Пол Хоррел о стартапах и суперкарах

Пол Хоррел о стартапах и суперкарах

Top Gear Russia

Введи слова “новый производитель суперкаров” в поисковой строке любого браузера. На тебя свалятся ворох новостей и туча картинок. Чего тут только нет – английский Keating Bolt, Vencer Sarthe из Нидерландов, канадские Felino CB7 и HTT Pléthore, румынско-немецко-английский Sin R1, словенский Shayton Equilibrium, итальянский Mazzanti Evantra, американский Trion Nemesis, польский Arrinera Hussarya и многие-многие другие.

Если судить о будущем по прошлому, то нужно лишь подождать пару лет и удостовериться, что все они – пшик. Это не моя оценка конкретных брендов, но хладнокровный анализ статистики. Ткни наугад в любую дату на календаре за последние сорок лет и поймешь – энтузиастов, обещавших вот-вот наладить производство суперкаров у себя в сарае, всегда хватало. Однако в промежутке между Lamborghini (первый автомобиль продан в 1965 году, компания основана преуспевающим промышленником) и Pagani (первый автомобиль продан в 1999 году, компания основана преуспевающим инженером Lamborghini) ни один суперкар-стартап не продержался более 15 лет. Только у Хорасио вот получилось. Ну, еще Koenigsegg недалек от статуса “Успех”, и кое-кто типа SSC и Noble, откровенно говоря, завис в неопределенности.

Но в целом картина так себе. Потому каждую весть о свежевылупившемся конкуренте условной “Ламбе” я встречаю с усталым скептицизмом. Препятствия, которые предстоит преодолеть новому бренду, год от года только множатся. И это не только утомительная борьба с нормативами по выхлопу и безопасности или необходимость включать в конструкцию все более дорогостоящие технологические фишки. Главное – аксакалы этого бизнеса достигли сногсшибательного уровня совершенства. Напротив, прототипы, которые выкатывают новички в попытке собрать денег на безумно дорогой продакшн, обычно представляют собой унылый сплав оптимизма и халтуры. Не удивительно, что они сразу пропадают из вида.

Тем не менее именно сейчас у когорты современных искателей счастья появился шанс.

Прежде несметные богатства наживались медленно: промышленники и предприниматели строили свои империи по кирпичику. Европейская аристократия и дворянство передавали состояние через поколения. Эти люди даже свои суперкары видели сработанными на совесть, качественными, с достойной историей.

Но сейчас мир населяют люди, разбогатевшие быстро и вдруг. Одни прославились, забивая голы, другие сыграли на хаосе в экономиках, третьи сделали деньги в цифровом мире. Я говорю о везунчиках, выскочках, чокнутых знаменитостях, спортсменах с бешеными заработками, об одноразовых изобретателях, чья единственная хорошая идея, оказалось, стоит миллиард.

Снятое на телефон и взрывающее Интернет видео, в котором они ревут мотором возле ночного клуба, – главное и единственное мерило крутости

Чего эта платиновая молодежь жаждет от своих суперкаров? Конечно, огромной мощности. Но это легко – с полки берется уже готовый V8 твин-турбо. Еще нужна ослепительность, но броский дизайн гораздо проще и дешевле дизайна изысканного. А еще эти парни хотят эксклюзивности. Для суперкар-стартапа не проблема – ребята и в самые лучшие годы продают по чайной ложке.

Итак, вот она – идеальная целевая аудитория для новичков из мира суперкаров. Они сходят с ума по всему новому-блестящему, их впечатляют бессмысленные показатели мощности, их разит наповал “уникальность”, и они не распознают качественно сработанный автомобиль, даже попав ему под колеса. Ведь главное и единственное мерило крутости у таких деятелей – это снятое на телефон и взрывающее Интернет видео, в котором они ревут мотором возле ночного клуба.

Я не ездил на Keating, Vencer, Felino, Sin, Shayton, Mazzanti, HTT, Trion или Arrinerа. Возможно, среди них есть хорошие машины. Но для успеха в мире новых денег таланты могут и не пригодиться.

посмотреть на Top Gear Russia