Надежда Валинкевич: "Мы потратили на свадьбу 30 тысяч евро. Столько на Крите стоит однокомнатная квартира"

Надежда Валинкевич: "Мы потратили на свадьбу 30 тысяч евро. Столько на Крите стоит однокомнатная квартира"

Факты и комментарии

Стоило морю остыть, как в Греции начался свадебный бум. Туристов нет — теперь можно и замуж. — Залы заполнены, остров Крит гудит: местные жители празднуют свадьбы, — говорит наша соотечественница Надежда Валинкевич. — Причем так гуляют только на Крите, в остальной Греции столь масштабно не отмечают. Свадьба по-критски — это от тысячи до трех тысяч гостей. Обойтись она может в 30—50 тысяч евро. Вот это да! Средняя зарплата у греков 700—1300 евро, недвижимость дорогущая, работы зимой на курортах нет, а они такие свадьбы закатывают. И где только деньги берут? Бывшая учительница истории и украиноведения из Ровно Надя Валинкевич рассказала «ФАКТАМ» подробности самого важного события в жизни греков. «ФАКТЫ» уже рассказывали об истории знакомства украинской девушки Нади с «заморским принцем». Надежда приехала учиться из Ровно в Киев, осталась здесь работать, снимала квартиру, экономила, с тревогой думала о надвигающемся «тридцатнике» и неожиданно для самой себя купила путевку на остров Крит. — До сих пор холодею при мысли, что было бы, не поедь я в Грецию (а меня в турбюро уговаривали лететь в другую страну), не пойди я гулять, не зайди за водой в магазин, где работал мой Димитрис… — признается Надежда Валинкевич. — Неужели разминулась бы со своей судьбой? Увидев привлекательную загорелую туристку, холостяк Димитрис, управляющий магазином, послал продавщицу, которая говорила по-русски, выяснить, отдыхает Надя одна или с мужем, и тут же пригласил девушку на свидание. — Остаток моего отпуска мы с Димитрисом ходили на пляж, танцевали на дискотеках, — вспоминает Надя. — Потом я улетела в Киев. С тех пор вздрагивала от каждой sms-ки и бросалась к телефону. В час ночи Димитрис закрывал магазин, набирал мой номер, и мы говорили, говорили… Через полгода он пригласил меня к себе, и я снова купила путевку на Крит. Не строила никаких планов, просто наслаждалась тем, что есть. Поэтому, когда любимый повез меня на остров Санторини, надел кольцо на палец и попросил стать его женой, потеряла дар речи. Пришла в себя только вечером. Это было похоже на сон… Потом я опять улетела в Украину, вскоре туда приехали Димитрис и его родные, и мы сыграли в Ровно, откуда я родом, настоящую украинскую свадьбу. Позже Димитрис сказал, что украинская свадьба — это еще не все. Главное — церковный брак на Крите. За год до празднования (иначе в греческие залы торжеств не протолкнешься) мы забронировали свадебный зал «Palladium». И вдруг оказалось, что у нас скоро будет ребенок. Доктор подтвердил беременность, и мы сразу же поехали к родителям Димитриса. По дороге я учила по-гречески фразу «Я беременна пять недель» — «Име энгиос пенде вдомадес». И за семейным ужином с гордостью выпалила выученное. Прочтя на лицах домочадцев лишь легкое недоумение, даже обиделась: «Такое событие — и никакой реакции!» Только потом заметила, что муж чуть не давится от смеха. Оказывается, я что-то перепутала и в результате произнесла: «Я святая пять недель!» Когда же сказала все правильно, что тут началось! Все плакали, целовали и обнимали меня, как будто я уже родила. Малышка появилась на свет 16 июня. Вес — 2 килограмма 990 граммов, рост — 48 сантиметров. Дочку назвали Иоанной в честь святого Иоанниса — церковь этого святого находится в городке Сталида, где мы сейчас живем. Нам сказали: «Рожайте еще одного ребенка, а потом отпразднуете и свадьбу, и все крестины вместе». Так в целях экономии делают многие греки. Но мы решили праздновать сейчас. *29-летняя Надежда и 39-летний Димитрис обвенчались на Крите и одновременно окрестили свою дочь Иоанну. В целях экономии в Греции часто совмещают пышную свадьбу