Дмитрий Соин. Приднестровье: что Россия планирует делать с 500.000 своих соотечественников?

Дмитрий Соин. Приднестровье: что Россия планирует делать с 500.000 своих соотечественников?

Военное обозрение

Ситуация вокруг и внутри Приднестровья — многострадальной, непризнанной республики на юго-западе СНГ дышит тревогой, неопределенностью и даже драматизмом. Пророссийский анклав, в течение 24 лет демонстрировавший верность Москве, сегодня оказался в глубоком кризисе, фактически на грани гибели. Причин этого много. Например, внешнее давление, обусловленное ситуативным союзом активно дрейфующих в сторону ЕС Украины и Молдовы. Кишинев и Киев на уровне внешнеполитических ведомств и спецслужб жестко координируют работу по Приднестровью. Республика оказалась в стратегических клещах, вырваться из которых как минимум в данный исторический период невозможно. Все блокадные мероприятия координируются на уровне ЕС и США, объективно заинтересованных в ликвидации пророссийского анклава, который, с одной стороны, не пускает в Европу Молдову, а с другой — подпирает с юго-запада Украину. Тем более что это не просто непризнанная республика, а образование, где находится Ограниченная группа российских войск и миротворцы Российской Федерации. Поэтому тут пощады и уступок ждать не приходится. Мнение Запада едино — Россия должна уйти с берегов Днестра. Текущая блокадная кампания стартовала с того, что весной 2014 года украинская граница была закрыта для пересечения гражданами России мужского пола в возрасте от 16 до 65 лет. То есть в приднестровской ловушке оказались десятки тысяч человек. Затем при вылете из Кишиневского аэропорта начались проблемы у приднестровской элиты. Усиленный досмотр, обыски, толпы журналистов и комбатантов на входе в зал вылета — прилета. Все это не создавало доброжелательной атмосферы в отношениях сторон молдо-приднестровского конфликта. Теперь очередной виток напряженности — депортации из Кишинева в Москву наиболее активных граждан Приднестровья. Причем тех, для кого кишиневский аэропорт был единственным вариантом возвращения на родину, так как Украина их по политическим соображениям уже не пропускала. Известно, что этой процедуре, например, были подвергнуты первый спикер Приднестровского парламента Григорий Маракуца и экс-руководитель службы безопасности президента Валерий Гратов. Еще сотни менее известных персон также были депортированы без излишнего шума. Эти люди лишены права жить у себя дома, что не может не тревожить нас с правозащитных позиций. Если молдавские власти и далее пойдут по этому пути, то скоро в республику из очередной поездки может не вернуться любой министр, депутат или сам президент. Таким простейшим способом Кишинев при безусловной поддержке Киева обезглавит регион и получит стратегическую инициативу в борьбе за поглощение непокорного Тирасполя. Но есть еще и рифы экономического характера. В этом году истекает срок действия для приднестровских экономических агентов льготной торговли с Евросоюзом. Теперь Приднестровье должно либо вместе с Молдовой развивать ассоциацию с ЕС, либо закрыть эту тему и пробиваться в сторону России и Таможенного союза. Но на пути второго сценария стоит проевропейская Украина, которая контролирует приднестровский транзит в российском направлении. А в случае принятия европейских условий Приднестровье по факту утрачивает независимость и становится частью Молдовы. Все очень просто и трагично одновременно. В каком-то смысле впервые за 24 года независимости ПМР оказалась на пороге собственной гибели. И предпосылок к этому более чем достаточно. Это и военно-стратегические, и геополитические, и экономические, и даже демографические обстоятельства. Например, население Приднестровья за годы независимости сократилось на треть — с 750 тысяч человек до полумиллиона по официальным данным и до 300 тысяч по неофициальным, но объективным. Несомненно, в сложившейся ситуации нельзя все валить на непрофессионализм приднестровских властей, хотя руководство ПМР неоднократно критиковалось с разных сторон за просчеты во внешней, внутренней политике, экономике и социальной сфере. Но объективно при этом от Тирасполя, конечно, не зависели процессы в Молдове и на Украине, позволившие укорениться там проевропейским режимам, что естественным образом ухудшило положение непризнанной республики. Также от властей и населения Приднестровья мало зависит мировая экономическая конъюнктура. Но при этом недавнее социально-катастрофическое