Дайджест газеты "Коммерсант" от 26 декабря 2014 года (часть III)

AK&M

Дайджест газеты "Коммерсант" от 26 декабря 2014 года (часть III)


ПОПРОСИЛИ НЕ БУРИТЬ
КОГДА САНКЦИИ ЕЩЕ НАПОМНЯТ О СЕБЕ

Политика нефтегазовых санкций обкатана давно - в разное время они вводились против Ирака и Ирана, неформально - против Венесуэлы. Эти страны, как и Россия,- владельцы крупных запасов нефти, от освоения которых на треть зависит их экономика. Но только Россия в последние годы имела возможность стабильно добывать и экспортировать нефть. Так что выбор нефтегазового направления в антироссийской политике очевиден. Объясним и формат санкций: не остановить или изолировать отрасль, от которой сейчас сильно зависит тот же ЕС, но заморозить ее перспективное развитие.
Появление в Крыму "вежливых людей", присоединение региона к России и последовавший за этим международный скандал - по крайней мере поначалу казалось, что все это далеко от российского ТЭКа, обеспечивающего минимум 30% ВВП. В последние 15 лет российские нефтегазовые компании развивались стабильно - наращивали запасы, делили шельф, выходили на новые рынки. Теперь им предстоит жить в новом режиме.
К октябрю под западные секторальные санкции попали все российские компании, добывающие нефть, в "персональных" списках оказались "Роснефть", ЛУКОЙЛ, "Газпром нефть", "Сургутнефтегаз" и НОВАТЭК. Им запрещено привлекать долгосрочное финансирование в американских банках (большинство европейских отказывают в кредитах из солидарности), а также ограничен доступ к оборудованию для добычи в Арктике, на глубоководном шельфе и на сланцевых месторождениях (секторальные санкции касаются всех - даже за пределами списка). Поначалу компании старались не показывать беспокойства. Президент "Роснефти" Игорь Сечин, который оказался в черных списках, в июле этим даже бравировал: США он называл хорошей страной и жаловался, что теперь не сможет покататься по ней на мотоцикле и показать природу детям. Но уже в 20-х числах сентября почти все нефтяники признали, что технологические ограничения серьезно повлияют на их развитие, а "Роснефть" примерно тогда же официально потеряла основного стратегического партнера в лице американской ExxonMobil.
Специфика этого раунда санкций, отчасти объясняющая относительное спокойствие пострадавших, в том, что он не затронул текущую работу отрасли. Отказаться от российских нефти и газа Европа не может - иначе мир получит кризис образца 1973 или 1980 года. В ближайшие годы добыча нефти в России будет стабильной - на уровне 525 млн тонн, уверяют в правительстве. То есть прямого влияния санкций нет и пока не будет. На каких-то проектах начнется естественный спад, но планируется ввести несколько некрупных новых.
"Санкции - это удар на перспективу. Россия так или иначе является энергодержавой, но вопрос, сможет ли она этот статус удержать, остается открытым",- говорит топ-менеджер одной из нефтекомпаний. До введения санкций на шельфе к 2020 году планировалось добывать 25% российской нефти. Правда, добыча в Арктике, как неофициально признают в отрасли, нерентабельна при нефти дешевле $100 за баррель. "С такой конъюнктурой, как сейчас, проекты и так бы сдвинулись на год-два",- признает один из нефтяников. Но если санкции не будут сняты в обозримом будущем, их эффект будет неизбежным - своих технологий для работы в Арктике нет и взять их неоткуда.
Не менее важны для развития отрасли и сланцы Баженовской свиты, запасы которой оценивают в 2,7-13,6 млрд т. Здесь у России есть хоть какой-то собственный опыт: "Сургутнефтегаз", уже осваивающий эти ресурсы, старается максимально локализовать производство. Но в целом ситуация аналогична той, что сложилась вокруг шельфа Арктики: западные технологии критичны, а добыча рентабельна только при цене нефти более $90 за баррель. Следующим шагом в секторальных санкциях, считают собеседники "Ъ", могут стать ограничения на оборудование для СПГ - это отрежет Россию от самого перспективного сегмента рынка газа без каких-либо шансов на импортозамещение вообще.
Единственный выход, который предлагает нефтяникам государство,- обращаться за оборудованием к китайцам. Но и тут не все гладко. "Нас не то чтобы там ждут,- рассказывает один из участников рынка.- Говорим китайцам, что готовы брать, они отвечают: без проблем, но, пожалуйста, в очередь - через три года поставим". К тому же китайские поставщики уже не раз официально признавали: полного списка оборудования, необходимого для освоения шельфа Арктики и сланцев, в ближайшие годы они обеспечить не смогут. Остаются серые схемы - например, поставка техники якобы для освоения обычных месторождений Западной Сибири. Хочется надеяться, что до реализации уже появившихся идей "экспроприации" временно ввезенной в страну техники западных компаний дело все же не дойдет.

