Ложь в законе

The Kiev Times

«Конституцією витерли ноги. Шантажем та нехтуванням закону протиснув рішення, яке ми будемо розхлібувати багато років», — написал в своем блоге депутат Сергей Лещенко после голосования за закон про РНБО 25 декабря. Как ни странно, ни одно «честное» украинское СМИ не назвало этот закон диктаторским.

В ответ на проявленный мною интерес к теме «диктаторских законов» от 16 января получил письмо от давнего знакомого, украинского националиста. Он знал меня давно и начал письмо с того, что ему не хотелось бы верить в то, что я мог кому-то продаться. Напомнил мне, как я за право быть свободным прошел через сухую голодовку и реанимацию. В тюрьме нет ничего страшного, страшнее оставаться заключенным на свободе, живя в казематах своих иллюзий. Я не смогу дать понятный ему ответ, почему я сегодня выступаю в защиту тех, кто отзывает свой голос из законопроектов, названых в СМИ диктаторскими. Это оппоненты расценивают, как подтверждение того, что законов стоит стыдиться. Может им просто страшно.

Отзыв голоса — это лишь подтверждение сломленной воли людей. Жаль, что в их руки избиратель дал мандат. Может избирателям и вправду стоит стыдиться, что выбрали в парламент таких приспособленцев, а не борцов. Но это не дает права кому-то делить народный мандат на первый и второй сорт. Проблема парламентаризма в том, что в нем всегда будут депутаты, работающие по принципу «власти надо «да, депутат ответил «да». Депутаты, отзывающие подписи, скорее всего, не читали законы ни тогда, ни теперь. Каждый выбирает сам — действовать по принципу Святой инквизиции, наслаждаясь унижениями сломленного до покаяния еретика или жить по нормам человеколюбия.

Парадокс ситуации заключается в том, что один из законов касался ответственности за распространение клеветы. Неудивительно, что теперь ложь постаралась его погубить. По закону разбирать, что считать ложью, должно было судебное заседание в присутствии обвинения и защиты. Аргумент против аргумента. Депутаты установили лишь меру ответственности за материалы клеветнического характера. Стране нужна была, да и сейчас нужна, судебная реформа. Нужно забрать суды из-под контроля власти, чтоб их решения были независимыми. Но заявлять на всех трибунах, что ответственность за клевету каким-то образом ущемляет права человека на получение информации — клевета, на основе которой созданы ярлыки. Мне до сих пор непонятен термин «общеизвестно». Кем, где? Я понимаю аксиомы в геометрии, они общеизвестны, пока никто аргументированно не пытается их оспорить. Общеизвестно, что у треугольника три угла, а иначе он будет квадратом или многоугольником. Подмена понятий — фундамент, на котором строится ложь. Коме лозунгов, я не видел до сих пор ни одного анализа. Например, каким пунктам Всеобщей декларации прав человека противоречат нормы закона «О клевете»? Свобода слова не дает гарантий беспрепятственного распространения клеветы. В Англии за публикацию одной лишь клеветнической статьи навсегда лишают права на профессию.

Тем более, политики и продажные журналисты обманывают нас с вами постоянно. Сколько обвинений прозвучало в эфирах всяких политических шоу? И что, кто-то ответил хотя бы по одному из них? Конъюнктура меняется, и те, кто вчера кидал друг в друга обвинениями, все забыли и вместе уже поливают кого-то третьего. А все эти помои в итоге остаются лишь на ушах зрителей. Будь в стране ответственность за клевету, трижды подумал бы автор лжи, хватит ли ему гонорара на судебные издержки по иску. Современный лозунг в политике: «Чем больше лжи, тем больше доверия электората!»

У депутатов была возможность принимать законы, чтобы сделать страну нормальной. Сегодня те, кто пришел им на смену, продолжают тот же курс болтологии. Завтра их будут люстрировать и поносить. Надежду на улучшение жизни не дает бесконечное сведение счетов новой власти с предшественниками. Как ни крути, законы о мере ответственности за противоправные действия нельзя назвать диктатурой. Не отделив борца от лжеца законом, нам не удастся построить правовое общество. Бесконечно мы будем жить в стране обманутых вкладчиков, и править будет нами самый подлый клеветник. Доброе имя на наших глазах перестает быть таковым, когда любой проходимец может безнаказанно его опорочить.

Я хочу жить в правовой стране.

Клевета и ложь сеют ненависть и раздор между людьми. Почитание ветеранов Красной армии на востоке Украины, как и почитание воинов УПА на западе, не будет разделять людей, если вруны перестанут разделять из преднамеренно. Не получится построить прочный дом на гнилом фундаменте. Законы, осуждающие клевету, защищают правду, и только патологическим врунам выгодно их опорочить и назвать «диктаторскими».

Люди, выходя на Майдан, хотели менять страну, а в итоге пересортировали задницы. Я не нашел и десяти отличий между списками блоков. Был когда-то давно блок «За еду», и большинство политиков из той еще кормушки. Без логотипа не отличить одних кандидатов от других. В том, как они наперебой заливали о своей исключительности, слышалась общая фонограмма. Все программы кандидатов можно свести к одному: «Мой оппонент гад, и только я, весь в белом, накажу, пересажаю».

Благодаря тому, что ложь стала политической нормой, народ выбрал не строителей новой жизни, а палачей старых обидчиков. Может, настало время уже начать жить, а не мстить своей жизнью, принося себя в жертву прошлому? Давайте смотреть на законы с точки зрения их содержания, а не с оглядкой на того, кто их принимал. Нужную норму оставить, вредную — упразднить. Без ярлыков и популизма.

Не захотели права на защиту правды — получайте диктатуру клеветы!

посмотреть на The Kiev Times