Пора поумнеть: 25 книг о сложных науках для тех, кто от них далёк

Пора поумнеть: 25 книг о сложных науках для тех, кто от них далёк

Be in trend!

aUj5KIc1sg8

Прочитав книги из этого списка (или хотя бы сам список!), можете считать себя подкованными для ведения содержательной научно-популярной беседы с, как минимум, младшим научным сотрудником. Марианна Новак не пожалела сил и времени, чтобы собрать в одном месте книги о сложных науках для тех, кто к ним не был готов.

Космос

1028215

Лучшими популяризаторами данной архисложной науки, которая в последнее время находится на пике интереса к ней, считаются Карл Саган и Стивен Хокинг.

Карл Саган — плодовитый писатель, опубликовавший более 600 научных работ и более 20 различных книг («Космос» (1980); «Контакт» (1985); «Комета» (1997) и др.). Деятельность Сагана была направлена в первую очередь на то, чтобы продемонстрировать чудеса Вселенной миллионам людей по всему миру. Книга «Космос» рассказывает об эволюции Вселенной, формировании галактик и зарождении жизни и разума. Автор прослеживает пути познания Вселенной от прозрений древних мыслителей через открытия Кеплера, Ньютона и Эйнштейна к современным космическим миссиям.

Книга «Мир, полный демонов: Наука как свеча во тьме» (1997) — своего рода итог всей его работы, посвящена одной из его любимых тем — человеческому разуму и борьбе с псевдонаучной глупостью. К. Саган последовательно и беспощадно разоблачает мифы об Атлантиде и Лемурии, лицах на Марсе и встречах с инопланетянами, магии и реинкарнации, ясновидении и снежном человеке, креационизме и астрологии. Этот яркий, глубоко личный текст — манифест скептика, удивительная картина становления научного мировоззрения, величайших открытий и подвижников науки.

Вселенная

Цикл «Три книги о пространстве и времени» британского астрофизика Стивена Хокинга включают в себя 3 бестселлера. Первая книга, «Краткая история времени» — о происхождении и развитии космоса и Вселенной, стала поворотным пунктом в мире научно-популярных текстов, продемонстрировав теорию космологии таким образом, что ее смог понять практически любой человек. Соавторство Стивена Хокинга и Леонарда Млодинова, специалиста по квантовой теории и теории хаоса, являет собой успешный творческий тандем. Вторая книга «Черные дыры и молодые вселенные» — сборник автобиографических философских эссе, написанных С. Хокингом с 1976 по 1992 год.

Третья книга «Теория всего» — семь лекций С. Хокинга, в которых он пытается объединить разрозненные физические теории в единую теорию всего. Ясная и остроумная форма изложения увлекает нас к переднему краю исследований, где правда кажется причудливее вымысла, и простыми словами объясняет принципы, которые управляют Вселенной. «Высший замысел» — еще одна захватывающая работа С. Хокинга и Л. Млодинова. Цель этой книги — дать ответы на волнующие нас вопросы существования Вселенной, основанные на последних научных открытиях и теоретических разработках. Они приводят нас к уникальной теории, описывающей огромную, изумительно разнообразную Вселенную, к теории, которая позволит нам разгадать Высший замысел.

Помимо двух вышеупомянутых «столпов» популяризации исследований космоса, работы некоторых других ученых не меньше заслуживают бессонного бдения над книгой.

37337730

Чарльз Сейфе, автор книги «Расшифровывая Вселенную: Теория информации объясняет все», считает, что главная ценность Вселенной — информация, которая в ней содержится. Автор, выпускник Йельского университета и журналист британского еженедельника Science, развивает «теорию информации» Клода Шеннона и убежден, что такой подход к астрономии может объяснить как существование черных дыр, так и устройство человеческого мозга.

Физик Брайан Грин известен в первую очередь своей популярнейшей книгой о науке «Элегантная Вселенная», в которой излагается теория струн в весьма доступной форме. Его другие популярные книги — «Икар на краю времени», «Фабрика космоса» и «Скрытая реальность» — также достойны внимания тех, кто заинтересован в глубоком изучении современной космологии и физики.

