Гибридная война в Восточной Европе. Невоенное измерение. Энергетический компонент. Часть 3

Информационное Сопротивление

Продолжение. Смотри Часть I и Часть 26. Nota bene! Латвия, как объект росийского зондажа ЕС и НАТОУкраина не является страной-членом ЕС и НАТО. Начав агрессию гибридного типа против Украины, Россия была уверена, что ЕС и НАТО ограничатся только вербальной риторикой, но не будут помогать стране-нечлену. Этот прогноз в целом оказался правильным, за исключением того, что против России были введены санкции ограниченного характера. Они некомфортны для России, но не могут сдерживать ее дальнейшее продвижение. Теперь перед РФ стоит задача зондирования поведения ЕС и НАТО в случае со страной-членом. Россия имеет возможность выбрать одну из стран, являющихся слабымы звеньями. К числу таких стран можно отнести Латвию.Латгалия – восточная область Латвии, которая занимает примерно четверть территории страны, около 40% населения области составляют русские. В ноябре 2014 года в восточных регионах Латвии появились активисты, призывающие к присоединению к России. Они ходили по общественным заведениям, раздавали буклеты и агитировали за присоединение к России. Латгалия – восток Латвии, граничащий с Россиейhttp://mapsof.net/map/latvia-region-latgale В сентябре 2014 года партия "Русский союз", который возглавляет депутат Европарламента Татьяна Жданок, пользуясь возможностями предвыборной агитации, распространяла похожие материалы в городе Даугавпилс, который находится в Латгалии. Из этих материалов можно было понять, что "область ждет судьба Крыма". Партия "Русский союз" была единственной партией в Латвии, которая безоговорочно признала аннексию Крыма Россией законной[1].Паралельно в российских СМИ начали появляться публикации специфического характера из сферы экономических отношений России и Латвии. «Латвия, называющая русских оккупантами, неплохо кормится за счет экономической схемы, созданной еще в СССР. Ее порт Вентспилс являлся одним из безальтернативных лидеров по перевалке нефтепродуктов... Сегодня, по данным бюджетов Латвии и порта (открытые документы), Вентспилс приносит латвийскому бюджету свыше трети доходов – 250–300 млн. долларов… Когда-то за счет этих схем Россия кормила бывшие республики СССР. Зачем сейчас поддерживать антироссийский режим? ... Благодаря строительству БТС и БТС-2 удалось отказаться от услуг ряда транзитных стран. Подобный маневр необходимо сделать и для нефтепродуктов… Что мешает России в ближайшей перспективе полностью перекрыть транзит через прибалтийские страны и использовать на Балтике только свои порты? ... Нет сомнений, что это произойдет, так как идея устранения транзитеров российских углеводородов лежит в основе отечественной энергетической политики. У прибалтийских стран нет шансов сохранить объемы транзита российских углеводородов...»[2], - это фрагменты из публикаций, которые в последнее время распостраняются в России и Латвии.Паралельно в Латвии активизировано влиятельное пророссийское лобби, среди представителей которого, например, мэр Вентспилса. Оно оппонирует участию страны в санкциях ЕС против России из-за ее вторжения в Украину.В 2014 году Латвия начала реализацию проекта модернизации Инчукалнского ПХГ. В результате реализации проекта возрастет степень надежности газоснабжения не только Латвии, но и других стран Балтии. В ситуациях повышенного спроса на природный газ (например, из-за климатических условий или нарушений поставок природного газа из третьих стран), Инчукалнское ПХГ сможет обеспечивать требуемые объемы не только в Латвии, но также в Литве и Эстонии, а со стоительством интерконнектора между Эстонией и Финляндией, услугами ПХГ сможет пользоваться и финские потребители[3]. Этот проект вызывает недовольство в РФ, поскольку увеличивает степень энергетической независимости Балтии.Все это позволяет сделать вывод о том, что Россия создает предпосылки для разворачивания гибридной войны против страны, являющейся слабым звеном в ЕС и НАТО и все еще сохраняющей слишком большую зависимость от России. Цель РФ – прозондировать реакцию ЕС и НАТО. «В Европе стратегия России концентрируется на поощрении политическими средствами структур, которые имеют дело с вопросами общей безопасности. По словам Марка Галеотти, это включает в себя использование однонаправленного лобби, хорошо финансируемых маргинальных партий, глобальной телевизионной сети Russia Today, аналитических центров и бизнес-лобби…, цель которых не обязательно стимулировать прямую поддержку России, но скорее лишить НАТО поддержки на национальных уровнях (ослабивши ценность Статьи 5 Устава НАТО) и ЕС (подрывая геополитическое влияние Запада). Другими словами, Россия использует демократические инструменты для борьбы с самой демократией», - это достаточно точная оценка Яниса Берзиньша, управляющего директора Центра безопасности и стратегических исследований Национальной академии обороны Латвии. 