решение с отменой традиционных надбавок приднестровским пенсионерам принимали не в Брюсселе, Киеве или Кишиневе, а в Тирасполе. И оно, конечно, внутреннюю стабильность в республике никак не укрепило, чем, скорее всего, воспользуются ее противники. Это лишь один из примеров непродуманных решений. Не там экономим и ищем свободные деньги. Низкие зарплаты, отсутствие перспектив роста, неразвитая инфраструктура — все это в совокупности выталкивает из региона молодежь и трудоспособное население в целом. Разрыв экономических связей и украинская блокада региона приводят к остановке предприятий. А к этому добавляются и проблемы геостратегического плана. Украина создает максимум помех для нормального функционирования Российской группы войск и русских миротворцев в Приднестровье. Конечно же, Киев заинтересован в том, чтобы на юго-западном направлении не было никаких российских армейских подразделений. Поэтому максимально затруднена ротация воинского контингента, есть сложности с материально техническим обеспечением. Украина просто не пропускает военных через свою территорию, Кишинев проявляет с ней солидарность. В таких условиях, в случае одновременного и массированного подключения к этому Украины, Молдовы, Евросоюза и США, можно прогнозировать неожиданный и быстрый обвал ПМР. Если произойдет эта историческая трагедия, то перед Россией сразу станет несколько серьезных вопросов. Первый: что делать с четвертью миллиона своих граждан и примерно с таким же числом соотечественников, проживающих в Приднестровье. В случае если Молдова возьмет регион под свой контроль, то они автоматически превратятся в граждан второго сорта. Россияне, например, не смогут избирать и быть избранными в органы власти, большинство из них даже не имеют вида на жительство, и следовательно их пребывание в РМ окажется незаконным. Обещаниям и гарантиям в отношении этих людей верить не стоит — обманут, как это уже неоднократно случалось. Их могут просто массово депортировать, и тогда Россия должна быть готова принять десятки тысяч беженцев из Приднестровья. Уже сегодня надо поставить соответствующие задачи перед МИДом, Миграционной службой и другими социальными структурами. Следует создать специальную правозащитную группу из опытных юристов, которые будут заниматься защитой интересов россиян Приднестровья. Понятно, что ПМР сегодня жива, и мы надеемся на лучшее, но к такому развитию событий следует быть готовыми. Второй не менее важный вопрос — это будущее российской собственности на территории ПМР, которая пока защищена приднестровским законодательством. Но если предположить, что при неблагоприятном сценарии Молдова установит свою юрисдикцию над регионом, то сразу возникнет угроза ее сохранению. Причем это касается как гражданских, так и военных объектов. Вспомним только об огромных военных складах в селе Колбасна Рыбницкого района. А что делать с заводами российских собственников, их имуществом? В условиях радикального передела, а он начнется, если будет нарушен статус-кво, Россия может потерять активов на сотни миллионов и миллиарды долларов США. В условиях кризиса это будет особенно ощутимо. По всей видимости, уже сегодня надо выстраивать защитные механизмы, «щиты» перед этими объектами России на территории Приднестровья. Даже краткий анализ ситуации показывает, что перед Москвой и Тирасполем стоят очень серьезные задачи, требующие своего немедленного решения. Если их распределить по значимости, то задача номер один — попытаться все же спасти пророссийский анклав, зажатый с двух сторон Молдовой и Украиной, но при этом сохраняющий верность Москве. Во всяком случае, на уровне общественного мнения. Задача номер два — подготовиться на случай трагической развязки к защите четверти миллиона граждан России и примерно такого же числа соотечественников. Это полмиллиона человек! Либо их придется защищать по месту жительства — в Приднестровье, либо готовиться к приему в качестве беженцев в России. Так же остро стоит задача защиты военных и экономических объектов России на территории Приднестровья. Если уже сегодня не приступить к выполнению комплекса соответствующих мер, то последующие потери могут быть слишком велики и серьезно отразятся на международном имидже России. Как сверхдержава Российская Федерация обязана обеспечивать как безопасность своих граждан-соотечественников, так и военно-экономических объектов, где бы они ни находились. Включая, конечно, и Приднестровье.

посмотреть на Военное обозрение