Вера и безверие: Конфликт эпох

Вера и безверие: Конфликт эпох

Фергана

Обозреватель и колумнист «Ферганы» Сергей Дуванов снова обращается к теме, всколыхнувшей мировую прессу после жестокого расстрела карикатуристов из еженедельника «Шарли Эбдо» в Париже. По мнению автора, атеисты оскорбляют чувства верующих уже самим фактом своего существования, так как отрицают наличие бога и необходимость веры, которые для верующих являются квинтэссенцией их идеологии...

* * *

Начну с того, что мне понятны чувства мусульман, которые выступают против карикатур на их пророка. Для них он фигура сакральная, соответственно, сатирические карикатуры французских художников являются оскорбительными и вызывают оправданное возмущение. Это понятно.

Отсюда - три следующие общепринятые максимы.

1. У всякого человека есть право верить в своего Бога или не верить в него.

2. У всякого человека есть право отстаивать честь своих богов и защищать чистоту идеологических принципов.

3. Ни у кого нет права убивать других людей, поступки которых расходятся с их представлениями о справедливости и чести, если эти поступки не сопряжены с угрозой жизни людей.

Все, кто не согласен с этими максимами, дальше могут не читать. Им этого не понять. Всем остальным, кто принимает сказанное, предлагаю забыть о тех террористах, которые убили журналистов. Они по большому счету всего лишь повод, актуализировавший давно назревшую проблему взаимоотношений между атеистами и верующими.

Не секрет, что мир поделен а) на тех, кто искренне верит в бога; б) на тех, кто относит себя к верующим, но по сути таковыми не является; в) и тех, кто вообще не верит в бога. Между первыми и последними существует негласная конкуренция: они идеологические антиподы, с взаимоисключающими взглядами в вопросах веры как таковой. Те, что между ними – в практической жизни давно уже следуют атеистическим нормам и принципам, но по традиции считают себя верующими, пытаясь найти в вере утешение и оправдание несовершенства окружающего мира. При всей их религиозной риторике по образу своей жизни и отношения к ней эти люди в своем большинстве де-факто в лагере атеистов.

Понятно, что атеисты уже самим фактом своего существования оскорбляют чувства верующих, так как отрицают наличие бога, и необходимость веры, которые для верующих являются квинтэссенцией их идеологии. Раньше верующие преследовали их, сжигали на кострах, четвертовали, вешали, пытали, подвергали гонениям. Со временем, по мере того как мир все больше становился рациональным, атеистам было позволено не верить в бога на условиях, что они не будут проповедовать неверие в качестве альтернативы вере в бога.

Последние примерно 500 лет любая попытка атеистов заявить о себе как об идеологии, отрицающей веру, любые действия, лишающие религию ее сакральности и низводящие до уровня обычной идеологии со стороны верующих, воспринималась очень болезненно. Реакция мусульман на сатиру французских художников рисовавших исламского пророка - типичный тому пример.

То есть, сохраняется традиция, признающая приоритет веры над неверием, согласно которой читается, что религиозные чувства верующих - это что-то абсолютно святое, неприкосновенное, стоящее выше закона и здравого смысла. А все остальное в жизни, включая различные идеологии рационального происхождения, должно существовать в рамках, установленных законом и правилами.

При этом мало кто задумывается над тем, что атеистов тоже может глубоко возмущать и оскорблять издевательство верующих над здравым смыслом, когда они заявляют о том, что наш мир создан богом и полностью зависит от его воли. Мало того, что это противоречит научным данным, это еще и надругательство над логикой, над теми достижениями, которые достигла человеческая цивилизация благодаря научной мысли и рационализму мышлению.

Более того, следует помнить, что указанных высот развития человечество достигло вопреки сопротивлению со стороны попов, мулл, ксендзов, раввинов и прочих служителей культов. История убедительно свидетельствует о том, как религии тормозили развитие научной мысли и творческой инициативы.

Однако ни один атеист не додумался предъявлять претензии к верующим, иные поступки которых с высоты современной цивилизации часто воспринимаются как откровенный анахронизм и даже мракобесие. Никто из подавляющего большинства атеистов не додумался возмущаться этим публично и уж тем более приходить в храмы и расстреливать верующих из автоматов, только потому, что их фанатичность и иррационализм раздражает и оскорбляет их чувства.

Такая толерантность атеистов многими верующими воспринимается как проявление слабости и идейной беспомощности, как следствие отсутствия внутренних идейных принципов. Это глубочайшее заблуждение. На самом деле неверие в бога имеет под собой не только историческое и научное обоснование, но и куда более солидную идеологическую основу, чем та, которой располагают представители религиозных конфессий.