7. Некоторые выводы из недавнего прошлогоВ 2010 году Центр глобалистики «Стратегия ХХІ» при грантовой поддержке НАТО выполнил проект «Energy resources and their delivery infrastructure: the potential for inappropriate operation in Europe». В рамках этого проекта был выполнен анализ базовых документов РФ «Стратегии национальной безопасности», Военной доктрины, Энергетической стратегии РФ и других, а также проанализированы действия РФ во время газового кризиса 2009 года. Некоторые ключевые выводы с учетом более чем 5-месячной газовой блокады Украины 2014 года приведены здесь.1. Европейская Комиссия официально оставила открытым вопрос «что произошло в январе 2009 года: Россия прекратила поставки газа в ЕС или Украина прервала транзит?». ЕК ограничилась констатацией: «В ночь с 6 на 7 января, все поставки из России через Украину в ЕЄС были прекращены. Поставки газа из России в Европу отсутствовали с 7 января до 20 января»[4]. Ни одна из европейских компаний, кроме словацкой Slovensky Plynarensky Priemysel (SPP)[5], которые являются покупателями российского газа и которые грозили «Газпрому» судебными исками для компенсации причиненного ущерба, не обратились с такими исками в арбитражные инстанции после окончания кризиса. Такие подходы со стороны европейских субъектов создали «эффект соблазна» для дальнейшего использования газа в качестве политического инструмента, что мы и наблюдаем в виде более чем 5-месячной газовой блокады Украины.2. Ни один из кризисов, ни в 2006-м, ни в 2009-м, не удалось предотвратить или урегулировать после возникновения юридическими средствами. Кризисы были урегулированы политическим путем. Достигнутые урегулирования не имели комплексного характера и могут рассматриваться как своего рода ad hoc урегулирования.3. Конечные потребители, национальные правительства стран-потребителей и Европейская Комиссия не имели полной информационной картины течения кризиса, основанной на данных инструментального контроля, поскольку интегрированной системы объективного контроля движения газовых потоков просто не существует. Информационное пространство в условиях нехватки объективной информации заполняется суррогатом и дезинформацией.4. Положения ряда официальных документов РФ («Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 года», «Военная доктрина», «Стратегия энергетической безопасности РФ на период до 2030 года», «Программа эффективного использования на системной основе внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития Российской Федерации») содержат неоднозначные положения и не способствуют укреплению доверия к России, как к предсказуемому партнеру. «Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» и «Военной доктриной Российской Федерации» не воспринимается процесс расширения НАТО и выполнения им глобальных функций и, исходя из этого, сформулированы задачи сдерживания через «нейтрализацию возможных военных опасностей и военных угроз политическими, дипломатическими и иными невоеннымы средствами». Это повышает вероятность использования в качестве невоенных средств сдерживания энергоресурсного и инфраструктурного потенциалов РФ в случае обострения отношений как с отдельными странами, так и с НАТО в целом.5. Масштабные проекты безтранзитных трубопроводных систем экспорта газа, инициированные Россией, способны создать профицит трубопроводных мощностей. При отсутствии интегрированной газовой инфраструктуры в рамках ЕС, это создает угрозу манипуляций объемами, направлениями и ценами газового экспорта с целью максимизации доходов монополиста. В ситуации критического обострения отношений между РФ и НАТО или между РФ и одной из стран (группой стран) Альянса это может послужить механизмом осуществления синхронизированного гетерогенного давления путем проекции угрозы ограничения / прекращения поставок в сочетании с информационно-психологической кампанией и кибер-атаками.6. Основной политико-экономической целью России стало прямое и/или скрытое приобретение русскими энергетическими компаниями активов на территории ЕС, вхождение «Газпрома» в газовые сети стран ЕС, приобретение контроля над ПХГ, реализация политически мотивированных трубопроводных проектов, получение скрытых преференций и уступок на территории ЕС, а также блокирования нежелательных для РФ решений. Развивая деятельность на территории стран-членов ЕС, особенно на территории Германии и Австрии, центры менеджмента стратегических проектов выносятся за пределы территории ЕС – в Швейцарию. 