Два Кабмина Яценюка провели минимум обещанных реформ

Два Кабмина Яценюка провели минимум обещанных реформ

From-UA

За один год Украина сменила два правительства под руководством Арсения Яценюка. Особенностью первого Кабмина были министры от Майдана — люди без чиновничьего прошлого. Второй Кабмин пополнился множеством выходцев из финансового сектора и бизнеса. Оба при этом отличались амбициозными обещаниями. Казалось бы, только в силу состава обоих правительств реформы должны были бы остаться не только на бумаге и при этом пройти с пользой для экономики. Но чуда не произошло. Количество конструктивных реформ пока можно пересчитать по пальцам, сошлись во мнении опрошенные «Капиталом» эксперты. «Бизнес не видит реальных реформ ни от первой каденции Кабмина, ни от второй», — отмечает исполнительный директор Европейской бизнес ассоциации Анна Деревянко. По этой причине индекс инвестиционной привлекательности, который подсчитывает ЕБА, в четвертом квартале продолжил снижение и упал до 2,5 пункта с 2,72 в первом квартале. По словам Деревянко, бизнес ожидал усиленной борьбы с коррупцией, существенной дерегуляции и восстановления справедливости в судах, но остался разочарован итогами уходящего года. Лаконичные реформы Правительство может записать в свои успехи подписание Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, восстановление сотрудничества с Международным валютным фондом и налаживание общения с лидерами других стран, единогласны эксперты. Но едва ли Кабмины Яценюка запомнятся внутренними реформами. Одна из немногих инициатив, за которые правительство можно похвалить по итогам года, — это дерегуляция, считает и.о. президента Американской торговой палаты в Украине Тарач Качка. В июле парламент принял законы «О стандартизации», «О метрологии и метрологической деятельности» и «О безопасности и качестве пищевых продуктов», подготовленные Министерством экономического развития и торговли во главе еще с Павлом Шереметой. Первый закон предусматривает создание единого национального, но не государственного органа стандартизации и введение не обязательной, а добровольной двухуровневой стандартизации, как в Евросоюзе, — национальных стандартов и стандартов и технических условий, принятых предприятиями, учреждениями и организациями. Второй и третий должны способствовать продвижению украинского экспорта, в первую очередь в Евросоюз. К полезным наработкам МЭРТ во главе с Шереметой также относится новый закон о госзакупках. Он фактически устранил закупки у «одного участника», урезал количество исключений, при которых применяется неконкурентная процедура госзакупок, сократил сроки госзакупок, и обязал предприятия, осуществляющие госзакупки, обнародовать информацию по этим операциям. Правда, уточняет Качка, этот документ все еще нуждается в доработке. Кроме того, добавляет исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко, правительство заслужило поощрение за сокращение госслужащих, которое можно трактовать как подготовку к реформированию системы гос­управления. «Правительство приняло решение о сокращении на 10 % всего количества органов государственной исполнительной власти. Мы из 249 тыс. сократим около 24 тыс. чиновников», — пообещал Яценюк, проводя в конце марта первый в текущем году секвестр госбюджета. Также он предупредил об уменьшении числа чиновников в центральных органах исполнительной власти на 20 %. Слово он сдержал, но частично. На практике 20 %-го урезания государственного персонала так и не произошло. В октябре председатель Нацагентства по вопросам госслужбы Константин Ващенко отчитался, что за полгода, начиная с апреля, под сокращение попали 27 тыс. работников ЦОИВ, то есть около 10 % персонала. Наследство в нагрузку Новый Кабмин Яценюка, в первую очередь, перенял у предшественников эстафету по принятию налоговой и бюджетной реформ, а также законопроектов по дерегуляции и госбюджету на 2015 г., которые и должны были стать его заслугой за первый месяц работы. Предполагалось, что Министерство финансов во главе с Наталией Яресько с помощью консультаций с бизнесом доработает то, что не довел до ума Александр Шлапак и отказался в сентябре утвердить парламент. Однако на практике процесс доработки реформ и госбюджета прошел слишком поспешно и из‑за этого недостаточно прозрачно. «Сейчас есть мода на консультации властей с бизнесом, поэтому и прежний, и новый Кабмин ведут открытый диалог с ним на рабочем уровне. Но необходимость принимать решения «на вчера» влияет на то, насколько правительство учитывает предложения бизнеса», — рассказывает Тарач Качка. В целом по сравнению с прежними властями, по мнению Анны Деревянко, серьезного прорыва в качестве диалога бизнеса с властями не произошло — как и раньше, власти слышат, но часто не слушают. Так, Кабмин слишком поспешил с введением электронного администрирования НДС. «Это тот случай, когда лучше бы Кабмин проконсультировался с бизнесом лишнюю неделю и получил бы потом поддержку в парламенте, вместо того, чтобы постфактум доказывать, что инициатива хорошая», — считает Качка. Соответствующий закон Верховная Рада утвердила в июле, а сами НДС-счета должны были заработать с 1 января. Закон страдал от многочисленных недоработок, из‑за чего заслужил критику. Например, в нем не хватало порядка, по которому государство будет погашать задолженность перед компаниями по возмещению НДС, а предусмотренный в нем авансовый порядок выплаты НДС грозил вымыванием 8‑15 % оборотных средств компаний-плательщиков. Нардепы в коалиционном соглашении поддержали бизнес и пообещали отказаться от НДС-счетов, но Государственная фискальная служба на это не согласилась. Одной из немногих уступок ГФС бизнесу стала отсрочка введения электронного администрирования НДС до 1 апреля. И лишь на этапе рассмотрения налоговой реформы в парламентских комитетах бизнес смог достучаться до властей. Нардепы пообещали если не отменить нововведение, то хотя бы отсрочить его на год. Среди других налоговых инициатив, в которых Кабмин проигнорировал мнение бизнеса, — повышение рентных платежей и расширение числа подакцизных товаров . Кроме того, правительство совсем не советовалось с бизнесом о временном введении дополнительного импортного сбора в размере 5‑10 %. Между тем такой шаг может негативно повлиять на возможность бизнеса закупать технологический импорт и делать капитальные инвестиции и даже может подорвать конкурентоспособность украинского экспорта за рубежом. Рассеять туман Если планы нового Кабмина на ближайшее будущее задавались предшественниками и поэтому были изначально ясны, то его намерения на более отдаленную перспективу так и остались размытыми. 9 декабря правительство утвердило программу своей деятельности на 2015‑2017 гг. «Эта программа — скорее стратегическое видение, которое нуждается в конкретизации и детализации по каждому направлению», — соглашается Олег Устенко, участвовавший в рабочей группе по разработке программы. В частности, в ней указаны сроки реализации реформ, но теперь нужно создать своего рода техзадание по каждому направлению — кто и что будет делать в деталях и в какие сроки, считает экономист. Также, по мнению директора Фонда «Открытое общество» Ивана Сикоры, программе не хватает показателей для оценки результативности. В ней даже не использовали уже рассчитанные 25 ключевых индикаторов, предложенных в «Стратегии реформ-2020» президента Петра Порошенко. Впрочем, как показывает опыт, правительствам в Украине редко когда приходится отчитываться о выполнении своих долгосрочных программ. Оценку сделанному, как правило, дает уже постфактум следующий Кабинет министров. Не исключено, что так будет и в этом раз.

посмотреть на From-UA