Открытие восточного отделения Академии Генерального Штаба РККА по свидетельству очевидца

Открытие восточного отделения Академии Генерального Штаба РККА по свидетельству очевидца

Военное обозрение

Разведывательным структурам Советского государства для работы по странам Востока были нужны не просто люди, преданные революции, партии и т.д., а высококвалифицированные специалисты со знанием восточных языков и культур, специфики восточного менталитета и т.п. Отчасти кадровый вопрос решался благодаря работе военных специалистов из числа бывших офицеров Генерального Штаба Императорской армии, но были приняты меры и по подготовке новых кадров. Особая роль в решении этой задачи отводилась открытому 11 февраля 1920 г. восточному отделению Академии Генерального Штаба РККА [1], ставшему впоследствии Специальным факультетом Военной академии РККА им. М.В. Фрунзе, призванному готовить универсальных специалистов, годных для самого широкого применения, как в мирное, так и в военное время. Воспоминания об открытии восточного отделения Академии Генштаба РККА из мемуаров его выпускника А.Г. Бармина [2] являются единственным свидетельством возникновения первого учреждения по подготовке советских разведчиков. Даже если принять во внимание, что Бармин допустил некоторые авторские вольности, а это видно по примечаниям к тексту, значение этого свидетельства остается непреходящим в силу его уникальности. «Однажды я был приятно удивлен, прочитав объявление о создании специального факультета восточных языков [3], который создавался академией вместе с Наркоматом иностранных дел и должен был обучать слушателей из обеих организаций. Оказалось, что моя давняя мечта — служить революции на Востоке — жива, хотя я уже не надеялся на ее воплощение. Я подал заявление на восточный факультет и в дополнение к освоению моей военной специальности стал одновременно изучать три иностранных языка: персидский, хинди [4] и арабский [5]. Начальником восточного факультета был бывший морской офицер из дворян, блестящий лингвист Доливо-Добровольский [6]. Комиссаром факультета стал заведующий отделом НКИДа [7] Владимир Цукерман. (Он был расстрелян 16 декабря 1937 года вместе с послом [8] Караханом и секретарем ЦИКа Енукидзе.) На открытие факультета мы собрались в большом зале академии — около семидесяти слушателей, половина военных и половина гражданских из НКИДа. К нам обратился начальник академии генерал Снесарев [9], который большую часть своей сорокалетней службы в армии провел на Востоке как офицер Генерального штаба. Этот ветеран с воодушевлением очертил нам задачи работы в приграничных странах Среднего Востока [10], где встречаются Российская [11] и Британская империи. “Я прочту вам, — сказал он, — курс военной географии Синьцзяна, Тибета, Памира, Северо-Западной Индии [12], Белуджистана [13], Афганистана и Персии [14], по чьим дорогам я не раз прошел пешком. Я жил в этих странах среди местных жителей и говорил на их родном языке. Я научу вас всему, что вы должны знать об этих странах как офицеры Генерального штаба и дипломаты. [15] Со времен Петра Великого Россия неуклонно продвигалась к теплым морям и Индийскому океану. И на пути у русских всегда стояли англичане. В 1716 году Петр Великий направил войска под командованием князя Черкасского в Бухару и Хиву, надеясь проложить путь в Индию, но эта попытка не увенчалась успехом. Император Павел I в январе 1801 года приказал атаману донских казаков Орлову пересечь границу и напасть на англичан. Больше месяца в суровую зиму двадцать пять тысяч казаков совершали марш вместе с артиллерией. Они пересекли Волгу и углубились в Туркестанские степи, когда Павел был убит в Санкт-Петербурге в результате заговора, одним из инициаторов которого был британский посол при императорском дворе. Новый император Александр [16] немедленно отозвал экспедицию. В XIX веке путь к Персидскому заливу и теплым морям, имеющий для нас большое