7. Меморандум о механизме раннего предупреждения на уровне Россия – Европейская Комиссия 2009 года носит двусторонний характер. Такой механизм вряд ли будет способен предупредить или урегулировать газовые кризисы трехстороннего формата аналогичные тем, которые имели место в 2006 и 2009 годах.8. Газовый кризис 2009 года сопровождался ведением масштабной информационно-психологической кампании и PR-сопровождением действий «Газпрома» со стороны авторитетных международных PR-агентств (Gavin Anderson, GPlus Europe, Ketchum). Это принесло свои плоды. В европейском массовом сознании закрепились вкинутые российской пропагандой штампы «Украина прервала транзит в Европу», «Украина – ненадежное транзитное звено», «Северный и Южный потоки – выход из решения транзитных проблем». Особо распространенным является пропагандистский тезис – о «воровстве» газа Украиной. Даже еврокомиссар Г.Эттингер использовал в августе 2014 года соответствующее выражение, моделируя ситуацию на зиму 2015 года[6].9. Брюссельские договоренности между Украиной и Россией при посредничестве Еврокомиссии от 31 октября 2014 года несколько снижают, но не снимают риск прекращения Россией поставок газа в ЕС через территорию Украины. Следует обратить внимание, что увеличение профицитности российской трубопроводной инфраструктуры содержит потенциальную угрозу для рынков, прежде всего, тех, что не имеют диверсификации источников получения энергоресурсов. Российская энергетическая стратегия как раз предусматривает именно увеличение профицитности вследствие политики диверсификации маршрутов экспорта энергоресурсов: «судьба европейского направления в общем объеме экспорта российских топливно-энергетических ресурсов будет неуклонно сокращаться за счет диверсификации экспортных энергетических рынков в восточном направлении». Если принять во внимание, что в 1973 году успеха нефтяного эмбарго арабскими странами было достигнуто при 9-процентном сокращении поставок нефти, то наличие существенного запаса мощностей, означает возможность пропорционального ограничения поставок. Это означает, что транзитные потоки окажутся нестабильными. Можно сделать вывод, что создание диверсифицированной системы экспорта газа Россией имеет целью варьирования объемами, направлениями и ценами экспортных поставок на внутренне не интегрированный рынок ЕС с целью максимизации доходов, а также оказания давления на ту или иную страну-члена ЕС и НАТО путем угрозы ограничения / прекращения поставок, особенно в сочетании с информационно-психологической кампанией. К похожим выводам пришел и американский эксперт российского происхождения Михаил Корчемкин из East European Gas Analyses (США): «Газопроводы Nord Stream и South Stream спроектированы НЕ для увеличения поставок российского газа и НЕ для повышения надежности энергообеспечения Европы. Новые проекты Газпрома дадут России возможность избирательного отключения поставок газа в Белоруссию, Германию, Польшу, Венгрию, Румынию, Болгарию и Грецию. Таким образом, энергетическая безопасность ЭТИХ стран снизится». 8. Внешний вектор военно-энергетической экспансии РФГде пределы агрессии РФ определить сложно. «Пределы путинской военной интервенции зависят в большей мере от его целей. Если целью есть расширение российского мира – потенциальными жертвами могут стать Беларусь и Казахстан…Если целью Путина есть недопущение выхода стран Восточного партнерства из орбиты влияния РФ – под угрозу попадают Молдова и Грузия…Наконец, если целью Путина есть уничижение Запада, подрыв доверия до НАТО или воссоздание СССР, тогда под угрозой оказываются страны Балтии»[7] - это достаточно точная, хотя и неполная, оценка Маргариты Шешелгиты из Института международных отношений и полических наук Вильнюсского университета. Наиболее полную оценку действиям РФ против Украины из европейских лидеров дает только президент Литвы Д.