Алекс Виленкин, физик, профессор университета Тафте (США), в своей книге «Мир многих миров. Физики в поисках параллельных вселенных» знакомит нас с последними научными достижениями в сфере космологии и излагает собственную теорию, доказывающую возможность существования бесчисленных параллельных вселенных. За границами нашего мира раскинулось множество других миров, похожих на наш или принципиально иных, населенных невообразимыми созданиями или существами, неотличимыми от людей. Идеи Виленкина оказались ясными, убедительными и в то же время революционными; его книга получила колоссальный общественный резонанс.

Квантовая физика

Dao_fiziki._Issledovanie_parallelej_mezhdu_sovremennoj_fizikoj_i_mistitsizmom_Vo

Доходчиво и интересно о сложном и новом – это однозначно о работах Фритьофа Капры («Дао физики», «Паутина жизни», «Скрытые связи» и др.), популяризатора квантовой физики, одной из самых продвинутых и заумных отраслей современной науки, и Мичио Каку, также старательно несущего физику в популярную культуру («Физика невозможного», «Параллельные миры», «Физика будущего»).

Основная идея книги Фритьофа Капры «Дао физики» — в выявлении параллелей между эпистемологическими основаниями современной физики (а также биологии, психологии и др. наук) и мистическими религиозными учениями — индуизмом, буддизмом и даосизмом. Современная физика предлагает тип мировосприятия, во многом схожий с интуитивно-созерцательным подходом, характерным для духовных и философских учений Востока. Основу аргументации Капры составляют положения восточных учений, авторитетные высказывания творцов квантовой теории (Бора, Оппенгеймера, Гейзенберга), интерпретации исследователей восточных культов (Судзуки). Согласно современной квантовой электродинамике, как и учениям Востока, все предметы обладают текучим, изменчивым характером. В обоих случаях отрицается представление классической физики о том, что мир можно разложить на самостоятельные, не зависящие друг от друга части.

Практически во всех восточных учениях проводится созвучная современному научному мировоззрению мысль, что мир состоит не из вещей, а из процессов. Отказ современной науки от классических идеалов достижения конечного и исчерпывающего знания о мире Капра сближает с традиционным даосским недоверием к аналитическому мышлению. Наше познание остается в значительной мере иррациональным и интуитивным. Подобно тому как «человеческий рассудок не может постичь Дао», нельзя рассудочным способом постичь большинство из описываемых в современной физике квантовых эффектов. Выдвижение в восточных учениях на первый план единства объекта и субъекта сближает их с ситуацией в квантовой физике, где также нельзя избавиться от наблюдателя. Современное понимание мира, считает Капра, все больше сдвигается в сторону парадоксального и интуитивного: оно синтетичное и интровертное, холистическое и антиредукционистское. Книга написана доступным языком, без использования математического аппарата и сложной научной терминологии.

kaku_fizikanevozm_300

Книга «Физика невозможного» Мичио Каку (2008) — о технологиях, которые сегодня считаются невозможными, но через несколько десятков лет могут стать обычными. Из наиболее реальных «невозможностей» — телепортация, телепатия, роботы. Сложнее дело обстоит с путешествиями во времени и изобретением вечного двигателя. Мичио Каку — опытный литератор, умеет писать просто, и поэтому в «Параллельных мирах» вы не найдете сложных формул, только вопросы и ответы: Чем занимается современная физика? Какова нынешняя модель Вселенной? Как понимать многомерность пространства и времени? Что такое параллельные миры? Читайте и узнаете! В «Физике будущего» Мичио Каку знакомит читателей с поразительным, дерзким и вдохновляющим взглядом на начавшееся столетие. В основу книги легли беседы с более чем тремястами учеными мирового уровня, в лабораториях которых изобретается и моделируется будущее. Результат — авторитетное и научно точное описание революционных перемен в области медицины, компьютеров, искусственного интеллекта, нанотехнологий, энергетики и исследования космоса.

