Иранский помидор вместо голландского

Иранский помидор вместо голландского

Свободная пресса

«Мы предпринимаем попытки улучшить товарооборот, его структуру и объёмы», - заявил Владимир Путин во время своей большой пресс-конференции 18 декабря, отвечая на вопрос издателя журнала «Деловой Иран» Раджаба Сафарова, признав, что объем торговли между двумя странами «действительно несколько снизился».

Падение товарооборота между Россией и Ираном между тем было весьма серьезное – с $3,7 млрд. в 2011 году до $1,6 млрд. в 2013 году, то есть более чем вдвое! О том, как происходит экономическое взаимодействие российского бизнеса с нашим южным соседом, «Свободной прессе» рассказал почетный представитель Торгово-промышленной палаты Российской Федерации в Иране Александр Максимов:

- Официальный, то есть исчисляемый в долларах объем торговли наших стран упал из-за введенных в 2011 году Западом в отношении Ирана санкций. Это было неизбежно и коснулось практически всех торгующих с Ираном стран. Но это не значит, что и реальный товарооборот России с Ираном упал. Нет, просто компании перешли на другие формы взаиморасчетов.

«СП»: - Что сдерживает наращивание объемов торгового сотрудничества между?

- Увеличению товарооборота между России и Ираном мешает то, что взаиморасчеты пока не могут официально вестись во внутренних валютах наших стран. Поэтому пока необходимо производить бартерные взаимозачеты, как это происходит при торговле Ирана с Китаем, Индией и Республикой Корея. В случае перехода на расчеты в рублях и риалах объемы нашей торговли с Ираном сразу выросли бы в разы. Подвижки к этому есть, но реализация требует немалого времени.

Пока же мы помогаем российским компаниям открывать и регистрировать свои офисы в этой стране, обеспечивать юридическое сопровождение их работы, объясняем специфику иранского менталитета (а иранцам – российского), чтобы бизнес там шел успешно. Ведь как часто бывает? Компания входит на абсолютно новый для нее рынок, ее первые шаги там не приносят плодов, они решают, что работать в этой стране вообще невозможно, говорят об этом своим знакомым бизнесменам, разносятся слухи… Этим помимо прочего и объясняются низкие темпы развития российско-иранской торговли. Сейчас мы эту ситуацию стараемся радикально переломить.

«СП»: - Может ли Иран восполнить своим экспортом овощей и фруктов потери, которые наносят в этом плане России санкции и контрсанкции?

- Иранцы готовы поставлять нам в больших объемах апельсины, персики, гранаты, киви, фисташки, миндаль, огурцы, помидоры, клубнику, кинзу. Как сами фрукты, так и соки из них, как сами помидоры, так и томатную пасту. Многое из этого уже представлено на нашем рынке, просто не в таких объемах. Всё очень качественное и натуральное, ведь иранские продукты являются одними из самых экологически чистых в мире, так как применение химии в Иране минимизировано по сравнению с другими странами.

«СП»: - А как «состыковывается» бизнес?

- Очень часто можно встретить недопонимание со стороны как российских, так и иранских бизнесменов. Например, иранцы видят – вот, в отношении России тоже введено эмбарго, мы сейчас посмотрим через Интернет (им же все сейчас везде пользуются), сколько в России стоят оптом такие-то фрукты, и будем предлагать их нашим компаниям, давая, например, скидку 10% от этой цены. Не понимая, что нашим компаниям надо оплатить транспортные расходы, таможенные сборы, хранение, что они несут риски в ходе своей деятельности, как будто бы купленное в Иране сразу же оказывается в России и тут же продается! Или наши бизнесмены едут в Иран, полагая, что это восточная страна, живущая в условиях эмбарго, а значит, фрукты тут должны стоить буквально копейки. Но это на самом деле не так. Мы прилагаем огромные усилия, чтобы каждой из сторон объяснить реальную себестоимость товара, как она формируется и т.д. Вводим на этот рынок российские компании через наше полпредство в Иране, ведем там переговоры. С 2015 года в Россию пойдут крупные поставки иранских фруктов – это во многом результат подготовительной работы, которая шла в последние месяцы.

Конечно, весь дефицит нашего рынка по фруктам и овощам Иран покрыть не сможет, но, думаю, закроет где-то процентов пятнадцать от наших нужд. Что очень много.

Но это – лишь часть того, что может дать России торговля с Ираном. Тегеран хочет от нас глобального сотрудничества! Не поставок отдельных товаров, а чтобы наши компании, например, строили им «под ключ» современные железные дороги, металлургические заводы.

«СП»: - С финансами Иран может помочь российскому у бизнесу?

- Иранцы готовы инвестировать в нашу промышленность, предлагают долгосрочные кредиты на очень выгодных условиях, которые наши предприятия не могут получить сейчас нигде. В этом году Москву посетила представительная делегация иранских банкиров и бизнесменов для выработки уже конкретных решений в данном направлении. Пока что речь идет о сумме порядка 1 миллиарда долларов в год. Для сравнения – накопленные за все предыдущие годы иранские инвестиции в России меньше этой суммы примерно в 50 раз. Иран готов вкладывать и больше – но и мы должны делать встречные шаги.

Необходима активная, последовательная и целенаправленная деятельность «по наведению мостов». Нельзя пускать дело «на самотек», нужно оперативно отслеживать любые возникающие проблемы и сразу же решать их с привлечением всех профильных государственных инстанций.

Тем более, рано или поздно Запад ослабит эмбарго в отношении Ирана, как это сейчас уже происходит с Кубой. Наши компании должны быть уже в этой ситуации «на низком старте», и иметь репутацию надежных друзей и партнеров, работавших с Ираном тогда, когда в отношении этой страны были введены тяжелые санкции. На Востоке все это хорошо помнят…

Фото: EPA/ ТАСС

посмотреть на Свободная пресса