СЕМЬ БЕД - ОДИН РУНЕТ
В ЧЕМ ПЕРСПЕКТИВЫ "ЦИФРОВОГО СУВЕРЕНИТЕТА" РОССИИ

Испорченные в этом году отношения с Западом заставили власти всерьез задуматься о "цифровом суверенитете": появились законы о регистрации блогеров и хранении данных граждан РФ на территории страны, делались попытки создания дублирующей инфраструктуры рунета. В итоге число "заглушек" Роскомнадзора на месте неугодных сайтов исчисляется десятками тысяч, интернет-пользователи попрощались с анонимностью, менеджеры зарубежных IT-корпораций пакуют чемоданы, но настоящий "цифровой занавес" пока не выглядит реалистичным.
В уходящем году за рунет взялись по-настоящему - никогда прежде он не испытывал такого пристального внимания властей. Причиной стали испорченные отношения с Западом из-за конфликта вокруг Украины и присоединения Крыма.
В апреле президент Владимир Путин заявил, что государство должно отстаивать свои интересы в интернете, а информация о россиянах, которая передается в сеть, должна храниться в России. Инвесторы отреагировали тревожно - акции "Яндекса" и Mail.ru Group в тот же день упали на 10%. В Госдуме оперативно написали и утвердили закон о хранении и обработке персональных данных россиян только на территории страны, который вызвал невиданный шквал критики со стороны бизнеса. Авиакомпании и транспортные операторы, зарубежные соцсети, интернет-магазины и туркомпании не понимали (и во многом не понимают до сих пор), как им изменить свой бизнес, давно выстроенный на облачной IT-инфраструктуре с обработкой данных сотнями серверов в разных точках мира. Перенос баз данных в Россию обернется серьезными расходами, но компаниям, которые не успеют это сделать до 1 сентября 2015 года, грозит фактическое прекращение операций. Пока иностранный бизнес только подсчитывает возможные расходы, но уже заявили о себе госкомпании, намеренные выиграть от этого процесса: "Ростех", разрабатывающий систему бронирования авиабилетов, и "Ростелеком", планирующий построить в ближайшие годы несколько центров хранения данных.
По мере ухудшения геополитической обстановки росла и значимость интернета как политического инструмента. В течение года в администрации президента обсуждалась революционная реформа отрасли, включающая контроль над международным трафиком и доменным пространством в зоне .ru и .рф с фильтрацией всего сетевого контента. В июле Минкомсвязь при участии силовиков провела учения, где отрабатывались сценарии отключения интернета как изнутри - в случае чрезвычайной ситуации, так и снаружи - в случае "злонамеренных действий". Не замечая скепсиса экспертного сообщества, власти, кажется, всерьез считают, что подконтрольный правительству США администратор интернета ICANN может отключить Россию от сети. Интернет-бизнес в этот момент сплотился против возможного наступления на свободу слова. Но простым блогерам все же досталось: летом вступил в силу закон, согласно которому владельцы страниц в ЖЖ, соцсетях и на одиночных сайтах с аудиторией более 3 тыс. человек должны идентифицироваться, проверять информацию и выражаться цензурно - в общем, держать себя в руках.
