Добро пожаловать в новый мир. Реплика Федора Лукьянова

Вести

Здравствуйте. В кинотеатрах и в Интернете появился американский фильм "Интервью" — комедия о северокорейском лидере Ким Чен Ыне. Каковы бы ни были художественные достоинства, а картина едва ли пополнит сокровищницу мирового кинематографа, внимание к ней привлечено первостатейное. Пхеньян расценил показ фильма как акт войны, пригрозил за это страшными карами, а затем неизвестные совершили показательную кибератаку на сервер производителя – компании Sony Pictures.
Американские официальные лица, в том числе, и на высшем уровне, пообещали достойный ответ, и по странному совпадению буквально сразу после этого в КНДР полностью отключился Интернет. Северная Корея, в свою очередь, оставила за собой право ответить, но снизила накал риторики, а фильм, который в Америке вначале решили попридержать, выпустили на экраны под лозунгом "Нас не запугаешь".
Эта отчасти детективная, отчасти фарсовая история не просто венчает 2014 год – самый драматический и судьбоносный в мировой политике за четверть века. Она наглядно демонстрирует, насколько более многообразными стали формы межгосударственного противостояния.
Уходящий год можно использовать как пособие для обучения специалистов-международников в курсе о том, что такое сила в современном мире. Традиционно, главным видом ее считалась сила военная – царица конфликта, аргумент последний, но, как правило, главный. После холодной войны идейная и политическая эйфория победителей с одной стороны, и очередной технологический рывок – с другой, привели к изменению дискуссии о силе. Стало модным рассуждать о том, что "железки" уже не играют прежней роли, а все решается в поле экономики и так называемой "мягкой силы", то есть, способности добиваться своего не принуждением, а убеждением и силой примера.
XXI век реабилитировал войну – она никуда не делась из арсенала крупных держав. Более того, сфера ее применения расширилась. Прежде вооруженный конфликт был все-таки, прежде всего, связан с национальной безопасностью. Теперь – после изобретения понятия "гуманитарной интервенции" и размывания незыблемости суверенитета – военную силу все чаще используют для решения текущих политических задач не первоочередной важности. Скажем, в классические времена едва ли кому-то пришло бы в голову снаряжать экспедицию самого мощного в истории военного альянса для смены режима в Ливии – страны периферийной и малозначительной.
События 2014 года напомнили, насколько критически важна военная составляющая мировой политики – будь то конфликт на Украине или распадающийся Ближний Восток.
Впрочем, сторонники точки зрения, что военная сила уж не та, что прежде, тоже правы. Наличие даже самых продвинутых арсеналов не служит гарантией успеха в конфликте. Операции США в Ираке и Афганистане – наглядное тому подтверждение. И одной лишь боеспособности недостаточно, чтобы зафиксировать высокое место в международной иерархии. Даже наличие ядерного оружия сегодня скорее гарантия собственной неприкосновенности, а не привилегированного положения среди других держав.
Экономика выходит на первый план, и 2014 год показал пример полномасштабной санкционной экономической войны. Пожалуй, впервые с первой половины ХХ века санкции в столь концентрированном виде применяются против государства такого калибра. И экономические возможности ярче, чем когда-либо, выступают ограничителем политических, даже если военный потенциал на высоте.
Кризис на Украине подтвердил значимость "мягкой силы" – политических приемов воздействия, эффект от которых куда мощнее, чем военное давление. Пресловутые пирожки, которые раздавала на Майдане Виктория Нуланд, открыто поддерживая тем самым антиправительственные выступления в суверенной стране, в категориях силы не менее откровенное ее применение, чем отправка солдат. Результат, кстати, говорит сам за себя.
Кибервойна, разгоревшаяся из-за фильма про северокорейского вождя, добавила в картину года недостающее звено — противостояние в виртуальной реальности. Здесь нет границ, территорий, суверенитетов, все зыбко, но задачи те же – нанести ущерб противнику и подавить его. Последствия, кстати, могут быть даже более разрушительными. Ведь обычная война регламентируется хоть какими-то законами, а в кибервойнах правил нет. Добро пожаловать в прекрасный новый мир.
До свидания.

посмотреть на Вести