Нобелевский лауреат, физик Ричард Фейнман внес весомый вклад в квантовую механику, физику элементарных частиц и сверхтекучесть. Он — один из создателей атомной бомбы. Кроме работы в лаборатории, Фейнман помогал популяризировать науку через свои книги и лекции, известные как «фейнмановские лекции по физике». Книга «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!» — автобиография знаменитого американского физика, поражающая читателя фейнмановским критическим умом, способным сформулировать свое меткое суждение на самые разнообразные темы, умением иронично относится к окружающему миру (и главное к себе), талантом рассказчика, неутомимостью в желании освоить максимум навыков и списком его профессиональных достижений.

original_467906e0b02e8a276edf819b44a4314ab0908849

Книга Дугласа Р. Хофтштадера «Гедель, Эшер, Бах: эта бесконечная гирлянда» (1980) принесла автору Пулитцеровскую премию и стала культовой. Она открывает новые миры, совмещает ничем на первый взгляд не связанные сложные области знания, в ней сочетаются глубина мысли и блестящая языковая игра. Выдающийся американский ученый изобретает остроумные диалоги, обращается к знаменитым парадоксам пространства и времени, находит параллели между картинами Эшера, музыкой Баха и такими разными дисциплинами, как физика, математика, логика, биология, нейрофизиология, психология и дзен-буддизм. Автор размышляет над одной из величайших тайн современной науки: каким образом человеческое мышление пытается постичь самое себя. Хофштадтер приглашает в мир человеческого духа и «думающих» машин. Это путешествие тесно связано с классическими парадоксами, с революционными открытиями математика Курта Геделя, а также с возможностями языка, математических систем, компьютерных программ и предметного мира говорить о самих себе с помощью бесконечных отражений.

Однажды, когда Чарли Чаплина и Альберта Эйнштейна окружила восторженная толпа, Чаплин заметил: «Меня приветствуют потому, что меня понимают все, а вас — потому, что не понимает никто». С тех пор наука стала еще менее доступной пониманию публики. Английский журналист Манжит Кумар в своей книге «Квант: Эйнштейн, Бор и великий спор о природе реальности» рассказывает о проблемах, занимавших физиков первой половины XX века, искусно соединяя описание человеческих черт «небожителей» — авторов квантовой теории – с рассказом о трудной, но веселой науке, которую они творили. Что получилось? Биография идеи, которая читается как триллер. Эта книга — путеводитель по парадоксальному миру. Она сбивает с толку и дает почувствовать себя почти гением.

Квантовая механика

41T30RS9SKL

Чтобы понять квантовую механику хотя бы в общих чертах, мы рекомендуем заглянуть в книги «гигантов мысли» данной отрасли. Помимо рассмотренной ниже книги Дэвида Бома, будьте готовы нырнуть глубже, чем вы рассчитывали, в работы Вернера Гейзенберга, Эрвина Шрёдингера, Макса Борна и Нильса Бора.

Книга Дэвида Бома «Квантовая теория» (1951) — теоретическая манифестация его глубокой, почти мистической веры в то, что за всеми случайностями феноменального мира стоит некая скрытая, более тонкая, гармонизирующая целой Вселенной реальность. Отвергая индетерминизм ортодоксальной квантовой теории, Бом полагал, что частицы двигаются по вполне однозначным траекториям, но определяемым не только обычными физическими законами, но и тем, что он назвал «квантовым потенциалом», управляющим движением частицы посредством так называемой «активной (или действующей) информации» обо всем окружении данной частицы, т.е. о Вселенной в целом.

Бом сравнивал такое движение с кораблем, ведомым с помощью радара. Важным свойством квантового потенциала является то, что он не зависит от расстояния и, таким образом, обеспечивает прямую взаимосвязь между квантовыми системами. Это было, пожалуй, первым введением информации в саму ткань физической теории, что в настоящее время представляет собой фактически постулат квантовой теории информации и вычислений.

