Операция "Броненосец". Часть первая

Операция "Броненосец". Часть первая

Военное обозрение

Морские пространства, прилегающие к Южной Африке и Мадагаскару, находятся очень далеко от основных театров военных действий Второй Мировой войны. События, происходившие в этом районе земного шара в 1942 году, были едва заметны на фоне грандиозных сражений, происходивших в это время на Восточном фронте. Они не привлекали столько внимания британской прессы, как бои в Северной Африке и конвои в Арктике и Средиземноморье. Однако в ходе обеих Мировых войн не раз случалось так, что происходящее на каком-либо второстепенном театре военных действий могло неожиданно повлиять на весь ход войны. Что-то подобное вполне могло случиться и здесь весной 42 года. Уже поэтому операция по захвату острова Мадагаскар, получившая название «Броненосец», представляет собой интерес для военных историков. А, кроме того, здесь впервые были применены революционные для того времени средства и методы высадки морского десанта (высадка на берег бронетехники, поддержка десанта авианосцами и др.). В дальнейшем опыт этой операции был так или иначе использован при разработке всех последующих морских десантов союзников, в том числе и для высадки в Нормандии в 1944 году. Но, главное, чем примечательна высадка на Мадагаскаре, так это один важный пробел, который тщательно обходят стороной большинство авторов, в том числе современных – ответ на простой вопрос: что стояло на кону. Ведь ни авторы воспоминаний (Черчилль, Типпельскирх и другие), ни западные историки не говорят ни слова о том, какова была цена вопроса… Ранее, начиная с октября 1941 года немецкому рейдеру «Адмирал граф Шпее» удавалось успешно топить британские транспорты в районе мыса Доброй Надежды. Угроза морским коммуникациям в этой части Мирового океана сама по себе представляла собой фактор стратегической важности, однако ее невозможно было поддерживать непрерывно силами одного тяжелого крейсера. Даже если бы на помощь «Шпее» подошел на помощь другой рейдер – тяжелый крейсер «Дойчланд» (который успешно действовал в это время в Северной Атлантике). Преимущество британских военно-морских сил, располагавших базами в Южной Африке, было слишком очевидно, чтобы немцы могли надеяться на какой-то длительный эффект. Однако в начале 1942 года с востока появилась более серьезная угроза – императорский флот Японии. И в этот раз она нависла не только над морскими перевозками Британии и ее союзников. Предполагаемое появление японских баз с запасами топлива на острове Мадагаскар означало пусть и ограниченную, но возможность отправлять грузы из Юго-Восточной Азии в Европу. Нейтральные Португалия и Испания к тому времени уже превратились в «заднюю дверь» Третьего рейха. Через них Германия и ее союзники получали многие необходимые для ведения войны ресурсы. Однако некоторые элементы – например, олово и платина – представляли собой особый «короткий ресурсный поводок». Дело в том, что в континентальной Европе месторождений этих элементов нет вообще, а обойтись без них было невозможно. Платина уже тогда использовалась как катализатор в некоторых реакциях органического синтеза, а также как легирующая добавка для производства высокопрочных сталей. Впрочем, критичность дефицита платины для Третьего рейха – вопрос довольно спорный, так как ее еще можно чем-то заменить. А вот олово совершенно незаменимо для производства подшипников качения. Кстати, именно этот короткий ресурсный поводок для Германии является главной причиной нейтралитета Швеции в обеих мировых войнах, а вовсе не какое-то мифическое «миролюбие» шведов. Главным образом благодаря тому, что шведский концерн «SKF» исправно и бесперебойно получал олово от добывающих компаний в Латинской Америке, все, что должно было крутиться, исправно крутилось по обе стороны любого фронта. Примечательно также, что единственный подшипниковый завод Германии в Швайнфурте (получавший комплектующие из Швеции) авиация союзников принялась бомбить только в самом конце войны, а ведь такая операция, по мнению рейхсминистра экономики Альберта Шпеера, могла бы просто остановить всю военную машину Рейха: «исход войны был бы предрешен еще в 1943 году». Возможность отправки даже нескольких транспортов (под флагами нейтральных стран) с грузами из Азии в Европу через Индийский океан и Атлантику могла существенно удлинить «поводок» и сделать Гитлера более независимым от заокеанских спонсоров и инвесторов. (Речь шла, в общем-то, о небольших количествах: порядка нескольких тысяч тонн для олова. Этого могло оказаться достаточно для того, чтобы существенно увеличить объемы производства в Германии.) Однако, как изменился бы ход истории в этом случае – уже совсем другая тема, а мы же просто констатируем, что для высшего военного руководства союзников отдаленный и второстепенный театр военных действий в начале 42 года не мог не