и крестины детей (фото из семейного альбома) — Как же вы определяли, кого приглашать? — Ох, это дело непростое. Димитрис нашел список избирателей деревни Мохос, где он вырос, соседнего городка Малии и Сталиды. И по алфавиту составил список гостей. Родные, друзья, сослуживцы… Всего были приглашены 550 семей. Своих гостей пригласили и свидетель, и крестный, они имеют на это право. Получилось 1330 человек. На греческой свадьбе и крестинах может быть по одному свидетелю или крестному. Каждый из них несет большие расходы: от 500 евро и выше. Поэтому люди сами предлагают себя на эти роли, если готовы потратиться. Нашим свидетелем и крестным дочери стали одноклассники Димитриса. Когда начали придумывать сценарий праздника, у меня возникла мысль: «Надо греков лучше познакомить с Украиной». Я нашла известного киевского дизайнера Оксану Полонец, которая создает свадебные платья в национальном стиле, и попросила сшить подвенечный наряд. Очень помогла сестра, которая, живя в Киеве, ездила вместо меня на примерки. Это было длинное платье из королевского атласа молочного цвета, украшенное бисером и стеклярусом, на поясе — вышивка с маками. К платью я заказала венок с маками из полимерной глины у мастерицы из Хмельницкого, которую нашла по Интернету. Сестра мне сделала из той же глины сережки и кулон в виде маков. Даже маникюр у меня был с украинскими маками! Но этого мне показалось мало. Я попросила родителей привезти из Ровно портрет Тараса Шевченко, карту и большой флаг Украины, плакаты с гербом и флагом нашей страны, календарь с украинскими пейзажами и заказать картонных, в полный рост, украинку и казака. В типографии нам отпечатали по 100 бумажных флажков Греции и Украины, из которых мы сделали гирлянду и украсили ею холл зала торжеств. Все же чего-то не хватало, и я решила украинизировать даже вазочки на столах! (смеется). Девушка, которая украшала церковь и зал, декорировала сине-желтыми ленточками вазы с цветами. Ну и приглашения, разумеется, сделали на украинском и греческом языках, с изображениями национальных орнаментов обеих стран. Кстати, за декор зала и церкви платит свидетель — «кубарос». Он оплачивает и работу священника, покупает свадебные атрибуты: вино, бокалы, толстые свечи высотой около полутора метров, вазочки, куда кладут мед с грецкими орехами и вазочки с рисом и цветами, которыми осыпают молодых. И самое основное — именно свидетель выбирает свадебные веночки — «стефаня». Они могут быть как простыми, так и серебряными, с разными узорами, в общем, на вкус и кошелек свидетеля. Венки подаются на подушке, священник их берет и говорит по три раза: «Димитрис венчает Надю этим венком, Надя венчает Димитриса этим венком». Венки вешают потом в спальне и берегут, как у нас свадебные иконы. Это все обходится свидетелю приблизительно в 500 евро, кроме того, он делает подарок молодоженам. Крестный — «нонос» — покупает одежду для ребенка, которую надевают после крещения, и все необходимые атрибуты от свечей до «мартириков» — крестиков на розовой ленточке для каждого гостя, в нашем случае — 1330 штук. Иоанне «нонос» подарил золотой крестик с цепочкой. На все это он потратил около тысячи евро. Со своей стороны молодожены тоже делают подарки свидетелю и крестному. — Что вас поразило на свадьбе? — Что все греки, от мала до велика, отлично танцуют. Особенно хорош обязательный в каждой свадебной программе мужской танец «Зейбекико». Начинает жених, за ним — свидетель, крестный, отец и так далее. Танцуют по одному человеку. Вокруг стоят на одном колене гости и аплодируют. Работники зала для этого танца готовят пластиковые тарелки с цветками хризантем, которыми осыпают танцующего. Как правило, приносят по пять-шесть тарелок. Кстати, они оплачиваются отдельно, в зависимости от количества (1 тарелка — 5 евро). Пол постоянно подметают, но от раздавленных цветов он все равно остается