Квантовая психология

cover

Новейшее направление квантовой психологии рассматривает реальность неотделимой от сознания, постулирует их взаимовлияние, квантовое единство мозга и внешнего мира, влияние наблюдателя на наблюдаемое.

Роберт Антон Уилсон — известный современный писатель, философ и публицист. Его книга «Квантовая психология» заставляет нас по-иному, на уровне XXI века, воспринимать самих себя и вселенную. Одни критики, не понявшие эту книгу, называли ее материалистической, другие — мистической. На самом деле, она предлагает путь выхода за пределы этой извечной человеческой полярности. Автор говорит о том, что человеческие мысли, ценности и правила поведения всегда находились в сильной зависимости от языка и господствующих воззрений на устройство вселенной. С появлением квантовой механики, теории относительности, неевклидовой геометрии, неаристотелевской логики и общей семантики, научное миропонимание сделало гигантский шаг вперед. Но человеческое мышление до сих пор остается глубоко укорененным в средневековой космологии.

Когнитивная психология

image002

Когнитивная психология — чуть более старая и уважаемая отрасль психологии, чем квантовая, однако и ее достижения зачастую представляются необычными широкой публике. Она изучает когнитивные, то есть познавательные процессы человеческой психики: восприятие, распознавание образов, внимание, память, воображение, речь, мышление и решение задач, человеческий и искусственный интеллект.

В книге Роберта Солсо «Когнитивная психология» излагаются теоретические и эмпирические основы когнитивной психологии. Автор анализирует репрезентацию знаний, обработку информации и когнитивную нейронауку. Особое внимание уделено научной области нейропознания, оказывающей существенное влияние на современное понимание человеческой психики. В качестве доказательств когнитивных теорий представлены данные новейших нейрокогнитивных исследований. Книга включает и последние достижения технологий нейрокогнитивного отображения.

Американский психолог и лингвист Стивен Пинкер (книги «Слова и правила», «Как работает разум») помог заново понять человеческий ум, от эволюции до использования языка. Книга «Язык как инстинкт» содержит увлекательный и многогранный рассказ о том феномене, которым является человеческий язык, рассматривая его с самых разных точек зрения: собственно лингвистической, биологической, исторической и т.д. «Существуют ли грамматические гены?», «Способны ли шимпанзе выучить язык жестов?», «Контролирует ли наш язык наши мысли?» — вот лишь некоторые из бесчисленных вопросов о языке, поднятые в данном исследовании. Книга объясняет тайны удивительных явлений, связанных с языком, таких как «мозговитые» младенцы, грамматические гены, жестовый язык у специально обученных шимпанзе, идиоты-гении, разговаривающие неандертальцы, поиски праматери всех языков. Живое, легкое повествование содержит множество занимательных примеров из современного разговорного английского, в том числе сленга и языка кино и песен.

Когнитивная лингвистика

1000117636

Когнитивная лингвистика — направление в языкознании, которое исследует проблемы соотношения языка и сознания, роль языка в концептуализации и категоризации мира, в познавательных процессах и обобщении человеческого опыта, связь отдельных когнитивных способностей человека с языком и формы их взаимодействия.

Когнитивная лингвистика зародилась и наиболее активно развивалась в США (Н. Хомски, Ч. Филлмор, Дж. Лакофф, Р. Лангакер, Л. Талми, Дж. Фодор, Т. Ван Дейк и др.). Этапными для данного направления являются книга «Тело в мышлении» M. Джонсона и книга «Женщины, огонь и опасные предметы» Дж. Лакоффа. Последняя — один из фундаментальных трудов, положивших начало когнитивному направлению в лингвистике и когнитивизму в целом. Когнитивно-ориентированная теория познания и языка строится на материале разнообразных наук: философии, логики, психологии, антропологии, биологии, математики, физики, компьютерной науки, исследований в области искусственного интеллекта, физиологии восприятия и лингвистики.