Не осталась без внимания и экономика рунета, за 20 лет достигшая 1,6% ВВП страны (более 1 трлн руб.). Власти решили, что эти деньги уходят сквозь пальцы: весь год правительство обсуждало, как их "упорядочить". Обсуждался удар по интернет-импорту - посылкам из зарубежных онлайн-магазинов. Сейчас граждане могут закупить товаров на €1 тыс. в месяц, не уплачивая 30-процентную пошлину. Чиновники пытались снизить порог до €150, но после выступления более 100 тыс. граждан в интернете ослабили хватку, предложив компромисс в €500. Падение рубля лишило обсуждение смысла: бизнес интернет-торговцев, которые по-серому провозили через границу импортные товары, умер сам собой.
На этом фоне слово "импортозамещение" прочно вошло в чиновничий лексикон, но в IT-отрасли его считают утопией. Российские операторы на 90% используют импортное оборудование американских вендоров. Когда Cisco начала исполнять требования санкций, попавшие под них структуры остро почувствовали зависимость: отказ от модернизации и техническое отставание оказались безальтернативными. Жить можно, но плохо, говорил обреченным голосом представитель одного из "подсанкционных" банков, когда ему отключили обновление Windows. В Минобороны переход на отечественные IT-продукты обернулся строительством потемкинской деревни: логотипы Panasonic на служебных телефонах закрыли наклейками "Воентелекома" по требованию Сергея Шойгу.
Попытка Минкомсвязи выйти из положения также оказалась неудачной. Министерство предложило создать фонд для поддержки разработки отечественного софта в критичных отраслях, наполняя его за счет 10-процентного сбора с выручки всех продавцов софта. Встретив сопротивление IT-отрасли, Минкомсвязь пыталась поднять налоги для софтверных компаний, но получила жесткий отпор Минэкономики. В результате отечественные разработчики софта развиваются, как и раньше, самостоятельно и, наверное, этому даже рады.
Однако поиски Россией своего пути в информтехнологиях заставили зарубежные компании паковать чемоданы - в декабре Google объявила, что прекратит инженерные разработки в России и переведет разработчиков в другие страны, закрывается представительство Adobe, Microsoft ликвидировала офис разработчиков Skype в Зеленограде и перевозит значительную часть сотрудников в центр разработки в Праге. "Чего ждать рунету в следующем году? Ничего хорошего",- мрачно шутят участники рынка, добавляя, что пока никто не понимает, что будет дальше.

