Путь с препятствиями: что мешает притоку инвестиций в украинский бизнес?

Путь с препятствиями: что мешает притоку инвестиций в украинский бизнес?

Украинский Бизнес Ресурс

Инвестиции идут туда, где для них создают благоприятную почву. Но критерии, по которым инвесторы сейчас определяют целесообразность капиталовложений, трансформировались. По мнению первого заместителя Главы Государственного агентства по инвестициям и управлению национальными проектами Украины Кирилла Бондаря, капитал, полезные ископаемые и труд – это три фактора, который играли роль в привлечении инвестиций в начале 20-го века, сейчас отошли на второй план. "Они могут быть реплицированы. С деньгами проблем нет – их можно занять, напечатать, у кого есть такая возможность. С человеческим ресурсом, с производством тоже сложностей нет (население несколько миллиардов, если не сделает Китай, поможет Малайзия, Мексика). Полезные ископаемые. Мы научились бурить глубоко, новые технологии сделали свое дело. Ключевой фактор сегодня – идея, ноу-хау. Именно это как сегодня, так и в будущем будет залогом успеха, развития и привлечения инвестиций", – считает чиновник.

По его словам, самый яркий пример и доказательство вышесказанного – компания Apple, которая сейчас в мире занимает первое место по объему капитализации (за пять лет она увеличилась в четыре раза). Компания, по сути, не обладает ничем, кроме патента – у нее нет своего производства, даже офис у нее арендованный. Однако интеллектуальная составляющая дает ей значительное преимущество.

Взгляд на Украину глазами инвестора

Переходя от глобальных тенденций к нашим, отечественным, картина вырисовывается безрадостная. "В Украину инвестиции за 25 лет составили $54 млрд. Это примерно 25% от ВВП нашей страны за прошлый год. Это очень мало, даже ничтожно. Нас нет на глобальной карте инвестиций", – констатирует г-н Бондарь.

"Как смотрит инвестор на Украину? – задается вопросом чиновник. – Он обращает внимание сначала на общие факторы – рейтинги, цифры, факты, индексы. Если мы не находимся в первой тридцатке или даже сороковке (до чего, собственно, по подавляющему большинству показателей нам далеко), эти рейтинги не имеют значения. Если мы по рейтингу ведения бизнеса переместились со 112-го места на 96-е, это незаметно. По индексу коррупции мы поднялись в этом году на две позиции: с 144 места перешли на 142 (со 148 возможных). В такие страны, как Украина инвесторы априори не вкладывают деньги".

В то же время г-н Бондарь акцентирует и на другой стороне медали. Если посмотреть на все факторы инвестиционной привлекательности в комплексе, это то, что может дать нам шанс, считает он: "Факторы надо разделить на мягкие и жесткие. Последние мы не можем изменить – это природные и трудовые ресурсы, географическое положение, инновационный потенциал. И с этим по всем параметрам так получилось, что у нас практически все хорошо".

В частности, мы находимся в центре Европы, через нашу территорию проходят трубы и транспортные пути. По рейтингу железнодорожной структуры мы 25-е в мире. Хотя по качеству дорог мы 144-е со 148 стран. У нас внушительные трудовые ресурсы: население с высшим образованием – 10-е в мире, заработная плата в сравнении с продуктивность – 26-е в мире, качество технического образования – 28-е место. Но мы занимаем 140-е место в мире по способности государства удерживать ценные кадры. У нас ежегодно 5-6 тыс. it-специалистов уезжает из страны. Стоит задуматься, что же с нами не так?

Читайте также:

"Мягкие факторы можно регулировать, чем собственно Украине необходимо заняться вплотную. К таковым относятся правовое регулирование, деловой климат, эффективность и открытость власти. В этом у нас полный провал. Но изменить ситуацию можно быстро – за год-полтора (Грузия исправила это за три года)", – утверждает Кирилл Бондарь.

Способствует поиску инвесторов евроинтеграция, считает вице-президент по стратегическому развитию Американской Торговой Палаты Тарас Качка: "У нас изменились приоритеты торговой политики – переориентация с российского рынка на европейский. И тут появился интересный момент. На фоне интереса к ЕС все больше производителей нацеливаются на внешний рынок, они готовы производить качественную, соответствующую европейским стандартам продукцию. Украинский рынок готов к тяжелым, медленным, но существенным изменениям, которые позволяют ему быть инвестиционно привлекательным не с точки зрения "глянца" (тех же индексов), а с точки зрения того, что у нас есть достаточно много субъектов производства, которые интересны для работы с ними, для размещения заказов".

Собственно сами инвесторы несколько по-другому рассматривают вопрос инвестиционной привлекательности. Они склонны обращать внимание на каждый отдельный случай, на конкретную компанию, ее возможности, а не на страну или отрасль экономики, считает управляющий директор департамента прямых инвестиций Dragon Capital Андрей Носок.

"Для активных игроков рынка редко бывает так, что отрасли бывают непривлекательными для инвестирования. Мы, к примеру, никогда не инвестируем в отрасль. Мы вкладываем деньги в прозрачные компании, в которых есть сильные команды и управленцы, люди с понятными и амбициозными целями, адекватные собственники, которые трезво могут оценить ситуацию на рынке и потенциальные риски. Сами компании должны влиять на собственную инвестиционную привлекательность. Проблемы возникают у всех, реакция на них может быть разная и от нее зависит ваш успех", – утверждает г-н Носок. Сколько в Украине таких компаний, готовых столкнуться с реальными вызовами – это уже другой вопрос.

Возвращаясь к Украине в целом, Кирилл Бондарь все же склоняется к тому, что наша страна не в глобальном тренде, у нас отсутствует понимание, что происходит с инвестициями в мире. "Структура нашей экономики не соответствует мировым тенденциям. Но мы находимся в правильном месте в правильное время и у нас все еще есть шанс измениться", – считает чиновник.

посмотреть на Украинский Бизнес Ресурс