приобрести в полном смысле слова глобальное значение. При этом, хотя фактический ход событий в Индийском океане в это время известен довольно хорошо, их причины и взаимосвязь разными авторами до сих пор толкуются в широких пределах – главным образом потому, что нет точной информации о реальных планах японского командования и о том, как они менялись под действием внешних обстоятельств. Прежде всего, это касается действий самой мощной на тот момент авианосной ударной группы японского флота под командованием адмирала Тюити Нагумо, более чем успешно проявившей себя в Индийском Океане в марте и начале апреля. Японцам удалось скрытно создать временную базу на атолле Адду у южной оконечности Мальдивских островов на расстоянии приблизительно 600 миль юго-западнее Цейлона. Это кольцо коралловых островов, окружавшее глубоководную лагуну, было очень удобным для временных стоянок кораблей и накопления запасов топлива. Отсюда японцы фактически могли контролировать всю центральную часть Индийского Океана. Достижения эскадры Нагумо японцев были очень внушительны: англичане потеряли более двух десятков транспортов, авианосец «Гермес», два тяжелых крейсера «Дорсетшир» и «Корнуолл», два эсминца, много небольших судов и самолетов. Как писал в своих мемуарах Уинстон Черчилль: «Мы совершенно покинули Индийский океан, исключая побережье Восточной Африки». Однако вместо того чтобы развивать успех, адмирал Нагумо 10 апреля принял решение о возвращении, причем истинные причины этого демарша были и остаются довольно спорными и запутанными. Во всяком случае, ни один корабль японской эскадры на тот момент не был поврежден, самолетов потеряно всего 17 штук из более чем сотни, запасов топлива и боеприпасов тоже могло хватить еще на некоторое время. Однако вся эта армада в срочном порядке направилась обратно в Тихий океан. Самое вероятное объяснение заключается в том, что японская эскадра находилась слишком далеко от основных баз снабжения, находившихся в Сингапуре и на островах Голландской Ост-Индии, оккупированных японцами. И, несмотря на значительные успехи, миссия адмирала Нагумо с каждым днем становилась все более рискованной. Что готовилось японцами взамен этой миссии, сейчас сказать трудно, так как в Тихом Океане произошло событие, которое, значительно повлияло на планы японского командования, во всяком случае, на их внешнюю пропагандистскую составляющую. Утром 18 апреля 1942 года примерно в 700 милях к западу от берега острова Хонсю шестнадцать «Б-25 B Митчелл» под командованием подполковника Джеймса Дулиттла стартовали с американского авианосца «Хорнет». Эта атака тактических бомбардировщиков по японским городам, впоследствии ставшая известной как «Рейд Дулиттла», для адмирала Нагумо оказалась очень кстати и позволила избежать лишних вопросов. Ведь адмиралу было как раз необходимо удобное объяснение, что заставило его остановить успешную кампанию и вернуться в Японию. Причем такое, которое не противоречило бы представлениям о самурайском долге. Так что рейд Дулиттла, хоть и был, безусловно, героическим, оказал японцам некоторую услугу: самая мощная авианосная группа императорского флота вернулась в Тихий Океан под предлогом защиты родных берегов. Однако это вовсе не отменяло необходимость продвижения к Мадагаскару и Южной Африке. Вице-адмирал Фрике (Kurt Fricke) начальник Штаба Военно-морских сил Германии (Seekriegsleitung) в это время несколько раз вел преговоры с японским военно-морским атташе в Берлине контр-адмиралом Наокуни Номура (Naokuni Nomura). Они активно обсуждали перспективы экспансии в Индийском Океане. На встрече 27 марта 1942 года, Фрике подчеркнул важность операций на этом театре и подчеркнул, что Цейлон, Сейшельские острова и Мадагаскар должны иметь более высокий приоритет для военно-морских сил Японии, чем операции против Австралии. Номура же заявил, что пока у них есть только возможность выделить только четыре или пять подводных лодок, а также два вспомогательных крейсера для операций в западной части Индийского Океана. Обращает на себя внимание, что при этом он отказался раскрывать немцам какие-либо планы в отношении Цейлона и Мадагаскара. Тем не менее вопрос, что называется, висел в воздухе. Британское правительство и военные ведомства еще в ноябре 41 года обсуждали возможность передачи правительством Виши всего острова Мадагаскар под японский контроль. Впрочем, японцев интересовал, прежде всего, Диего-Суарес (в настоящее время – Анциранана). Это прекрасный порт и хорошо защищенная военно-морская база. Он представлял собой ключевой опорный пункт, владение которым представлялось достаточным для обеспечения господства японского флота в Южных морях. В декабре 41 года лидер «Свободной Франции» генерал де Голль обратился с официальным письмом к Уинстону Черчиллю, в котором настоятельно требовал провести силами Британского флота упреждающую операцию по