Лекарства "по размеру": медицина вышла на войну с раком

Не болей

Российские учёные объявили о революционном методе борьбы с онкологическими заболеваниями, как передает Интернет-издание для девушек и женщин от 14 до 35 лет Pannochka.net

На борьбу с самым страшным врагом человечества призван генетический анализ. Новые методы позволяют предсказать вероятность заболевания раком и подобрать самые эффективные для конкретного больного лекарства. Ждет ли российскую медицину победа над онкологией?

Гениальные гены

Вся информация о человеке записана в его ДНК. Устойчивость к тем или иным ядам и стрессам, способность переносить нагрузки, плодовитость, склонность или несклонность к тем или иным заболеваниям. По наследству передается долгожительство, здоровые или слабые волосы, зубы, потенция. Генетические мутации, вызывающие предрасположенность ко многим видам рака, достаются нам от родителей. При этом устойчивость или восприимчивость онкозаболевания к химиотерапии и другим видам лечения тоже записана в ДНК. Присутствие печально известной «филадельфийской хромосомы», например, отягощает прогноз при хроническом миелолейкозе, а определенные гены защищают некоторых курильщиков от рака лёгких, или усиливают злокачественность рака груди.

Суть российского ноу-хау – в индивидуальном подходе к диагностике и лечению с учётом генетических характеристик пациента. Одна из методик анализирует наследственную предрасположенность пациента к тем или иным видам онкологических заболеваний. Удается определить, ждёт ли человека рак кишечника, молочных желез, щитовидной железы. Для семей, где кто-то из родственников страдает или страдал опухолью, это особенно актуально. Другая технология позволяет подобрать индивидуальный комплекс препаратов, наилучшим образом приостанавливающих рост злокачественных клеток у конкретного пациента. Замедляется деление, опухоль становится более уязвимой к традиционным химиопрепаратам, организм пациента меньше страдает от побочных эффектов лечения. В новые технологии планируются миллиардные вложения, но… вот только за океаном подобные методы изучают больше 30 лет!

Однажды в Америке

Предиктивная (она же индивидуальная и персонифицированная) медицина (от латинского praedico – предупреждать) – очень молодая и в то же время древняя наука. Идея о том, что лекарю следует лечить больного, а не болезнь, была высказана ещё греческими врачами и достаточно долго превалировала над системным подходом. С появлением аспирина, стрептоцида и других лекарств широкого спектра действия, медики достаточно быстро стали прописывать препараты «от температуры», «от боли», «антибиотики», не учитывая ни реальных потребностей конкретного больного, ни противопоказаний. Новый поворот наметился в 80-е годы. Немалую заслугу в создание персонифицированной медицины внес Жан Доссе, получивший Нобелевскую премию за выявление лейкоцитарных антигенов, делающих невозможной неродственную трансплантацию без применения иммунодепрессантов.

Название новой науке в 1990 году дал Лео Голланд, автор программы «Персонифицированная диагностика и лечение». Тогда же начались первые разработки «индивидуальных» лекарств. В 2003 году был секвенирован (раскрыт) геном человека. Новые знания тут же применили на практике. В 2006 году будущий президент США, а тогда еще сенатор Барак Обама предложил Закон «О геномике и персонализированной медицине». В том же году же появились молекулярная диагностика, фармакогенетика, фармакогеномика и фармакопротеомика – эти дисциплины изучают предрасположенность к заболеваниям и лечение человека на уровне белковых соединений и молекул ДНК.

Перед применением некоторых лекарств в США пациенту обязательно проводят генетическое тестирование – например, препарат Иринотекан помогает большинству больных раком ободочной кишки, но приводит к тяжелым осложнениям у людей со строго определенным генетическим вариантом.

Три компании в США предлагают свои услуги по полной индивидуальной расшифровке генома, с описанием происхождения человека и предрасположенности к 90 распространенным наследственным болезням. Компания «Antigenics Corporation» препараты для иммунотерапии рака синтезирует из злокачественных клеток самих пациентов – это позволяет организму опознавать и уничтожать «врага».