значение, снова постоянно преграждали англичане. Чтобы открыть этот путь, мы вели несколько войн в Персии и Центральной Азии, но за нашими противниками всегда стояла Британская империя. Точно так же Британия старалась лишить нас плодов наших побед на Балканах [17]. Вы спросите меня, почему я говорю вам все это, когда советская революция отбросила идею империализма. Это верно, что Советская Республика не имеет империалистических целей. Цель советской революции в мировом масштабе — освободить угнетенные народы от империалистической эксплуатации, и особенно принести свободу народам Востока. Но самым серьезным препятствием на этом пути остается британский империализм. Если мы хотим принести свободу народам Азии, мы должны подорвать власть британского империализма. Он по-прежнему остается смертельным врагом этих народов, так же как и нашим врагом. В этом заключается ваша задача, и вы должны учиться на нашем опыте, как ее решать. Я лично рассмотрел результаты вступительных экзаменов каждого из вас, и я уверен, что мы отобрали лучших. С одной стороны, мы отобрали тех, кто сможет нести двойную нагрузку, совмещая учебу в военной академии [18] с учебой на восточном факультете [19], с другой стороны, мы сделали такой же тщательный отбор в НКИДе. Отныне Генеральный штаб и Комиссариат иностранных дел будут внимательно следить за вашей учебой и решать, как вас лучше в дальнейшем использовать”. Пока Снесарев выступал, я рассматривал своих коллег-студентов. Большинство были молоды и уверены в своих силах. Предсказания генерала Снесарева новым слушателям в значительной мере сбылись. Учеба одновременно по двум программам некоторым оказалась не по силам, и они оставили факультет, чтобы успевать в академии, но каждый год новых слушателей набирали тем же порядком. Многие из этого первого набора достигли высокого положения как советские дипломаты или военачальники. Пять лет спустя, когда я завершал свою работу в Персии в качестве Генерального консула, более трех четвертей советского дипломатического корпуса в странах Ближнего и Среднего Востока, а также Китая и Японии составляли выпускники восточного факультета. И такое положение сохранялось еще много лет. Среди тех, кто присутствовал на открытии факультета, были будущие послы: Пастухов — в Персии и Славуцкий — в Японии; посланник в Саудовской Аравии [20] Хакимов [21], Генеральные консулы Шарманов, Саркисбеков, Кассис, Батманов, Заславский, Мамаев [22], Мельзер, Левицкий и другие; а также немало молодых [будущих] генералов [23], которые потом служили советниками у Чан Кайши [24] и военными атташе в странах Азии» [25]. За 20 лет своего существования Восточный / Специальный факультет Военной академии РККА им. М.В. Фрунзе прошел эволюцию от факультатива по подготовке командиров РККА и дипломатических работников (военные атташаты, Иностранный отдел ГПУ [26], НКИД) со знанием восточных языков до факультета, способного готовить военных разведчиков на всех требуемых направлениях. Из его стен вышли более 600 выпускников, без которых невозможно было бы существование отечественной разведки советского времени и становление современной российской военной разведки. [27] Примечания: [1] С назначением в 1921 г. начальником Академии Генерального Штаба РККА М.Н. Тухачевского она была переименована в Военную академию РККА, а в ноябре 1925 г. Академии было присвоено имя М.В. Фрунзе. Нельзя путать с Академией Генерального Штаба РККА, созданной в 1936 г. на основе оперативного факультета Военной академии РККА им. М.В. Фрунзе. [2] Бармин, Александр Григорьевич (1899–1987), разведчик, комбриг. Занимал высокие дипломатические посты, в том числе генерального консула в Реште (Персия). С 1935 г. — 1-й секретарь полпредства в Афганистане. Позже переведен во Францию, где был резидентом Разведывательного управления Штаба РККА. В июле 1937 г. скрылся и обратился к правительству Франции с просьбой предоставить политическое убежище. Выступал в печати со статьями, разоблачающими политику И.