захвату острова. Правительство Южно-Африканского Союза (в военном отношении – одного из самых слабых британских доминионов) с начала 42 года тоже требовало от Лондона каких-то решительных действий. Однако Черчилль поначалу ссылался на невозможность выделить необходимое количество кораблей. По его словам только появление в Индийском Океане эскадры Тюити Нагумо заставило британское командование изменить свои планы в отношении Мадагаскара однако окончательное решение о проведении операции было принято только 12 марта, когда эта угроза миновала. Скорее всего, дело в том, что Объединенный комитет начальников штабов США с февраля 42 года несколько раз настойчиво требовал от Черчилля провести операцию по захвату Мадагаскара. Поэтому, еще когда Фрике и Номура проводили свои встречи в Берлине, в Лондоне очевидно уже готовился план по захвату острова. Операция получила название «Броненосец» («Ironclad» – буквально «покрытый железом»; так называли первые броненосцы). Во всех англоязычных источниках упоминается, что к участию не стали привлекать силы «Свободной Франции» из-за негативного опыта операции в Дакаре. Однако более вероятным представляется неприятие Британским командованием самой идеи присутствия войск, подконтрольных де Голлю, на Мадагаскаре (как впрочем и на любом другом театре. В конце марта из Глазго к берегам Южной Африки отправился конвой «WS-17», состоявший из трех эсминцев, сопровождавших войсковые транспорты с техникой и десантом. 1 апреля у Гибралтара к конвою присоединились военные корабли. Соединение "F" (такое название получили силы, выделенные для операции) под командованием вице-адмирала Нэвила Сифрета включало корабельную группу из авианосца, линкора «Рэмиллис», двух крейсеров, девяти эсминцев, восьми корветов, четырех тральщиков, 18 транспортов и танкеров. В качестве базы операции был выбран порт Дурбан. Силы десанта составляли около 20 тысяч человек, они были сведены во временное «Соединение 121» под командованием генерал-майора Стёрджеса (Robert Sturges). Для истории военной техники особый интерес представляет собой первый в мире танконесущий десантный корабль «Бачакеро» («Bachaquero»). Это уникальное судно было построено в 1937 году как танкер, способный заходить из моря в горловину озера Маракайбо (в Венесуэле). При прекрасной мореходности корабль имел незначительную осадку. В 1941 году в нем были удалены переборки нефтяных танков, а в носовой части встроены раскрывающиеся створки и аппарель. Согласно плану операции, «Бачакеро» должен был высадить на необорудованный берег шесть танков «Валентайн» и четыре гаубицы с автотягачами. Еще один корабль «Дервент» («Derwent»), тоже переоборудованный из танкера, был способен спустить на воду (с помощью грузовых стрел) самоходные десантные плашкоуты, способных нести автомашины, орудия, а также легкую бронетехнику. Таким образом, десант, который англичане собирались высадить на берег у Диего-Суареса, обладал на тот момент беспрецедентной мощью. С другой стороны гарнизон крепости Диего-Суарес насчитывал около 4 тысяч человек (это была почти половина от всей численности французских войск на Мадагаскаре): около 800 французов, полк сенегальцев, остальные – мальгаши. Крепость, хотя и была построена еще в XIX веке, располагала внушительной артиллерией: четыре 305-миллиметровых орудия и четыре 240-миллиметровых. Командовал гарнизоном полковник Эдвар Клербу а всеми силами на острове – губернатор Арман Анне. Силы французского флота на Мадагаскаре (ими командовал капитан 1 ранга Мэртен) к началу операции «Броненосец» были очень незначительны: вспомогательный крейсер «Бугенвиль» (переоборудованный из транспорта «Виктор Шельшер»), авизо (сторожевой корабль) «Д'Антркасто» и подводная лодка «Бевезье» (еще две находились в Индийском Океане). Более значимую военную силу представляла собой смешанная авиационная группа под командованием капитана Леонетти. Относительно современными самолетами были семнадцать «Моран-Солнье MS.406-C1» и шесть двухмоторных «Потэ 63-11». Остальные машины – главным образом устаревшие бипланы «Потэ 25». Основная база военно-воздушных сил была в центральной части острова в Тананариве, откуда до Диего-Суареса приходилось лететь до 40 минут. Непосредственно же у побережья можно было разместить только часть этих сил, там был только один аэродром – Аррашар (7 миль от Диего-Суареса). Таковы были исходные силы противников в предстоящих боях. Очевидно, что силы французов значительно уступали британским, и им нужна была поддержка. Но при этом обращает на себя внимание, насколько слабой была помощь японцев – всего четыре субмарины типа «А1» (да и те дошли до Мадагаскара только 29 мая) и две сверхмалые подводные лодки. Невольно возникают вопросы: являлся ли остров Мадагаскар их настоящей целью и собирались ли они на самом деле оказать ресурсную помощь Германии?

посмотреть на Военное обозрение