Против священных книг верующих, зачастую сомнительного происхождения и полных откровенных противоречий, в арсенале атеистов - миллионы книг, основанных на конкретной истории и практике жизни, на научных достижениях, на опыте человечества последних двух тысяч лет. В активе у атеистов все нынешние научные, производственные и культурные успехи человеческой цивилизации, к которым религия по большому счету не имеет никакого отношения.

Нынешняя цивилизация в ее социальном, экономическом и культурном плане - это прежде всего результат торжества атеистической мысли и рационалистического мировоззрения. Мир, в котором мы сегодня живем, в своей основе - атеистический мир, который люди построили вопреки религиозным догмам и сопротивлению клерикалов, а порой и откровенной борьбе с мракобесами от религии. Пора понять, что будущее человечества - не в религиозном доктринерстве, а в научном его освоении. Но науке и социальному прогрессу чужда слепая вера, ей не нужны авторитеты из отсталого прошлого. Мир становится все более и более рациональным, он все больше строится на практических результатах усилий человеческого разума и воли, но не на слепой вере.

Вся проблема в том, что человечество развивается неравномерно. Кто-то, как, скажем, Европа ушел далеко вперед, и там роль религии минимальная, да и сама вера все больше становится частью исторической традиции, элементом культурного наследия. В других странах (Азии и Африки) отставших в своем развитии, религия еще сохраняет свое влияние в обществе. А где-то религия даже доминирует и в социальной и политической жизни.

Понятно, что несоответствие стандартов религиозности в различных странах в случае соприкосновения носителей разных цивилизационных культур приводят к конфликтным ситуациям. Случай с французскими карикатуристами, позволившими себе насмешки и оскорбления над святынями мусульман, - одно из проявлений такого несоответствия. Проблема исключительно в различии критериев дозволенного. Если для Франции и Европы в целом сатира такого уровня остроты – это допустимо, то для мусульман, живущих стандартами исламского мира – это кощунство. И от такого рода конфликтов в эпоху широкомасштабной миграции людей в различные страны никак не уйти. Это естественный продукт столкновения цивилизаций с разным уровнем рациональности мышления.

Это данность нашего мира, в котором идет мощное перемешивание людей из различных культур и разного уровня религиозности. Идет взаимное проникновение и наслоение традиций, привычек, ценностей. При этом основной темой взаимодействия различных культур становится не взаимоотношение между различными конфессиями – здесь, на мой взгляд, как раз наблюдается определенное взаимопонимание и умение находить компромиссы. Возможно, потому что вера, пусть и разная, сближает, так как дает единый алгоритм ценностных ориентаций восприятия окружающего мира. В этом плане верующим легче понимать друг друга, чем, скажем, атеистам и верующим, которые идеологически оказываются по разные стороны баррикад.

Актуальность такого противостояния сегодня определяется растущей активностью ислама, самой молодой из мировых религий, требующей своего места под солнцем и очень болезненно и даже агрессивно реагирующей на любые проявления атеистических вызовов, и, в первую очередь, - отказ ислама быть вне критики. Случай с расстрелом французского сатирического журнала - это всего лишь эпизод в общей цепи конфликтов между двумя основными традициями нашей цивилизации - традицией веры и традицией атеизма.

Сергей Дуванов
Сергей Дуванов - известный казахстанский журналист, с января 2015 года - колумнист «Ферганы»
На мой взгляд, это два доминирующих идеологических тренда, противоречие между которыми сегодня определяет специфику и динамику культурных, политических и гуманитарных процессов в современном мире. До сегодняшнего дня это противостояние реализовывалось в мирном формате сосуществования этих взаимоисключающих идеологических систем. Шло негласное и не афишируемое соревнование, которое верующие шаг за шагом проигрывали атеистам, постепенно принимая их научные достижения, их политические принципы, их культуру и образ жизни.

Кто то это расценивает как то, что Запад навязывает свой образ жизни. На самом деле, нет никакого навязывания и принуждения. Напротив, в силу того, что людям свойственно стремиться ко всему передовому, новому, прогрессивному, они самостоятельно приобщаются к достижениям западного мира, заимствуя все самое передовое как в области научных достижений, так и культуры и политики. Та же демократия привлекает людей, живущих в условиях авторитаризма не потому, что им ее навязывают, а потому что приходит осознание, что это лучшая форма политической организации государства.

Но много и тех, кто это не приемлет. Сегодня, в связи с активизацией исламского фундаментализма, это грозит вылиться в открытую идеологическую войну между теми, кто принимает западный формат цивилизации (атеистический по своей сути) и теми, кто его не принимает, следуя иной традиции. Это традиция слепой веры во что-то, стоящее над человеком и от него не зависящее: в бога, в торжество коммунизма, в Путина и его возрождение «русского мира».

Процесс противостояния заметно обострился и, похоже, всем нам придется стать его участниками.

Сергей Дуванов, Казахстан

посмотреть на Фергана