Предложенный Лакоффом подход основан на таких понятиях, как когнитивные, в том числе метафорические и метонимические, модели, образные схемы, радиальные категории и прототипы. Исследование посвящено традиционным для когнитивизма проблемам: человеческому пониманию мира, отражению знания о мире в языке через систему взаимосвязанных понятий — категорий, образующих концептуальную систему. Различные науки, от сравнительного языкознания до физиологии зрения и эволюционной биологии, убедительно свидетельствуют в пользу точки зрения автора о том, что разум есть нечто гораздо большее, чем только зеркало природы или оператор с символами. Благодаря широчайшей научной эрудиции автора и нечасто встречающемуся умению рассказывать о сложном понятно, просто и интересно книга получилась в своем роде уникальной. Главное ее достоинство состоит в том, что, как это ни банально звучит, она заставляет глубоко задуматься; ваши время и силы точно будут потрачены не зря!

Нейропсихология и нейролингвистика

0067366

Нейропсихология находится на стыке психологии и нейронауки, нацелена на понимание связи структуры и функционирования головного мозга с психическими процессами и поведением живых существ.

Известный американский нейропсихолог Карл Прибрам, профессор Стэндфордского университета — автор книги «Языки мозга». Книга отличается новизной подходов к проблемам мозговой организации психических процессов. Автор привлекает к разрабатываемой им концепции мозговой деятельности новейшие данные физики, молекулярной биологии, морфофизиологии нейронных структур, учение о саморегулирующихся системах и кибернетику. В этом отношении книга лишена всякой традиционности и пытается проложить новые пути в исследовании механизмов мозга. Автор рассказывает о функции мозга, организации психологических процессов, нервном контроле и модификации поведения, а также структуре коммуникативного процесса.

Междисциплинарные подходы, выдвинутые и разработанные автором в области «голографической нейрофизиологии», сопряжены с идеями кибернетики. Автор рассматривал языки мозга на основе детерминации психического поведения человека в результате переработки (кодирования и перекодирования) поступающей в его мозг информации — образной и семантической. Ученый демонстрирует, что модель мозга, основанная на голографических принципах, может объяснить многие из кажущихся таинственными свойств мозга — огромный объем и дистрибутивность памяти, способность сенсорных систем к воображению, проекцию образов из области памяти, некоторые важные аспекты ассоциативного воспоминания.

Знаменитый британский нейрофизиолог Крис Фрит хорошо известен умением говорить просто об очень сложных проблемах психологии — психической деятельности, социальном поведении, аутизме и шизофрении. Именно в этой сфере, наряду с изучением того, как мы воспринимаем окружающий мир, действуем, делаем выбор, помним и чувствуем, сегодня и происходит научная революция, связанная с внедрением методов нейровизуализации. Обо всем этом повествует книга ученого «Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир».

mozg-i-d_923

Нейролингвистика — это отрасль психологической науки, пограничная для психологии, неврологии и лингвистики, изучающая мозговые механизмы речевой деятельности и те изменения в речевых процессах, которые возникают при локальных поражениях мозга. Базовыми считаются работы ученых классического периода Карла Вернике и Поля Брока, а также нашей современницы Жанет Фодор. Читателям, особо заинтересовавшимся нюансами взаимодействия языка и мозга, мы также рекомендуем книги «Введение в нейролингвистику» Элизабет Алсен и «Нейролингвистика: основы обработки устной речи и ее расстройства» Джона Инграма, в которых детально рассматриваются основные темы, сферы интересов и достижения нейролингвистики в западной научной мысли за последние полвека.

Автор книги «Основные проблемы нейролингвистики», русский психолог А. Р. Лурия, внесший существенный вклад в учение о речевой коммуникации, полагал, что анализ процессов кодирования (формирования) и декодирования (расшифровки) сообщений осуществляется среди прочих и методом нейропсихологического анализа, который составляет основу нейролингвистики. В этих процессах принимают участие работающие совместно и образующие систему различные зоны мозговой коры. Автор рассматривает варианты изменения и нарушения процессов кодирования и декодирования речевого сообщения при поражениях мозга различной локализации. Указанные процессы имеют сложное строение и состоят (по крайней мере) из набора трех звеньев. Так, декодирование включает: выделение лексических элементов и их значения; понимание синтаксических отношений, в которые эти элементы вступают; выделение общего смысла сообщений. Кодирование же предполагает участие таких звеньев, как создание общего замысла, формирование его речевой схемы, выбор лексических компонентов и построение синтаксических структур, моторное воплощение высказывания. Сегодня эту непростую связь языка и мозга продолжают исследовать и другие ученые постсоветского пространства.

