Гвозди в желудке в честь Дня прокуратуры

Znak.com

Бунт в СИЗО Челябинска стал проверкой на прочность для региональных силовиков Группа членов Общественной наблюдательной комиссии Челябинской области обвинила прокурора региона Александра Войтовича в том, что его ведомство покрывает нарушения управления ФСИН, приведшие к массовым беспорядкам в СИЗО 8-9 декабря 2014 года. В СМИ и соцсетях растиражировано открытое письмо на имя главы надзорного органа, приуроченное ко Дню работников прокуратуры РФ, отмечаемому 12 января. Группа членов ОНК - Николай и Татьяна Щур, Дина Латыпова, Оксана Труфанова - второй месяц продолжают утверждать, что на деле все было не так, как гласит официальная версия силовиков. В декабре 2014 года они сообщали, что бунт в СИЗО-1 восьмого и девятого декабря 2014 года был устроен с целью отвлечь внимание общественности от судебного процесса по делу отстраненного от должности начальника ИК-6 Дениса Механова, который после знаменитых беспорядков в «шестерке» в ноябре 2012 года был обвинен в превышении должностных полномочий и незаконном изготовлении оружия. Правозащитники намекали, что бунт соответствовал интересам самого ФСИН, который якобы из ведомственных интересов стремился защитить обвиняемого коллегу. В качестве доказательства своей правоты правозащитники приводили как раз тот факт, что фактически (но пока неофициально) обвиненный силовиками в организации беспорядков в СИЗО Аведик Каргиев - один из ключевых свидетелей по все еще не расследованному делу о бунте в «шестерке». Каргиев сидел в 2012 году в копейской ИК-6, после громкого бунта в ноябре 2012 года был переведен в Верхнеуральскую тюрьму, в СИЗО-1 прибыл из Верхнеуральска для участия в процессе по делу другого заключенного «шестерки», Даниила Абакумова. Из опубликованного в День работников прокуратуры письма Войтовичу следует, что он постоянно испытывал давление со стороны администрации колонии, а затем - СИЗО-1. Неизвестные, готовившие бунт в СИЗО, заранее отводили ему роль «козла отпущения» и, по мнению правозащитников, нашли поддержку в областной прокуратуре. «Тюремщики к их (прокуроров, - прим. ред.) прибытию уже приготовили версию произошедшего: во всём виноват некий заключённый Каргиев, у которого нашли и отобрали сотовый телефон, а он, Каргиев, в отместку за это поднял СИЗО на бунт, - заявляют правозащитники во главе с руководителем «Уральского демократического фонда» Николаем Щуром, обращаясь к Войтовичу. - Ну, кто из правоохранителей не озвучивал эту версию сразу после бунта, припомните, Александр Петрович? Хотите, если Вы вдруг забыли, я Вам напомню, откуда эта версия взялась так быстро? А взялась она от самих тюремщиков, услужливо Вам набравшим на компьютере (за Вашей подписью в конце) ваше же заявление, пока Вы в СИЗО утром ехали. И Вам осталось только озвучить её членам ОНК, когда они с Вами в СИЗО встретились и успели задать Вам вопросы, пока их не арестовали (заперли) в одном из кабинетов СИЗО. Запереть-то заперли, но впопыхах забыли выключить компьютер в кабинете, на мониторе которого и красовалось это самое заявление для Генерального прокурора, перекочевавшее в СМИ. И пошла гулять эта версия для народа про некоего криминального авторитета, поднявшего в СИЗО бунт из-за отобранного телефона, ничего общего с настоящими причинами и настоящими организаторами беспорядков в СИЗО не имеющая». Судьба Каргиева заботит правозащитников: в письме также сообщается, что он в знак протеста против давления со стороны сотрудников ГУФСИН наглотался гвоздей и до сих пор не получил медицинской помощи. «Зная ситуацию в нашем тюремном ведомстве, зная ситуацию с Каргиевым, - продолжают правозащитники, - мы предполагаем, что тюрьма просто ждёт, когда Каргиев умрёт и освободит её от головной боли, с ним связанной (помним ведь, что Каргиев - ключевой свидетель в деле по избиениям, пыткам и вымогательствам в ИК-6, в деле, по завершении которого может круто измениться судьба высокопоставленных руководителей ГУФСИН и прокуратуры областной)». «Каргиев проглотил гвозди еще в ноябре, будучи в Верхнеуральской тюрьме, - объяснил корреспонденту znak.com Николай Щур. - На сегодня гвозди уже у него в кишечнике, но в ГУФСИН на жалобы осужденного не реагируют. Он содержится один в шестиместной камере якобы для собственной безопасности. Однако, скорее, чтобы ограничить его контакты с другими осужденными». Добавим, Каргиев мелькал в информационной повестке на следующий день после бунта в СИЗО - по данным пресс-службы Центрального районного суда, во время рассмотрения дела Абакумова он отказался давать показания, не встал при появлении судьи - словом, проявил неуважение к суду и получил серию административных