ПРЕССУ ОТРЕГУЛИРОВАЛИ ДО ГЛЯНЦА
ГДЕ НАШЕЛСЯ ОБРАЗ ВНЕШНЕГО ВРАГА

До сих пор в России мишенью большинства претензий и ограничений государства были в первую очередь общественно-политические СМИ. Но в этом году законодатели, увлеченные порывом усиления контроля над медиа в информационной войне с западом, обнаружили себя в новой ситуации. Оказалось, что за пределами госрегулирования остались одни развлекательные издания и телеканалы. Это, впрочем, никого не остановило - окоротили даже "Тещин язык".
Государство давно стремится контролировать крупнейшие СМИ в стране, "закручивание гаек" началось не в этом году. Зато сейчас на фоне политического обострения с Западом оно приняло новые, парадоксальные формы. Обострившаяся на фоне украинского конфликта международная напряженность вывела на первый план защиту от внешнего врага, "духовные скрепы", образы "распятых мальчиков" на "Первом канале" и "ядерных атак" Дмитрия Киселева.
К информационной войне власти подошли со всей серьезностью и, чтобы не полагаться на случай, в ускоренном темпе обновили правила иностранного участия в российских СМИ. Осенью депутаты ограничили долю иностранцев в них 20% вместо прежних 50% и расширили ограничения, ранее относившиеся к теле- и радиоканалам, на интернет и прессу. Не успели иностранные инвесторы прийти в себя от потенциальной потери возможности контролировать собственные медиаактивы в России, как правительство преподнесло им очередной сюрприз. Если раньше правительственная комиссия согласовывала покупку иностранцами изданий с тиражом 1 млн для каждого номера, то с 6 декабря порог был существенно снижен: стратегическими для страны оказалось большинство популярных газет и журналов.
Со времен разгона "старого" НТВ считалось, что проблемы с властью возникают исключительно у общественно-политических СМИ, и ограничения для иностранцев участники медиарынка связали в первую очередь с давлением на независимую деловую прессу. Это, например, газета "Ведомости", которая издается финской Sanoma совместно с британской Pearson и американской News Corp, или американский журнал Forbes, лицензия на выпуск которого в РФ принадлежит немецкой Axel Springer. Но в действительности результат нормотворчества ударил не столько по единичным серьезным изданиям, сколько по целому сегменту глянцевых журналов и развлекательных телеканалов - от сборника сканвордов "Тещин язык" до журнала Vogue и от "Домашнего" до Discovery. Они, по идее, не оказывают прямого влияния на политические настроения, но также принадлежат холдингам с иностранным капиталом и подпадают под ограничения. Таким образом, борьба с внешним идеологическим врагом перекинулась на медиа, которые показывают россиянам Микки Мауса, амазонские джунгли или новую коллекцию Dior. Оппозиционные высказывания просто не в их формате.
Впрочем, идеологи перемен в этом никакого противоречия не видят. Напротив, судя по их комментариям, глянец изначально и был их целью. Автор закона, депутат Вадим Деньгин от ЛДПР, при обсуждении проекта в Госдуме прямо указывал, что глянец более опасен идеологически, чем общественно-политические издания, и может "подрывать основы Российской Федерации". Ограничения в отношении развлекательных СМИ могут показаться проявлением паранойи. Но, если вдуматься, в таком подходе есть определенная логика: зачем показывать россиянам роскошные глянцевые фотосессии, если их возможность совершать дорогие покупки и путешествовать за границу в любой момент может оказаться резко ограничена хотя бы только из-за меняющейся экономической ситуации.
В этом контексте уже не выглядят неправдоподобными предположительные обложки глянцевых журналов 2017 года, опубликованные на сайте журнала Maxim (издается компанией с наполовину американским капиталом) к принятию закона об ограничении иностранных инвестиций в СМИ. На обложке самого Maxim к этому времени редакция видит певицу Надежду Кадышеву, на обложке Cosmopolitan ("Комсомолитен") - депутата Елену Мизулину, Men's Health в 2017-м превратится в "Казацкий ЗОЖ" с "комплексом молитв для всех групп мышц", а GQ - в "Шикарного барина" с обзором тульской недели высокой моды.