В. Сталина. В 1940 г. переехал в США. Во время 2-й мировой войны служил в армии США рядовым. Был женат на внучке президента США Т. Рузвельта. С 1953 г. — заведующий отделом русской службы радиостанции «Голос Америки». (По материалам кн.: Залесский К.А. Империя Сталина: Биографический энциклопедический словарь. М., 2000, с. 46). [3] «Специальным факультетом восточных языков» это учреждение никогда не называлось. До 1925 г. оно называлось попеременно «восточное отделение» или «восточный отдел», в 1925–1937 гг. — «Восточный факультет», с 1937 г. — «Специальный факультет». (Прим. П.Г.). [4] Также — хиндустани, или урду. В то время более распространенным названием было «индустани». (Прим. П.Г.). [5] Арабский язык преподавался как вспомогательный для изучавших персидский или турецкий языки. (Прим. П.Г.). [6] Доливо-Добровольский, Борис Иосифович (Осипович) (1873 – ?) — военный-ученый. Окончил Морской кадетский корпус (1893). Служил на Черноморском флоте. Во время Первой мировой войны — в Морском Генеральном Штабе. В 1918 г. — председатель русско-германской комиссии по морским вопросам, в 1919 г. — лектор военно-морского дела на курсах военной разведки при Наркомате морских дел. С 1920 г. — в Академии Генштаба РККА, в т.ч. начальник восточного отдела с 1 августа 1921 г. по 9 августа 1923 г. С 1923 г. — начальник кафедры иностранных языков Военной академии РККА. Автор военно-теоретических трудов. (Прим. П.Г.). [7] НКИД — Народный Комиссариат Иностранных Дел. (Прим. П.Г.). [8] Должность посла в РСФСР и СССР до 1941 г. называлась «полномочный представитель», «полпред». (Прим. П.Г.). [9] Снесарев, Андрей Евгеньевич (1865-1937) — военачальник, разведчик-ученый. Окончил математический факультет Московского университета и Московскую консерваторию (1888), Московское пехотное училище (1890), Николаевскую Академию Генерального Штаба(1899). С 1904 г. — при Генеральном Штабе, преподаватель военной географии в военных училищах. Участник Первой мировой и Гражданской войн. В РККА с 1918 г. В 1919-1921 гг. — начальник Академии Генерального Штаба РККА, в 1921-1930 гг. — ректор и профессор Московского института востоковедения, профессор военных академий. Автор трудов по военной географии и статистике. (Прим. П.Г.). [10] То есть Афганистан и современный Иран. (Прим. П.Г.). [11] То есть СССР. (Прим. П.Г.). [12] То есть современный Пакистан. (Прим. П.Г.). [13] Белуджистан — географическая область, расположенная на территории современных Ирана и Пакистана. (Прим. П.Г.). [14] Персия — название Ирана до 1935 г. (Прим. П.Г.). [15] На восточном отделении с самого начала готовили также специалистов по Китаю и Японии. (Прим. П.Г.). [16] То есть Александр I. (Прим. П.Г.). [17] Речь идет о Русско-Турецкой войне 1877-1878 гг. (Прим. П.Г.). [18] То есть на Основном факультете. (Прим. П.Г.). [19] Здесь Бармин снова допускает анахронизм. (Прим. П.Г.). [20] В 1927-1932 гг. — Хиджаз, Неджд и присоединенные территории. [21] В оригинале опечатка — Хаимов. В действительности Карим Абдрауфович Хакимов не был слушателем восточного отделения и, вероятно, присутствовал на открытии отделения в качестве гостя. (Прим. П.Г.). [22] Мамаев, Иван Кириллович (1895-1937) — разведчик; выпускник и преподаватель Восточного факультета. (Прим. П.Г.). [23] То есть военачальников. Здесь слово «генералов» — анахронизм из-за авторской вольности, так как генеральские звания были введены в РККА в 1940 г. (Прим. П.Г.). [24] Чан Кайши (1887-1975) — лидер китайских националистов (партия Гоминьдан), находившихся у власти в Китае в 1927-1949 гг., а с 1949 г. — на острове Тайвань. (Прим. П.Г.). [25] Бармин А.Г. Соколы Троцкого. М., 1997, с. 102-104. [26] Название советской политической разведки в то время. [27] Густерин П.В. Восточный факультет Военной академии РККА им. М.В. Фрунзе. Саарбрюккен, 2014, с. 85.

посмотреть на Военное обозрение