Сказ о том, как на Руси князя подменили

Сказ о том, как на Руси князя подменили

Военное обозрение

Ох ты гой еси, народ русский, славный да православный. Слушай сказ мой о том, как на Руси Великой бояре злые князя подменили и что из того вышло. Испокон веков было царство преогромное да преславное — Русь Великая, соседям в зависть, ворогам в устрашение. Да вороги злые, потомки нечистые сброда авантюрного, что за море-окиян перебрались, от дел лихих схорониться, разрушили изнутри Русь Великую, руками бояр подлых, за монету золотую да серебряную. Ослабла Русь Великая, на части распавшись, да возрадовались соседи хищные, ляхи да свеи, да тевтоны, до земель русских алчные, да девок красных, а кто и до сраму мужского мозолистого. Взяли они в оборот Окраину земли Русской, да научили юношей окраинских, что не русичи они вовсе, а укры, науке неведомые. И гимном окраинским сделали песню жалостливую, ляхами придуманную. Поют юноши песню жалостливую, а паны ляшские только посмеиваются. Долго сказка сказывается, да скоро разума люди лишаются. Опоили авантюристы заокиянские окраинцев водой мертвой из реки Припяти, да забыли русичи с Окраины, кто они и откуда, и возненавидели русичей ненавистью лютой, и искоренить все русское в себе возжелали. Да не знали они, что искореняя все русское в себе, они не русичей в себе убивают, а человеческое, душу свою бессмертную Диаволу отдают, даром. Долго ли, коротко ли, но совершили слуги Диаволовы беспамятные в стольном городе Киеве переворот, прогнали князя вороватого, да взамен него еще хуже князя поставили, вассала заокиянского. Те же из окраинцев, что воду мертвую для забвения пить отказались, восстали против вассалов заокиянских, беспамятных. И пришел на помощь братьям своим княжий стрелец, удалой молодец. Помог с дружиной малой от беспамятных Тавриду освободить. Да князь Московский Владимир, видя дело этого богоугодное, да гору Храмовую, принял Тавриду обратно в состав Руси Великой. Да возрадовался народ великорусский, ибо дело это было народу угодное. Испугались авантюристы заокиянские подъема народного да Руси Великой восстановления, гегемонии их угрожающей. Вновь вступили в сговор с боярами русскими, двурушными. План придумали хитрый, окаянные. Заманили бояре князя Владимира в Тавриду, на Гору Храмовую взойти, помолиться. Заманили, да там и подменили князя на двойника его. Скрутили князя с трудом превеликим, связали на десять узлов канатом корабельным, да в темницу бросили, охрану к нему приставив глухую да немую. Да в насмешку оставили князю зеркальце волшебное, на просмотр новостей настроенное, мол, смотри, князь, да мучайся от беспомощности своей. А с Руси-то про подмену никто и не знал, кроме бояр нескольких двурушных, которым казна обещана была великая. Не зная про подмену ту, пошел добрый стрелец в помощь русичам в город Славный с дружиной малой. Бросил Петриушка по прозвищу Укроп на дружину стрельцову полки поганые с варягами наемными. Просил стрелец князя о полках ратных, в помощь народу русскому. Но двойник князев будто и не замечал просьб стрельцовых. Да вид делал, мол, все под контролем, по плану хитрому. А бояре двурушные отправили тем временем старичка Сморчка, чтобы сдал он беспамятным города, что на Дону и на Лугах. Прознал про то стрелец, закручинился, да решение принял тяжкое, оставил город Славный, да прорвался через полчища поганые в город, что на Дону, измену предотвратить. Бежал от него Сморчок с позором. Послал Петрушка по прозвищу Укроп полки великие с варягами наемными, да с ляхами и свеями, тевтонами и авантюристами заокиянскими город, что на Дону взять. Стояло войско стрельцово насмерть, да силы были неравны. Вновь просил стрелец о полках русских. Двойник князев просьбы слышал, да посмеивался только и войско не давал, только улыбался, мол, все по плану. Верили русичи в план хитрый, что к созданию Руси Новой привести должен. Да только план хитрый был, но заокиянский. План был убрать стрельца непокорного с города, что на Дону, да дружину стрельцову расколоть, да после вернуть Русь Новую беспамятным, да растерзание и поругание. А после поставить в городе Одессе ладьи натовские, да под Харьковым поставить установки ракетные под кустами ракитными. Да после начать войну великую между беспамятными и русичами за Тавриду. Вот каков был хитрый план заокиянский. Вынудили бояре князевы уйти стрельца с земли Донской, да поставили вместо него Слесаря да Плотника. Что не так с князем, думал и не мог понять стрелец, голову повесив. Не похож стал князь на себя. Говорил князь складно, да только покашливал иногда. А князь-то настоящий смотрел новости по зеркальцу волшебному, да мучался страшно, путы свои разорвать тщился. Видел князь, в какой блудняк его страну двойник втравил, да что народ про двойника его думает. А купчиха Лина Наби-У решила тем временем сбережения русичей пощипать, да славно пощипала вместе со спекулянтами окаянными. А народ русский словцом матерным Лину поминал, но князеву слову дальше верил, что через два года славно все они заживут. Не знали русичи, что по хитрым заокиянским планам через два года война у них большая с беспамятными начаться должна была. Да прознал мудрец арабский Эль-Мюрид, с женой своей полубезумной царевной Несмеяной, что князя-то подменили. Пошел он к стрельцу с догадкой своей, да не поверил стрелец, уж больно затейливая история выходила. Продолжил стрелец добрый помощь дружине своей бывшей оказывать, да людям русским. А что князь? Князь путы свои перетирать начал, чтобы освободиться от них, да охранников бросками да болевыми обезвредить, выбраться из темницы, да прогнать самозванца-двойника с двурушными боярами и порядок навести в Руси Великой да Новой. Но крепки канаты да узлы на них морские… Посметь бы князю освободиться от пут своих, пока не появились ладьи натовские в Одессе, да установки ракетные под кустами ракитными в Харькове, да пока война с беспамятными не началась.

посмотреть на Военное обозрение