Казахстан: Деятельность Компартии опять приостановлена

Казахстан: Деятельность Компартии опять приостановлена

Фергана

25 декабря прошлого года решением специализированного межрайонного экономического суда города Алматы (Казахстан) на три месяца была приостановлена деятельность Коммунистической партии Казахстана, что грозит ей полной ликвидацией в случае не исполнения выдвинутых властями требований. Правда, на судебный процесс самих коммунистов не пригласили, пожелав провести его тайно. Представители же руководства Компартии узнали об этом решении только 10 января, когда все сроки обжалования давно истекли.

Инициатором приостановления старейшей оппозиционной партии является Минюст Казахстана, который в октябре прошлого года и начал крупномасштабную проверку всех филиалов КПК. Основными претензиями стали несоответствие численности региональных организаций законодательству Казахстана (требуется не менее сорока тысяч членов по стране и не менее шестисот - в каждом регионе), а также несоответствие официальных адресов офисов их реальному местонахождению.

Вначале этим проверкам, которые сопровождались вызовами членов партии в органы МВД и прокуратуры, предшествовали выступления якобы разгневанных рядовых партийцев, которые требовали на пресс-конференциях, оплаченных акиматами, и в газетных статьях, немедленного закрытия собственной организации. Как оказалось, некоторые из «ликвидаторов» уже давно не состояли в партии, либо были замечены в тесном сотрудничестве с местными властями.

На пространстве бывшего СССР коммунистические партии запрещены в Узбекистане, Туркменистане, Грузии, странах Прибалтики. Начат процесс ликвидации Компартии Украины. В других постсоветских странах партии с коммунистической идеологией существуют: кто-то превратился в политических наследников Сталина, кто-то стал больше напоминать европейских «левых». «Фергана.Ру» попросила казахстанского журналиста Сергея Дуванова объяснить, что сегодня представляет собой Коммунистическая партия Казахстана.

- Чем сегодня является КПК в Казахстане? Это, скорее тень того коммунистического, что она олицетворяла в последние годы. Последние годы партии как таковой, скорее, не было. Ну, может, как вывеска, как бренд, как воспоминание. Лично я в этом видел доказательство того, что идеи марксизма в нашей стране окончательно потеряли всякую привлекательность для людей.

Да, эта партия было оппозиционной нынешнему режиму, и главную роль в этом играл ее прежний лидер Серикболсын Абдильдин. Умный и грамотный политик, реально оппонировавший власти Назарбаева. Рядом с ним было немало нормальных соратников, не страдавших коммуняцкими комплексами и верностью коммунистическим идеалам. Я не видел в КПК той кондовости, которая присуща российским коммунистам и КНПК - другой казахстанской коммунистической организации, поддерживающей власть. КПК в идеологическом плане скорее была социал-демократической партией. Но и в лучшие времена партия не была популярной в народе. И если другие оппозиционные партии, также, к слову, закрытые в Казахстане, потенциально еще могли претендовать на что-то, то у коммунистов, на мой взгляд, в принципе не было будущего. Мир стал слишком другим, чтобы в нем осталось место для этой отдающей нафталином идеологии».
Понятно, что Компартия долгое время находилась в кадровом, политическом и идеологическом кризисе. Численность её действительно уменьшилась, как вследствие старения и естественного ухода членов партии, так и из-за разочарования в собственном руководстве. В ноябре прошлого года пост первого секретаря ЦК тихо и незаметно покинул Газиз Алдамжаров, а его место занял руководитель Семипалатинского филиала Толеубек Махажанов. Сама КПК как-либо себя давно не проявляла. И в связи с этим возникает резонный вопрос - зачем Акорде (резиденция президента Казахстана - ред.) понадобилось закрывать и без того слабеющую партию?