взысканий. Однако Щур утверждает, что на деле и в суде все было не так: Каргиев, по словам правозащитника, был в СИЗО сильно избит, судье он пытался объяснить, что не в состоянии стоять на ногах, вдобавок просил вызвать врачей из-за нанесенного во время бунта одним из «активистов» пореза на шее. Однако судья к просьбам осужденного свидетеля остался глух. «Из Каргиева неким людям с погонами очень хочется сделать козла отпущения, - говорят правозащитники в письме на имя Войтовича. - Отреагируйте хотя бы сейчас, пока Каргиев ещё жив!». Из текста письма следует, что правозащитники на объективное расследование ситуации в СИЗО-1 не рассчитывают и даже не исключают следующие акции протеста в пенитенциарных учреждениях. Впрочем, и они будут расследоваться, по версии Щура и его единомышленников, спустя рукава. «ГУФСИН будет говорить, - предрекают члены ОНК, - что инициаторами волнений были некие криминальные авторитеты извне, которые пытались дестабилизировать обстановку в учреждении с целью послабления режима содержания, и правозащитники, которые опираются на педофилов и убийц. А прокуратура будет очень строго грозить всем пальчиком, уверять общественность, что никому они спуску не дадут и что ситуацию они держат под контролем. Короче, всё во имя человека, всё для блага человека - привычная пустопорожняя демагогия совковых времён». Добавим, фраза об «опирающихся на педофилов» правозащитников - отсылка к пресс-релизу, в конце ноября размещенному на сайте ГУФСИН по Челябинской области. Пресс-служба ведомства в своем официальном тексте так охарактеризовала Николая Щура, заявив, что его организация вскоре после беспорядков в ИК-6 получила немалые деньги из-за рубежа. Правда, неясно, какое это имеет отношение к прокурору Войтовичу, который неоднократно публично утверждал, что в колониях изоляторах не все в порядке, но все-таки «режим есть режим», и послаблений спецконтингенту не будет. Официального ответа на многочисленные обвинения со стороны областной прокуратуры пока не поступило. Александр Войтович сказал корреспонденту Znak.com, что письма в глаза не видел. Узнав о его содержании, заявил, что категорически не согласен. «Бред и ничего больше, - сказал Войтович. - К тому же официально письмо ко мне не поступало, так что не могу даже представить, как я должен на него реагировать». Правда, прокурор признался, что всего день, как вышел из отпуска, так что ознакомиться с гневным посланием правозащитников он мог и не успеть. Что касается ситуации в СИЗО-1, то окончательные выводы по ней, по словам Войтовича, будут сделаны уже через неделю, к 20 января - и немедленно обнародованы. Добавим, в пресс-службе областной прокуратуры корреспонденту Znak.com сообщили, что, в отличие от главы ведомства, с содержанием письма правозащитников успели ознакомиться - текст в прокуратуру переслали журналисты. Однако официально письмо в ведомство не поступало. «Видимо, его сразу разослали по СМИ и соцсетям, а вот адресату отправить “забыли”», - сделали вывод в пресс-службе. - Так ведь шума получится намного больше». Как сообщал Znak.com, информация о событиях 8-9 декабря в СИЗО-1 Челябинска действительно противоречива. По версии родственников заключенных, там имел место одобренный администрацией учреждения «переворот», смена одного криминального «смотрящего» на другого, недавно прибывшего. Именно сотрудники администрации, по мнению родных, выпустили из камер «актив», то есть своих сторонников из числа спецконтингента, которые сильно избили несколько других заключенных, как союзников прежнего смотрящего, так и вообще непричастных к конфликту. Официальная же точка зрения гласит, что к беспорядкам сокамерников призвал Аведик Каргиев, у которого изъяли мобильный телефон. Как бы то ни было, но по факту массовых беспорядков было возбуждено уголовное дело. В пресс-службах ГУФСИН и регионального следственного управления СК РФ получить информацию о ходе расследования беспорядков в СИЗО-1 не удалось. Однако один из сотрудников пенитенциарной системы, пожелавший остаться неизвестным, высказал корреспонденту Znak.com версию, что письмо правозащитников - лишь первая из атак на прокурора. «Вспомните, все ждали, что к началу зимы прокурор подаст в отставку, - заявил источник. - Но он мало того что остался, так еще на ряде мероприятий, подводящих итоги 2014 года, сделал громкие заявления - и об уголовных делах, и о региональной политике. Не удивлюсь, если многих высокопоставленных лиц региона эти высказывания задели. На какую-то реакцию с их стороны, очевидно, и рассчитывают эти постоянно бунтующие члены ОНК. Чтобы убрать неугодного прокурора, других рычагов, кроме медиа-скандала, у них нет».

посмотреть на Znak.com