скользким. В общем, падали все! И я в том числе. Когда критская музыка сменилась украинскими мелодиями (мы заранее их записали), греки так разошлись, что схватили портрет Шевченко, флаг Украины, картонные фигуры казака и украинки и пустились в пляс. А потом мы обходили все столы и чокались с гостями. Люди кричали: «Привет, Украина!» — Чем угощали на свадьбе? — Сначала подавали закуски из греческой и европейской кухни. Затем — традиционное свадебное блюдо — рис пилофи, который варится на бульоне из козьих костей, и, собственно, само отварное мясо. Далее — печеная картошка со свининой и салаты. Заранее закупили 450 килограммов козлятины и 450 килограммов свинины. В конце подали десерт, фрукты, а после полуночи — крепкие напитки. На столах все время стояли вино, вода, безалкогольные напитки и свадебный хлеб, который по вкусу напоминает наш каравай. — Дорого обошелся праздничный стол? — Приблизительно в 18—20 евро на человека. Вроде бы немного. Но если умножить на 1330 человек, то получается около 26 тысяч евро. Всего мы потратили на свадьбу 30 тысяч евро. К счастью, в Греции можно расплатиться за торжество после него, из подаренных денег. Так сделали и мы. Конечно, 30 тысяч евро — сумма немалая. Столько стоит на Крите однокомнатная квартира метражом 35 квадратов. — Не предлагали Димитрису отказаться от свадьбы в пользу жилья? — Даже не задавайте такой вопрос греку! Обидится. При том, что многие снимают жилье, как мы, или живут у родителей, перестроив половину дома, большая греческая свадьба — это святое. На Крите бережно хранят традиции, согласно которым родители должны организовать детям свадебное торжество. Мама Димитриса однажды сказала, что, как только ребенок делает первый шаг, родители начинают откладывать деньги на его свадьбу. В идеале мероприятие частично или полностью оплачивают родители жениха и невесты, но в нынешние времена это редкий случай. Нам деньги дали в основном родители Димитриса. Немного накопили и мы. Раньше свадьба была выгодным вложением средств, так как они возвращались вдвойне, и это служило стартом для молодой семьи. Деньги затем вкладывали в покупку дома или открытие бизнеса. В кризис, а Греция только начала выходить из него, люди стали дарить меньше денег, и свадьба уже не приносит больших доходов. Мы, например, вышли «в ноль». — Где была малышка, пока вы праздновали свадьбу? — Спала в отдельной комнате при ресторане. Там есть такие комнаты для молодоженов. И хоть с дочкой сидели ночью наши родители, Димитрис забегал к ней чуть ли не каждые двадцать минут. Он обожает Иоанну… Кстати, когда муж «зажигал» на сцене с гостями под диско, я подошла поближе, Димитрис посмотрел на меня и говорит: «Видишь, какой твой муж был независимый, как проводил время с друзьями. Но потом пришла ты, забрала мою свободу и принесла мне счастье!» «Ксерис посо сагапао? Пано-пано-пано!» («Знаешь как я тебя люблю? Высоко-высоко-высоко!»). Это наша любимая фраза. Наша любовь выше, чем звезды… — Невероятно. Как в кино… — Романтика романтикой, но, как настоящая украинская женщина, я решила, что не помешало бы проследить за тем, чтобы из ресторана забрали коробку с мясом, которое не съели гости. Увидев, что я собираюсь «эвакуировать» продукты, метрдотель сделал круглые глаза, но вежливо спросил: «Как вы унесете мясо, там же около 100 килограммов осталось, а гости-то нетрезвые, еще упадут, уронят?» А я ему: «Да не переживайте вы так! Мы все силы приложим, но донесем!» Вот она, украинская ментальность! Я боялась, чтобы ничего не пропало и не забрали работники ресторана. Но красть там не принято. Метрдотель объяснил: «Мы всегда все отдаем без остатка, не в наших правилах оставлять что-то себе». На следующий день в ресторан поехал папа Димитриса и забрал вино, виски, свадебный хлеб — в общем, все, что осталось. Ну, а мясо я унесла раньше (смеется).

посмотреть на Факты и комментарии