Кремль в тревоге

Кремль в тревоге

Главком

Планы ЕС создать русскоязычный канал противоречат свободе слова. Об этом заявил в понедельник заместитель главы МИД РФ Алексей Мешков. Без шуток – именно так и сказал. Вот этими самыми словами. Столь неожиданное внимание российского чиновника времен правления Путина Первого к презираемой и чуждой «так называемой демократической ценности» свободе слова вызывает по меньшей мере удивление. То есть, не забыли само словосочетание? Правящая верхушка родины Лайфньюс, Киселева, историй о распятых младенцах и изнасилованных эпилептичках может сказать вслух «свобода слова» и не сгореть от стыда, не провалиться в преисподнюю и даже сдержать хохот? Ах, какая крепкая школа готовила эти кадры. Гвозди бы делать.

Вообще отношения государства российского со свободой слова всегда складывались непросто. То есть чувства там определенно присутствовали и даже можно говорить об отношениях, но форма их всегда носила извращенный характер. В общем, страсть имеет место, но нежной ее назвать нельзя. С одной стороны российскому журналисту позволено куда больше, чем его коллеге в Украине, США и вообще в цивилизованных странах. Российский журналист может (а часто и должен) врать, выдумывать, нести с экрана полную чушь. Снегири, поедание русскоязычных младенцев, распятые мальчики эти – главное, чтобы весь этот поток бреда и лжи нравился начальству. И вперед – за пайком и дополнительным компотом за креативность.

Западу такое расширение границ свободы и не снилось. А вот писать правду про собственную власть нельзя. Потому что любая свобода слова имеет границы. В России эти границы проходят в самых неожиданных местах. Фантазировать про изнасилованную старушку-эпилептичку на украинском блок-посту можно (то-то старик Фрейд порадовался бы, жаль не дожил), а написать про кооператив Озерко или процесс дерибана захваченного Юкоса – лучше не надо. Тех, кто этих границ не видит в РФ убивают, сажают в тюрьмы, травят. Если требуется – закрывают сразу весь телеканал, радиостанцию или газету.

Граница на замке. В рамках отдельной зоны инакомыслие еще сохранилось, но по телевизору его не покажут. Естественно, что попытка создать русскоязычный телеканал за колючей проволокой и границами зоны, но с возможностью приема сигнала внутри России, не вызывает восторга у хозяев государства. А ну как разбудят спящих? Вдруг покажут что-то не то или не так? Как говорил герой комедии «День выборов» - в этой ситуации народ может повести себя непредсказуемо.

С другой стороны, почему нас должно интересовать беспокойство лжецов и их хозяев? Бог не в силе, а в правде – это еще Сын плотника из Назарета говорил очень давно. Пусть и русскоязычного зрителя будет выбор, что смотреть и кому верить. «Мы всегда позитивно относились к свободе слова, но замыслы ЕС по созданию своего рода контрпропагандистского канала вряд ли соответствуют самому понятию свободы слова», - говорит Алексей Мешков. Можно было бы ответить напуганному чиновнику, что альтернативные каналы информации как раз и есть эта самая свобода слова. Но если человек сам этого не понял в такой должности, учить уже поздно.

посмотреть на Главком