Грибаускайте, констатировав, что «путинская Россия сегодня готова и жаждет войны. Европа и Запад к войне не готовы и не хотят ее»[8], «если его (Путина – прим. наше) не остановят в Украине, он пойдет дальше»[9], «Украина, находясь в конфликте с Россией, защищает не только свою территорию, но и всю Европу и ее ценности»[10]Конечно, общий потенциал экспансии России, учитывая размер ее ВВП, не соответствуют ее амбициям. Российские эксперты выставляют максимальную планку расширения влияния РФ: «Задача России как одного из основных сухопутных полюсов в Евразии сводится к максимальному расширению своего влияния на те зоны, которые лежат между ее сухопутной территорией и акваторией, омывающей евразийский материк, максимально интегрировав их в стратегическом и экономическом плане»[11]. Это не под силу России... Однако, можно предположить, что основная ставка делается не столько на механизмы завоевания и покорения, сколько на «самоподчинение» стран Евразийского материка новому «полюсу мира» под воздействием эффекта «зеленых человечков» для одних (постсоветское пространство) и ресурсной притягательности России для других (Евросоюз). Ставка делается на политику, которую можно назвать георезонансной перестройкой миропорядка, установившегося не только после холодной войны, но со времен после Второй мировой. Поэтому Кремль пошел на нарушение норм международного права, принципов Хельсинкского заключительного акта СБСЕ и других документов. Расчет делается на принцип «делай, как я», то есть поведение России породит цепную реакцию подобных шагов со стороны других игроков. Мартовские «Письма Жириновского» являются тому подтверждением. Действия России по аннексии Крыма должны, по замыслу Кремля, привести к действиям, например, Румынии и Венгрии по защите своих соотечественников в Украине через оккупацию территорий компактного проживания национальних меньшинств. Армению, Азербайджан и Сербию это должно стимулировать к восстановлению исторической справедливости, как они ее понимают в контексте Нагорного Карабаха и Косово. Таким образом, те, кто выступает за соблюдение принципов Хельсинки, станут волей-неволей их разрушителями, играя на стороне России. Действие такой политики сродни действию вируса – возможно, сработает не сразу, но инфекция занесена. Дальше вирус начнет размножаться и это приведет к ситуации «войны всех против всех», на фоне которой Россия будет выглядеть островом стабильности и арбитром в решении конфликтных вопросов. Главное препятствие для успеха срабатывания данной «вирусной программы» - треснувшая, но все еще сохраняющаяся трансатлантическая солидарность Европы и Америки. Не исключено, что следующий серьезный политический удар по ЕС будет нанесен Россией на Балканах через попытку принудить Сербию пересмотреть приоритет членства в ЕС, используя серьезную экономическую зависимость Белграда от Москвы. Изучение материалов аналитиков Кремля позволяет сделать вывод о том, что одной из главных целей России есть раскол трансатлантического партнерства и солидарности, репозиционирование Европы в сторону России во имя создания общего пространства безопасности и торговли от Лиссабона до Владивостока и от Санкт-Петербурга до Коломбо без участия США.Чтобы определить, что будет делать путинская Россия, необходимо понять российскую систему координат, в которой принимаются решения стратегического порядка. «Россия – самодостаточная страна» - это многозначительная констатация В.Путина из его недавней Валдайской речи. «Россия намного сильнее, а Запад намного слабее, чем многие воображают. … Наша страна находит сейчас свое место в мире. Сравните советские вооруженные силы, неуклюжие и дорогостоящие, с подвижными и гибкими вооруженными силами современной России», - это оценки одного из ведущих российских политологов С.Караганова, являющего одним из творцов современной путинской политики.Подготовка правящей элиты России к возможному конфликту с Западом активизировалась, начиная с 2013 года. Негласное решение о готовности к этой конфронтации было принято в рамках неформальных консультаций членов «Политбюро 2.0»[12] - круга наиболее приближенных к В.Путину лиц из числа силовиков, членов его администрации и олигархов. В рамках прогнозов кремлевских аналитиков, 2015-2018 годы будут периодом крупных региональных военных конфликтов. «С точки зрения циклов мирового экономического и политического развития, период 2014-2018 гг. соответствует периоду 1939-1945 гг., когда разразилась Вторая мировая война», - так считает С.Глазьев, являющийся еще одним из творцов путинской политики. Естественно, что в рамках этих подходов Росия является объектом агрессии со стороны Запада. По мнению того же С.Глазьева США хотят заместить росийский газ в Европе своим, а также заполучить месторождения сланцевого газа в Украине и отобрать у России рынок ядерного топлива.