До этого деятельность Компартии и её печатного органа «Правда Казахстана» уже дважды приостанавливалась на срок по шесть месяцев в октябре 2011 года и в апреле 2012 года за участие в незарегистрированном «Народном Фронте», который стал объединением оппозиционных сил в момент массовой забастовки нефтяников в Жанаозене, закончившейся расстрелом её участников. Тогда основные репрессии обрушились на партию «Алга» и связанные с ней оппозиционные СМИ. Власти также обвиняли в сотрудничестве с Мухтаром Аблязовым и его структурами и руководство Компартии, что и стало главной причиной всех нападок на партию.

Интересно, что КПК в первый раз была решением суда парализована как раз перед выборами в Мажилис, состоявшимися в январе 2012 года. Сейчас события во многом повторяются, дав пищу аналитикам говорить о приближающихся внеочередных выборах парламента и президента. Предвыборные ожидания, действительно, захлестнули многие издания и умы политологов, которые прогнозируют объявление внеочередной кампании уже в этом году. И для этого есть все серьезные основания.

Стареющий суперарбитр стремится снова укрепить свой режим посредством новых перестановок в окружающей верхушке, пойдя по пути конституционных изменений и формального увеличения полномочий парламента и правительства. Сделать это можно только посредством внеочередных выборов, которые уже фактически были обозначены объявлением новой программы «Нурлы жол» во время очередного послания президента 11 ноября, состоявшегося впервые в офисе правящей партии «Нур-Отан». Акорду заботит сейчас вопрос обеспечения преемственности власти, особенно в момент начала системного кризиса сырьевой экономики.

Обострившаяся борьба между двумя главными группировками: Даригой Назарбаевой, с одной стороны, и Каримом Масимовым и Тимуром Кулибаевым - с другой, - тоже подтверждает это. Кроме этого, правящая «элита» спешит с проведением выборов из-за падения цен на нефть, общей неблагоприятной финансовой и экономической конъюнктуры, которые сделают выборы в 2016-м и 2017-м годах достаточно проблемными. В связи с этим Назарбаев пытается исключить все возможные политические риски, которые могут испортить начавшуюся игру, - в том числе и Компартию.

Ведь рост недовольства и протестных настроений в обществе может в определенный момент сконцентрировать голоса части электората вокруг легальной КПК, по спискам которой могут пойти представители разгромленных оппозиционных партий и движений. Приостановление и дальнейшее закрытие КПК также вписывается и в общую линию режима по зачистке всего политического поля от остатков оппозиции. Поэтому дни старейшей партии сочтены. Выполнить требование по увеличению численности партии до требуемых сорока тысяч явно не удастся, а новые списки наверняка будут «забракованы».

Взамен ликвидируемой КПК Акорда упорно выдвигает в качестве «оппозиционной» ОСДП Жармахана Туякбая, а для тех, кто голосовал за коммунистов - марионеточный КНПК Владислава Косарева. И с этого момента все выборы в Казахстане становятся полностью безальтернативными. Бонапартистский режим Назарбаева сформировал модель имитирующую многопартийность, когда все формальные организации полностью контролируются и управляются из администрации президента. Голосование за любую оставшуюся означает голосование за партию власти.

Айнур Курманов
Айнур Курманов, сопредседатель Социалистического Движения Казахстана
Закрытие КПК надо рассматривать также наряду с принятием антирабочего закона «О профсоюзах», введением Уголовного Кодекса, карающего за участие в незаконных забастовках, за призывы и подстрекательства к забастовкам, за участие в незарегистрированных профсоюзах и партиях, за проведение мирных собраний и митингов, за разжигание «социальной розни», и должно стать еще одним пунктом в международных кампаниях протеста против диктатуры и разоблачающих нынешний режим.

Однако ликвидацией старейшей партии Акорда не выполнит поставленную задачу. Наоборот, процесс политизации и радикализации рабочего движения и протестных выступлений в Казахстане необратим. На месте уничтоженной оппозиции появится более радикальная, создаваемая снизу, особенно из среды молодежи. Место закрытой КПК займут другие левые группы. Наступает постепенно и смена поколений политических активистов, происходит выдвижение новых деятелей и организаций.

Айнур Курманов

посмотреть на Фергана