогда же глава России сообщил, что Москва замораживает проект «Южный поток» и намерена построить новую газотранспортную систему в Турцию, создав на ее границе с Грецией газовый хаб. Это означало, что TANAP теряет монопольное «газовое право» в Турции и может стать всего лишь одним из участников создаваемого газового хаба. В этой связи газета Cumhuriyet пишет, что «неожиданный для Запада альянс Турции с Россией реально превращает внешнюю политику Анкары во многомерный фактор, создает основу для выработки общей с Россией новой широкой идеологии и осознания единых интересов в Черноморском регионе, на Ближнем Востоке, Кавказе и в Средней Азии взамен прежним региональным предпочтениям». Теперь о том, что осталось на газовой трубе. На днях бывший президент Грузинской международной нефтяной корпорации Георгий Чантурия выступил с инициативой о строительстве в портовом поселке Супса на берегу Черного моря в Грузии нового энергетического хаба с участием Запада, США, России и Азербайджана. Для реализации этого проекта предполагается проложить нефтепровод из России через территорию Абхазии. При этом Чантурия призывает подходить к оценке ситуации с «учетом новой реальности», которая «требует от Грузии необходимость избежать непрогнозируемых для себя последствий». Отметим, что Чантурия был одним из приближенных к Эдуарду Шеварднадзе лиц и принимал активное участие в осуществлении проектов Баку — Супса и Баку — Тбилиси — Джейхан. После прихода к власти Михаила Саакашвили он был вынужден покинуть Грузию и сейчас проживает в Баку. В этой связи грузинский эксперт Ника Читадзе обвинил Чантурия в том, что «он является проводником идей некоторых российских корпораций и сейчас стремится укрепить позиции российского бизнеса в Грузии». Более того, другие грузинские эксперты заявляют, что поскольку «Грузия является основным коридором для транспортировки каспийских нефти и газа в обход России», Москва якобы «намерена применить в Грузии украинский сценарий, но не военным путем». Затем последовало сенсационное интервью заведующего отделом общественно-политических вопросов Администрации президента Азербайджанской Республики Али Гасанова агентству Bloomberg, который заявил следующее: «Оглядываясь на историю, можно с уверенностью отметить, что большую роль в развитии азербайджано-американских связей сыграли позиции, совпадавшие в подходе к тем или иным глобальным геополитическим, геоэкономическим и военно-геостратегическим вопросам, а также в таких вопросах, как пуск в оборот альтернативных энергетических ресурсов Каспия и обеспечения энергетической безопасности Запада в третьем тысячелетии. Именно Азербайджан открыл для Запада Каспийский регион, обеспечил участие гигантских нефтяных компаний США и Европы в добыче и экспорте углеводородных ресурсов Каспийского моря». И что же в ответ? Гасанов обвинил США в подготовке в Азербайджане «майдана», «сценария, примененного недавно в Восточной Европе», который осуществляют «бывшие сотрудники государственного департамента, бывшие послы и „эксперты“, выступающие в роли выразителя интересов кругов, утративших чувство реализма». Отсюда следует странный вывод: Россия в Грузии, а США в Азербайджане якобы «готовят майданы». Так бывает или не бывает?

посмотреть на Военное обозрение