Анализ ряда материалов российских экспертов показывает, что в отличие от периода перед Второй мировой войной, когда СССР готовился к отражению нападения Германии (используем официально принятую в РФ точку зрения на события), сейчас Россия готова действовать превентивно. Более того, она уже начала это делать. Как мы уже отмечали выше, начало гибридной войны незаметно. Заметным оно становится после введения в действие военного компонента в явной или замаскированной форме.Все это указывает на то, что Кремль готов к новой наиболее масштабной волне геополитической экспансии, базируясь на силе России (в том числе вооруженной) и слабости Запада. Собственно, эта экспансия в тестовом режиме была начата в августе 2008 года с 5-дневной войны против Грузии. В 2014-м она продолжилась. Считается, что в России есть уникальное окно возможностей пока президентом США является Б.Обама и Вашингтон перегружен проблемами Ирака, Афганистана, Сирии. Некоторые российские think tanks, специализирующиеся на США и Канаде в 2013 году сделали закрытую оценку для Кремля. Суть ее – США времен президентства Б. Обамы во внешнеполитическом отношении слабы как никогда. Высока вероятность, что следующий президент США будет уровня Рональда Рейгана и вернет стране роль глобального playmaker. Европа же в 2014 году, по мнению околокремлевских аналитиков, «будет находиться в разобранном состоянии» - выборы в Европейский парламент, формирование нового состава Еврокомиссии. НАТО, исходя из обозначенных проблем США и Европы окажется неработоспособным инструментом Запада. Поэтому Россия имеет уникальный шанс воспользоваться слабостью США, Европы и НАТО. Демонстративное игнорирование западных санкций, подготовка контрсанкций, отрицание вооруженного вторжения в Украину одновременно с демонстрацией ядерной мощи, являются подтверждением того, что Россия не намереена останавливаться. По нашей гипотезе Кремль готовит для США и Запада новый «карибский кризис». В Кремле считают схему «карибского кризиса» идеальной для получения стратегических уступок от Запада. Неудача в достижении цели объясняется плохим менеджментом конфликта со стороны Н.Хрущева. При этом задум Кремля будет иметь неожиданное для Запада ноу-хау.Конечно же, одним из инструментов росийской политики будут оставаться энергоресурсы и инфраструктура их доставки. Наш анализ и моделирование возможного поведения России указывает на то, что базируясть на концепции Energy State (Energy Superpower) Кремль будет пытаться:- сохранить и упрочить свой статус основного поставщика углеводородов в ЕС и монопольного поставщика с Восточного газового корридора;- дестабилизировать имеющиеся и перспективные поставки в ЕС из нероссийских источников;- поставить под свой контроль перспективные месторождения углеводородов, имеющие глобальное значение;- не допустить разработку в Европе нетрадиционных углеводородов и блокировать разработку шельфа Черного моря. Это означает, что РФ будет пытаться:- для достижения Цели 1 любой ценой реализовать проект «Южный поток» в том или ином виде;- для достижения Цели 2 необходимо поставить под свой контроль (либо, в случае невозможности, дестабилизировать) Азербайджан (проекты Шах Дениз и др.), как перспективного поставщика газа в ЕС, недопущение строительства Транскаспийского газопровода для поставок туркменского газа в ЕС, содействие дестабилизации в Алжире;- для достижения Цели 3 отторгнуть Атыраусскую область Казахстана (основной нефтедобывающий регион на Северо-западе страны, Тенгиз, Кашаган), установление зоны военного контроля над основной частью Арктики, не исключая вариант оккупации архипелага Свальбард (Шпицберген);- для достижения Цели 4 дискредитировать и увеличить риски вокруг проектов разработки нетрадиционного газа и шельфовой добычи на Черном море. Если проанализировать нынешние действия России, то многое уже сделано или находится в состоянии исполнения, либо ведется подготовка. К примеру:- Россия прикладывает сверхусилия по продвижению в ЕС и группе стран-членов проекта «Южный поток», игнорируя возражения Еврокомиссии;- интенсифицировала свою политику в отношении Азербайджана, усилила Каспийскую флотилию, увеличила количество проводимых на Каспии военных учений;- российские политики публично обговаривают необходимость включения в состав России северных областей Казахстана, населенных преимущественно русскоязычными гражданами;- проекты разработки нетрадиционного газа в Украине и добычи на шельфе Черного моря попали в зону высоких рисков после аннекии Крыма и вторжения РФ в Восточную Украину;- Россия