Нанотехнологии

Richard-feynman

Понятие «нано» достаточно известно — речь идет о технологиях работы с очень маленькими объектами: атомами и молекулами. Один нанометр в миллиард раз меньше метра — соотношение футбольного мяча и всего земного шара! Считается, что эра нанотехнологий началась в 1959 году со знаменитой лекции американского физика, Нобелевского лауреата Ричарда Фейнмана «Там внизу — много места». Слово «внизу» в названии лекции означало в «мире очень малых размеров». Фейнман предположил, что с помощью «манипулятора» соответствующего размера можно перемещать отдельные атомы, и таким образом заложил будущие основы нанотехнологий.

Ученые уверены: в 21 веке нанотехнологии станут основой технической революции. С их помощью будут делать материалы, лекарства и различные устройства. Возникнут новые направления мысли. Так, в науке уже появилось направление нанопсихологии. Она изучает психические процессы, обусловленные природными или искусственно-созданными наностуктурами мозга, а также психические процессы, обусловленные влиянием систем (наночипов, микроизлучателей, ДНК-компьютеров), созданных на основе достижений нанотехнологии. Эти системы либо внедрены в мозговую, нервную нейрогуморальную систему, либо воздействуют извне. Наночип совершенно необязательно вживлять в мозг хирургическим путем, ведь он настолько мал, что человек может просто вдохнуть его — и микроскопическое устройство само найдет дорогу к мозгу. Так можно лечить самые серьезные психические расстройства, нарушения памяти — даже болезнь Альцгеймера! Но возможно ли массово управлять через глобальную радиосеть людьми, в мозг которых помещены наночипы? Эти исследования сулят весьма спорные перспективы.

Когнитивная экономика. Нейроэкономика. Нейромаркетинг.

Shiller

Когнитивная экономика — наука о том, как мы думаем. Когнитивная (или финансовая) экономика обращает внимание на то, что на самом деле происходит в разуме человека, когда он делает выбор. Что представляет собой внутренняя структура принятия решения, что на это влияет, какую информацию в этот момент воспринимает разум и как она обрабатывается, какие у человека внутренние формы предпочтения и как все эти процессы находят отражение в поведении? Учёные начинают свои исследования на низшем, упрощённом уровне и формируют микромодели принципов принятия решений для разработки модели масштабного экономического поведения.

Нейроэкономика — междисциплинарное направление в науке на пересечении предметов экономической теории, нейробиологии и психологии. Она изучает процесс принятия решений при выборе альтернативных вариантов, распределении риска и вознаграждения. Нейроэкономика использует экономические модели для изучения мозга и достижения нейробиологии для построения экономических моделей. Это наука о том, как мозг принимает решения. Борьба производителей за кошельки покупателей становится научно-обоснованной. Теперь на стадии разработки продукта к работе привлекаются не только психологи, но и нейрофизиологи. Они снимают и анализируют показатели активности мозга потенциальных покупателей.

И уже на так важно, что говорит сам человек, ведь ключевую роль играют процессы, которые происходят в его подсознании. Нейроэкономические исследования показали, что в префронтальной лобной зоне коры головного мозга есть зона принятия рациональных решений, «зона самоконтроля». У тех, кто хорошо умеет себя контролировать, она активно работает именно на эмоциональном фоне, но таких людей встречается немного. Нейроэкономика направлена и на то, чтобы помочь корректировать подобные решения. Особенно это важно для клинических шопоголиков, пациентов с определенными расстройствами, которые могут спустить все деньги за час. Ученые надеются, что им удастся синтезировать лекарство, изменяющее химию мозга в той области коры, которая отвечает за стремление к риску. Таким образом, они научатся регулировать процессы импульсивного принятия решений.