Генетические анализы на предрасположенность к различным заболеваниям – синдрому Альцгеймера, хорее Гентингтона, диабету, раку груди, яичников, желудка и щитовидной железы – уже стали рутинной процедурой в американских клиниках. По итогам исследований многие американки соглашаются на превентивное удаление яичников или молочных желез, чтобы свести риск заболевания к минимуму. Так, актриса Анджелина Джоли удалила молочные железы, решившись на столь серьезную операцию, как мастэктомию, чтобы предотвратить развитие рака груди.

Математика шансов и российские реалии

Известие о победе российских учёных, добавило медикам оптимизма. Ведущий онколог России Владимир Поляков заявил, что несовершеннолетних больных не имеет смысла отправлять за рубеж на дорогостоящее лечение – якобы за границей никто не выздоравливает, а на родине уже научились хорошо лечить рак. Журналисты тут же сравнили это заявление с пресловутым «законом Димы Яковлева» о запрете иностранного усыновления. Представители фонда «Подари жизнь» и онколог РДКБ упомянули о десятках случаев, когда лечение ребенка за границей становилось последним шансом на выздоровление.

В России, к примеру, проводится впятеро меньше трансплантаций костного мозга, чем требуется больным, практически отсутствует технология гамма-ножа, позволяющего оперировать опухоли мозга и сердца, недостаточно хорошо развито эндопротезирование, сохраняющее ребенку конечность при остеосаркоме. Процент выживших при лейкозе – 70-85%, а в США – более 90%, процент 5-летнего выживания при раке молочной железы 57%, в Европе более 70%, в США – до 90%. Казалось бы, разница небольшая, но для родителей больного ребенка лишние 10% вероятности выздоровления – это повод продолжать борьбу с опухолью.

Высокотехнологичное лечение требует огромного вложения средств – Владимир Поляков упомянул о 4 миллиардах рублей на новое оборудование. Но при этом расходы государства на здравоохранение уменьшились на 8,4% по сравнению с 2013 годом! Дети вынуждены месяцами ждать квоты на бесплатное лечение или места в стационаре, а при онкологических заболеваниях, вспыхнувших в быстро растущем организме, счёт может идти на дни.

Если заглянуть на сайты онкологических отделений и на странички фондов и групп помощи детям, можно найти сотни просьб о помощи. Еще понятно, когда родители собирают на сложнейшую операцию. Но сейчас в связи с недостатком финансирования благотворителям порой приходится оплачивать и анализы, и витамины, и даже шприцы! Новые законы о донорстве затруднили забор крови, и это тоже сказалось на качестве лечения. Во многих провинциальных онкоцентрах, а иногда и в столицах больным предлагают дешевые дженерики вместо оригинальных препаратов, а «копии» зачастую вызывают аллергию и непереносимость у измученных детей. Поставки лекарств порой просто прерываются, а при химиотерапии недопустимо малейшее нарушение протокола. За рубежом всей этой неразберихи, некомпетентности и бюрократии нет.

К сожалению, безвыходным положением родителей зачастую пользуются недобросовестные посредники и клиники – неизлечимо больного, выписанного на паллиатив ребенка, обещают спасти и исцелить за сотни тысяч долларов. Родители продают последнее, что у них есть, фонды выворачивают карманы, добрые люди объявляют сбор средств. Вот только больной всё равно умирает, и даже жизнь ему не всегда удается продлить. Недобросовестные клиники обирают пап и мам, а к рукам посредников «прилипают» десятки тысяч долларов процентов за услуги. В результате на перспективных, реально имеющих шанс выздороветь детей у фонда может не хватить денег.

В любом случае только родители имеют право решать, стоит ли бороться за призрачный шанс спасти ребенка. Единственное, чем здесь можно помочь – доброжелательно и доходчиво представить нужную информацию. В какой клинике готовы принять малыша, и за какие деньги, что известно о врачах и пациентах, каков профиль медучреждения, каков процент выздоровевших и вышедших в ремиссию. Лучше всего избегать посредников и договариваться с больницами напрямую или через благотворительные фонды – сегодня через интернет это довольно просто сделать.

Российские врачи, несмотря ни на что, по уровню квалификации до сих пор остаются одними из лучших в мире. Однако, без хороших больниц и хороших лекарств их таланты, увы, бессильны.


Инф. km.ru

посмотреть на Не болей