ТУРИСТЫ РАЗОШЛИСЬ ПО ДОМАМ
КАК ДЕШЕВЫЙ РУБЛЬ СТАЛ ЖЕЛЕЗНЫМ ЗАНАВЕСОМ

Одним из главных завоеваний новой России была ликвидация фактического "крепостного права" - с 1 января 1993 года граждане получили возможность отправляться за рубеж без выездной визы. Этой весной перспектива возврата к действовавшей в СССР системе ограничений вернулась. Но в итоге дело ограничилось только распоряжением силовикам, принимать новые законы не понадобилось. Готовность сотрудников госкомпаний отдыхать на родине и резкое падение рубля вызвали череду банкротств туроператоров и отодвинули заграницу от населения безо всяких формальностей.
Разговоры о возможном ограничении на выезд россиян за рубеж начались с апрельской директивы МИДа, советовавшего воздержаться от посещения США и стран, заключивших с ними договор о взаимной выдаче. В целом, по мнению министерства, посещать теперь не стоит более 100 стран. Сразу после этого был введен запрет на выезд руководителей всех уровней МВД. Чуть позже это коснулось ФСО, МЧС и ФСКН. В августе заместитель главы бюджетного комитета Совета федерации Николай Журавлев предложил ввести сборы с россиян, отправляющихся за границу, и направить вырученные деньги на развитие внутреннего туризма. Оно не встретило поддержки, хотя население на удивление лояльно отнеслось к перспективе хотя бы частичного восстановления железного занавеса: согласно опросу "Левада-центра", проведенному в сентябре, 28% россиян поддержали идею ввести выездные визы для определенных категорий граждан.
Опустился занавес в результате без всяких усилий властей. За год рубль подешевел к доллару и евро почти вдвое, что заставило большинство российских туристов отказываться от поездок. По данным туроператора TUI и исследовательской группы Gfk, если в 2013 году на новогодние каникулы за рубеж выехали 10% жителей Москвы и Петербурга, в этом году планируют лишь 3%. Причина в дороговизне путевок: по расчетам TUI, новогодний вояж обойдется россиянам в среднем $738 - это в рублевом эквиваленте на 43% больше, чем в 2013 году.
Кроме того, в отсутствие официальных ограничений на выезд работали и неформальные: участники рынка уверяют, что сотрудники госкомпаний, чье руководство попало в санкционные списки, начали массово отказываться от выезда за границу. По словам многих туроператоров, единственной мотивацией часто было "нежелание раздражать невыездное начальство". Усугубил ситуацию кризис доверия на рынке туристических услуг: за первой волной снижения турпотока последовала череда банкротств туроператоров. С середины лета деятельность прекратила, по данным Ассоциации туроператоров России (АТОР), 21 компания, среди которых "Лабиринт", "Нева-тур", петербургский "Солвекс". В 2015 году ассоциация ожидает, что с рынка уйдет еще примерно треть участников.
В мире доля туристов из России стала расти в 2000-х годах. По данным Ростуризма, за 13 лет число поездок из страны выросло почти втрое. Если в 2000 году россияне совершили 18,4 млн туров за рубеж, то в 2005 году - 28,5 млн, в 2010 году - 39,3 млн, в 2013-м - 54 млн. Исключением стал только 2009 год, когда из-за кризиса число поездок сократилось на 6%. В этом году ситуация рискует оказаться еще хуже: с января по сентябрь, по подсчетам Ростуризма, показатель выездов уже упал на 14%. АТОР еще в ноябре сократила свой годовой прогноз по итоговому количеству туристов 18 млн до 10-11 млн человек в год. Из них примерно 4 млн человек - "невыездные" работники силовых структур, чиновники и сотрудники госкомпаний. Еще 3-4 млн человек - это клиенты туроператоров, отказавшиеся от поездок сами.
Власти проблема выездного туризма не особенно беспокоит - гражданам советуют отдыхать в России, особенно в свежеприобретенном Крыму. Многие россияне так и делают. И. о. главы Ростуризма Олег Сафонов оценивал рост внутреннего турпотока в 30%. По версии Hotels.com в этом году среди самых популярных направлений у россиян - Сочи, Петербург и Калининград. Но стоимость отдыха в России подчас дороже, чем за рубежом, тогда как уровень туруслуг по-прежнему оставляет желать лучшего. "Почти половина туристов, отдыхавшие в Большой Ялте в этом сезоне, не планируют возвращаться",- признает министр курортов и туризма Крыма Елена Юрченко, объясняя эту печальную тенденцию низким качеством сервиса.