Результаты нейроэкономических исследований повлияли на возникновение нейромаркетинга — области нейроэкономики, сфокусированной на механизмах принятия решений потребителями и изучении влияния маркетинга.

Ключевыми для данного направления являются работы Кевина Маккейба «Нейроэкономика» (2003), Роберта Шиллера «Нейроэкономическая революция» (2014), а также статьи Девида Лейбсона и Пола Зака.

Квантовая биология. Нейробиология. Биомиметрика.

Новое квантовое знание пришло и в классическую биологию. Оказывается, поразительные свойства квантовой механики применимы не только в физике. Лучший пример квантовой биологии — фотосинтез: растения и некоторые бактерии используют энергию солнечного света, чтобы построить нужные им молекулы. Фотосинтез на самом деле опирается на поразительное явление — маленькие массы энергии «изучают» все возможные пути для самоприменения, а затем «выбирают» самый эффективный. Возможно, навигация птиц, мутации ДНК и даже наше обоняние так или иначе опираются на квантовые эффекты. Хотя эта область науки пока весьма умозрительна, учёные считают, что однажды почерпнутые из квантовой биологии идеи могут привести к созданию новых лекарств и биомиметических систем (биомиметрика — ещё одна новая научная область, где биологические системы и структуры используются для создания новых материалов и устройств).

«Биологию – в массы!» — таков девиз популяризаторов данной науки Карла Циммера и Джонатана Вайнера. Карл Циммер пишет практически обо всем, что касается биологии, начиная природой вирусов и заканчивая теорией эволюции. Джонатан Вайнер выиграл все возможные премии — от Пулитцеровской до Премии круга критиков национальной книги и Приз книги Los Angeles Times — за свои труды. Затрагивая такие темы, как болезни, эволюцию и старение, он чрезвычайно глубоко погрузился в биологию и вынес ее на люди.

1032482-cover

Кроме классических работ этих авторов, мы рекомендуем некоторые дополнительно – не пожалеете! Например, вы задавались вопросом, как вышло так, что наши глаза смотрят вперед, и почему у нас нет глаз на затылке? Каким образом зрение нас обманывает? Почему человек видит мир в цвете? Как родилась письменность, почему буквы именно такие, и при чем здесь естественный отбор? Неожиданные ответы на подобные вопросы дает известный американский нейробиолог Марк Чангизи в своей книге «Революция в зрении: что, как и почему мы видим на самом деле».

Эрик Кандель — американский психиатр, нейробиолог и профессор биохимии Колумбийского университета, награжден Нобелевской премией по физиологии и медицине (2000). В своей книге «В поисках памяти: Возникновение новой науки о человеческой психике» он разъясняет революционные достижения современной биологии и проливает свет на то, как бихевиоризм, когнитивная психология и молекулярная биология породили новую науку. Книга описывает научную карьеру автора от его раннего увлечения историей и психоанализом до новаторских работ в области изучения клеточных и молекулярных механизмов памяти.

Меметика

1

Данная наука изучает причины происхождения мемов, восприимчивости людей к ним и их распространение. Эта область только зарождается, и учёные постепенно начинают понимают всю человеческую ноосферу (совокупности всей известной людям информации) и того, как распространение информации влияет на все аспекты человеческой жизни. Подобно рекомбинантной ДНК, где различные генетические последовательности собираются вместе, чтобы создать нечто новое, недавно появившаяся рекомбинантная меметика изучает, каким образом мемы — идеи, передающиеся от человека к человеку — могут быть скорректированы и объединены с другими мемами и мемеплексами — устоявшимися комплексами взаимосвязанных мемов. Это может оказаться полезным в «социально-терапевтических» целях, например, борьбы с распространением радикальных и экстремистских идеологий. Любой из нас при рождении, получает «подарочный набор» — гены и мемы. Мемы — своеобразное хранилище культурных кодов, как в компьютерных чипах. Само слово «меметика» не случайно созвучно известному нам термину «генетика», поскольку оно говорит о передаче информации, только не биологической, а культурологической.