резко увеличила Арктические силы, модернизирирует старый и строит новый ледокольный флот, расконсервирует старые и создает новые пункты базирования, аэродромы в Арктике. Краткая справкаВ феврале 2014 года было объявлено о создании Арктических войск России. В Арктические войска должен войти Северный флот ВМФ России, 200-я мотострелковая бригада в Печенге (передается из состава Западного военного округа), а также 40-я бригада морской пехоты Тихоокеанского флота на Камчатке. Планируется создание двух дополнительных арктических бригад. Общее командование будет осуществлять Северный флот, который предполагается усилить двумя из четырех кораблей типа «Мистраль». В качестве мест базирования Арктический войск планируется Архангельская и Мурманская области. «Снежные люди» вместо «зеленых человечков»В планах — восстановление старых советских военных баз за Полярным кругом и строительство не менее 12 новых аэродромов и радиолокационных станций. На острове Врангеля и на мысе Шмидта идет строительство полноценных военных баз. Командование ВМФ РФ в 2014 году объявило о намерении создания военно-морских баз в зоне Северного морского пути, где круглогодично могли бы пополнять свои запасы военные корабли и гражданские суда. Планируется также размещение военных баз на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа.В марте на Новосибирские острова десантировался батальон ВДВ, а в апреле десант высадился прямо на дрейфующие льды возле Земли Франца-Иосифа. Некоторые подразделения переброшены на границу с Украиной для отработки боевых действий в зимний период.Также Россия имеет самый мощный в мире ледокольный флот, насчитывающий 26 ледоколов из которых 6 тяжелых атомных. Для сравнения: у Дании – 4 ледокола, у Норвегии – 1, у США – 3, у Канады – 2 тяжелых ледокола и более десятка ледоколов небольшого класса. Ни одна из стран мира не имеет атомных ледоколов. Современная морская деятельность в Арктике невозможна без ледокольного флота. [1] http://rus.newsru.ua/arch/world/11nov2014/latgaliya.html[2] http://www.newizv.ru/economics/2014-09-25/208176-finansy-rusofobii.html[3] http://www.delfi.lv/biznes/bnews/latviya-moderniziruet-unikalnoe-hranilische-vmeschayuschee-milliardy-kubometrov-gaza.d?id=44472822#ixzz31IYV0mWD[4] Commission Staff Working Document. Accompanying document to the Proposal for a Regulation of the European Parlament and of the Council concerning measures to safeguard security of gas supply and repealing Directive 2004/67/EC. The January 2009 gas supply disruption to the EU: an assessment. Brussels, p. 4[5] http://arbitration-blog.eu/result-gazproms-war-ukraine/[6] При этом в РФ замалчивают тот факт, что в истории украинско-российских газовых отношений не существует ни единого случая юридического подтверждения факта воровства газа со стороны международных судебных инстанций. Более того, существует только один безуспешный прецедент, когда «Газпром» официально обращался в суд с тем, чтобы доказать факт «воровства» в судебном порядке. Это дело №185/2000 в Международном Коммерческом Арбитражном Суде при Торгово-Промышленной Палате РФ (г. Москва) по иску «Газпрома» к НАК «Нафтогаз Украины» за якобы несанкционированный отбор газа на территории Украины. 30 мая 2001 года Суд отказал в удовлетворении этого иска. Во время газового кризиса 2009 года, «Газпром», эксплуатируя тезис о «воровстве» газа на территории Украины, попытался представить ситуацию с отбором газа для топливных нужд ГТС (fuel gas), как факт подтверждения воровства. Это не нашло своего подтверждения со стороны мониторинговой группы. И российская сторона после подписания контрактов сообщила, что не имеет претензий к стороне украинской.[7] http://www.europeanleadershipnetwork.org/can-hybrid-war-become-the-main-security-challenge-for-eastern-europe_2025.html[8] http://inosmi.ru/world/20140926/223252898.html#ixzz3JAl486f9[9] Там же[10]http://24tv.ua/home/showSingleNews.do?ukraina_zashhishhaet_ne_tolko_svoyu_territoriyu_no_i_vsyu_evropu__gribauskayte&objectId=482534&lang=ru[11] Смирнов А. M. Сравнительный анализ энергетической дипломатии РФ и Европейского союза, «Сравнительная политика», 2 (15) / 2014[12]http://www.minchenko.ru/netcat_files/File/Politburo%20in%20Russia%20after%20the%20annexation%20of%20the%20Crimea%20text(1).pdf Авторский коллектив:Михаил Гончар, президент ЦентраАндрей Чубик, исполнительный директорОксана Ищук, ведущий экспертЦентр глобалистики "Стратегия ХХI" http://geostrategy.org.ua(окончание следует)

посмотреть на Информационное Сопротивление