ПИТАТЕЛЬНОЕ ЭМБАРГО
КТО ВЫИГРАЛ И ПРОИГРАЛ ОТ АНТИСАНКЦИЙ

Эмбарго, введенное этим летом российскими властями в отношении продовольствия из ЕС и США, кардинально меняет расклад сил на розничном рынке. Ритейлеры, лишившись традиционных каналов поставок, вынуждены идти на уступки партнерам, которые до этого не могли и мечтать о подобной лояльности. Внутренние производители продуктов, расправившие грудь в условиях резкого снижения конкуренции и подбодренные падением рубля, теперь могут повышать цены гораздо чаще, чем раньше. Покупателям же остается только везти камамбер килограммами из-за границы.
Летом правительство, введя запрет на ввоз продовольствия из США, Канады, ЕС, Норвегии и Австралии, не только изменило рацион по крайней мере части россиян, лишив их французских сыров, итальянских колбас и норвежской семги, но и открыло возможности для внутренних производителей продуктов. Оно одним росчерком пера разрушило наработанные ритейлерами связи с партнерами, поставлявшими импортные товары. Сети вынуждены были искать новых партнеров, соглашаясь принимать и 5% брака от всего объема поставок. До этого ритейлеры с трудом соглашались на 3%. Тут уж не до жиру: никто не готов к пустым полкам в своих магазинах. Дошло до небывалого: ритейлеры были готовы впустить товары белорусских поставщиков без входных бонусов.
Но когда стало казаться, что к новым правилам игры все привыкли и ритейлеры нашли замену выбывшим контрагентам, на сцену вышел рубль. Вышел и упал. Потеряв 70% своей стоимости по отношению к доллару, национальная валюта стала козырем в рукаве поставщика. Девальвация дополнительно укрепила позиции российских производителей и помогла им добиться ускоренного рассмотрения новых закупочных цен - вместо положенных по Кодексу добросовестных практик 45 дней (а в реальности иногда и 120 суток) сети и поставщики договорились согласовывать новую стоимость товаров втрое быстрее. Договор, конечно, временный (закончит действовать в марте), но все же маленькая победа.
Более крупную победу поставщики смогут одержать, если депутаты Госдумы примут подготовленный в этом году законопроект, запрещающий ритейлерам заключать со своими партнерами маркетинговые договоры. Формальная суть таких контрактов - продвижение товаров на полках магазинов, за что поставщики должны выплачивать определенную сумму. Зачастую под этим скрываются различные бонусы, например, так называемый входной билет, что запрещено законом "О торговле". Некоторые сети вообще упрощают себе жизнь и заключают лжемаркетинговые договоры: контракт есть, а услуг нет. Сегодня за счет различных дополнительных договоров выплаты поставщиков сетям достигают 30-50% стоимости поставки, что влечет нулевую или отрицательную рентабельность у производителей, жалуются партнеры ритейлеров.
Автор законопроекта, которого так ждут поставщики, единоросс Ирина Яровая предлагает снизить ретробонус (вознаграждение сетям от поставщиков за объем закупки) с 10% до 1% и сократить отсрочку оплаты товаров с 30 до 14 дней. К концу года к этим предложениям добавилась еще и возможность запретить сетям заключать с поставщиками какие-либо контракты, кроме договора поставки.
Если это случится, то розничные компании лишатся большей части бэк-маржи, которая формируется за счет маркетинговых услуг поставщикам, и ретробонусов. По оценке гендиректора "Infoline-Аналитика" Михаила Бурмистрова, у федеральных игроков бэк-маржа составляет 35-50% валового дохода, у региональных участников рынка - 20-25%. "Если отменят бэк-маржу, значит, сетям придется повысить фронт-маржу (наценку на товар.- "Ъ"), то есть цены на продукты вырастут",- обещает крупный ритейлер. Розничные сети очень надеются, что предложения Ирины Яровой окажутся "непроходными". Официально Минпромторг не высказывает свою позицию относительно законопроекта, но у участников обсуждений в министерстве создалось впечатление, что чиновники пока остаются на стороне сетей.

посмотреть на AK&M