Впервые термин «мем» был использован для описания процессов хранения и распространения отдельных элементов культуры. Его ввел известный британский ученый-этолог и популяризатор науки Ричард Докинз в своей книге «Бог как иллюзия», прежде всего известной благодаря, конечно же, другому. Автор — страстный сторонник дарвиновской теории эволюции, атеист и материалист. В своей книге он проявляет талант блестящего полемиста, обращаясь к острейшим и актуальнейшим проблемам современного мира. Споры целой армии восторженных поклонников и непримиримых противников не затихают. Американский научно-популярный журнал Discovery в связи с выходом книги окрестил Докинза «ротвейлером Дарвина», поставив его в один ряд со знаменитым биологом-эволюционистом Томасом Хаксли, которого в конце XIX века называли «дарвиновским бульдогом», а английский журнал Prospect счел его одним из трех самых заметных мировых публичных интеллектуалов, наряду с Ноамом Хомски и Умберто Эко.

7334_cover

Книга Ричарда Броуди «Психические вирусы» — первая из посвященных меметике, новой неоднозначной науке, объединяющей достижения психологии, биологии, антропологии и когнитивизма. Меметика изучает мемы – невидимые «ДНК» человеческого общества. Автор книги задается практическим вопросом о том, повлияет ли меметика непосредственно на нашу повседневную жизнь, подобно атомной физике в период Холодной Войны? Ответ – да, вирусы разума заденут каждого, в еще более разрушительной манере. Они уже поразили правительства, системы образования, крупные города, породив печально известные проблемы современности: молодежные бандитские группировки, замкнутый порочный круг соцобеспечения, ухудшение ситуации в школах и безудержно растущую бюрократию в верхах. Этому также способствуют рост масс-медиа и эскалация информационного потока. Поразит ли новая «чума разума» свободную волю всех людей без исключения?

Генетика

genome_cover_300

Стремительное развитие старой-доброй генетики в последние два десятилетия называют не иначе как революцией. Начиная с 1990-х годов, когда в практику вошли принципиально новые методы исследований ДНК, каждый год приносит больше открытий, чем было сделано за все предыдущие годы. Уследить за тем, как изменяются наши представления о фундаментальных основах жизни и наследственности, не успевает не только широкая публика, но и специалисты. Это порождает массу слухов и домыслов, тогда как поразительные открытия новых методов диагностики и лечения генетических заболеваний, включая рак, остаются незамеченными или непонятыми.

Книга Мэтта Ридли «Геном» очень актуальна в данном контексте. Просто и доступно автор представил историю генетики от первых догадок до ошеломляющего прорыва, начавшегося с открытия структуры ДНК Уотсоном и Криком. В книге есть то, что не устаревает: дух научных открытий и история генетики, представленная со всем драматизмом споров, дискуссий, озарений одних ученых и черной завистью других, а также перспективы на будущее.

Новый взгляд на мир

261

Как вы уже поняли из нашего обзора, многие новые вещи сегодня создаются на стыке старых знаний. Новый взгляд многих ученых на наш мир как на единый живой организм, в синкретизме достижений наук и духовных воззрений – не исключение. Мы рекомендуем вам некоторые книги, сложно поддающиеся классификации по наукам, но заслуживающие прочтения.

Самая известная работа Джеймса Лавлока — «Гайя» — навлекла на автора наплыв критики за излишнюю таинственность. Тем не менее, в книге представлена идея о том, что наша планета — это единый саморегулирующийся организм, который нельзя игнорировать, и что века загрязнений на одной стороне мира очень быстро перейдут и на другую сторону.

Книга «Безмолвная весна» Рэйчел Карсон стала, пожалуй, одной из самых важных книг в современной науке, изменив наше понимание взаимодействия с окружающей средой и показав, что даже самые простые химические вещества могут влиять на сложные экосистемы.

Путь в тысячу страниц начинается с первой строки. Приятного и плодотворного прочтения!

посмотреть на Be in trend!